Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-1: В поисках силы. Содержание - ГЛАВА 4

Кол-во голосов: 0

Не тратя даром времени. Люк вытянул руки перед собой, коснулся висков Виджа, пробежал кончиками пальцев по голове, снимая ментальную пробу поверхностного состояния его рассудка, забираясь постепенно все глубже, к той удивительной заветной шишке-фишке, расположенной на периферии мышления"

Однако, когда Люк коснулся ее — с осторожностью и уважением, припоминая свой первый опыт, — ничего не произошло. Вероятно, Видж даже не почувствовал. Люк надавил посильнее, однако это было все равно что давить на спусковую кнопку незаряженного бластера.

— Ну как? — осторожно спросил Видж, словно трезвый клиент под ножницами пьяного парикмахера. — Ты что там делаешь?

Люк улыбнулся:

— Совершенствую свою теорию. Мы совершили гигантский скачок в деле основания нового Ордена.

ГЛАВА 4

Хорошо, хоть корабль не взорвался.

Эта мысль первой пришла в голову Хэну Соло, как только вместе с болью начало возвращаться сознание. Он заморгал, прислушиваясь к шипению атмосферы, уходящей сквозь повреждения в обшивке «Сокола». Непостижимым образом им удалось уцелеть после того, как корабль врезался в землю. Как же называется планета, на которую они совершили посадку? Кессел!

Наконец с усилием открыв глаза, он увидел пятна на панели управления. Кровь. Нога ныла так, будто ее проткнули раскаленным вертелом; на языке ощущался острый вкус железа. Кашлянув, он обнаружил, что еще больше забрызгал кровью панель управления. Тут он вспомнил, что не успел пристегнуться перед падением. Впрочем, что там пристегнуться! — хорошо, хоть вовремя убрался с места стрелка.

Оставалось только надеяться на то, что Чубакке удалось выйти из этой передряги с меньшими потерями. Поворачивая голову, Хэн почувствовал себя так, будто в спину ему всадили заряд стеклянной дроби. В кресле второго пилота лежал бездвижный вуки: шерсть на волосатом брюхе слиплась в крови.

— Чуви, друг! — прохрипел он. — Как ты, в порядке?

До слуха Хэна донесся звучный хлопок плазменного взрывателя; затем кто-то завозился по правому борту с лазерным резаком. Остатки воздуха в «Соколе» улетучились в разреженную атмосферу Кессела.

— Здорово, — пробормотал Хэн. Мало того что у него переломаны ребра, теперь еще и дышать нечем.

Тяжелые торопливые шаги раскатились по верхней палубе. Хэн попытался вытащить бластер, чтобы свалить напоследок хоть несколько противников, но смог лишь поднять глаза, ожидая увидеть перед собой стройную колонну гвардейцев в белых бронекостюмах. Именно так и должен был закончиться такой дрянной день.

Оказалось, что у проникших на борт корабля в смысле экипировки полнейший винегрет вооружения: отчасти что-то в ней было позаимствовано из формы тюремных охранников, что-то из экипировки гвардейцев. Откуда могло взяться это разношерстное воинство? — озадаченно размышлял Хэн. Однако его разум уже свыкся с вещами, невозможными в природе. Чтобы «сид»-истребитель и крестокрыл летели борт о борт — да еще против него? Это ли не нонсенс?

Проникшая на борт «Сокола» компания была в кислородных масках, позволявших дышать в атмосфере Кессела. Придушенными голосами они выкрикивали друг другу приказания.

Один из них, с виду сущее пугало, с немыслимо вытянутой шеей и невероятно длинными руками, вскарабкался на капитанский мостик. Хэн почувствовал, что определенно он уже где-то видел этого типа, не мог только припомнить его имени.

Нарукавники у пугала были явно позаимствованы из Императорской. тюрьмы, меж тем, как на боку болтался модифицированный двуствольный бластер, ношение которого на большинстве планет системы считалось незаконным. Пугало остановило свои широко расставленные ледяные глаза на Хэне.

— С-с-соло! — прошипело пугало. Несмотря на то что кислородная маска скрывала нижнюю часть лица, Хэн с уверенностью мог утверждать, что пугало ухмыльнулось во всю ширину пасти. — Теперь ты пожалеешь, что уцелел после посадки.

И тут в проблеске памяти имя пугала открылось Хэну. Скинкснекс. Вот оно что! Но ведь этот Скинкснекс был приговорен к пожизненному заточению в Императорской Исправительной колонии, только чудом избежав смертного приговора. Вопрос уже готов был соскочить с языка, когда железный кулак Скинкснекса опустился на голову Хэна, отправляя его в продолжительное путешествие по мирам бессознательного Кессел. Спайсы. Сражаясь с кошмарами, он мало-помалу приходил в себя.

Хэн никогда не скрывал своей гордости, говоря о том рекордно коротком сроке, в который «Соколу» удалось однажды достичь Кесселла. Однако он редко касался в своих рассказах того обстоятельства, что тайник под верхней палубой был битком набит специями и он, Хэн, удирал от патрульных кораблей Имперской таможни.

Хэн получил груз, как обычно, от Моруса Дула, ящероподобного существа, снимавшего сливки с продажи специй на черном рынке, благополучно минуя имперскую систему налогообложения. Дул занимал какой-то чиновничий пост в гигантском тюремно-промышленном комплексе Империи, из которого вышел почти весь трудолюбивый и неугомонный класс контрабандистов. Империя держала строгий контроль над производством спайсов, однако Дулу удалось организовать собственную лавчонку для сбыта товара налево. Хэн Соло с Чубаккой работали у него в качестве бригады дальнобойщиков, пронося товар под бдительным недреманным оком патрульной службы и распределяя его по каналам, контролируемым гангстерами вроде Джаббы Хатта.

Однако Морус Дул имел дурную привычку обдирать и всячески надувать своих сотрудников, пока в конце концов не решал, что срубит больший барыш, сдав их властям, Хэну, конечно, никогда бы не удалось этого доказать, но он сильно подозревал, что сам Дул и науськал патрульные корабли на «Сокола», едва успевшего взлететь с Кессела, так как только Дул располагал точными координатами того места, где Хэн планировал войти в гиперпространство.

Хэн был вынужден сбросить груз глиттерстима в тот момент, когда таможенники уже собирались взять его на абордаж. Когда позднее он попытался вернуться за плывущим в космосе грузом, имперцы снова его засекли. Во время погони он каким-то чудом умудрился не стать жертвой гравитационного поля Черной Прорвы, хотя все навигационные карты показывали, что подойти так близко к этому скоплению черных дыр и уцелеть — вещь несбыточная. Один из таможенных кораблей так и пропал в водовороте раскаленных газов, навечно канув в бездонную зыбь. Однако «Соколу» удалось прорваться в гиперпространство и вылететь невредимым.

Временно, впрочем. Груз специй, так и не доставленный по назначению, оценивался а 12400 имперок, и Джабба Хатт заплатил за него вперед чистоганом. Джаббу, естественно, не мог обрадовать такой поворот событий…

Вспомнить только эти несколько месяцев, проведенных замороженным в углероде, в состоянии полной неподвижности, подвешенным на стенке у Джаббы,дрожь пробирала. Холод и слепота вновь начинали овладевать им при одной только мысли об этой пытке".

— Прекратите тепловые конвульсии, — распорядился дребезжащий металлический голос. Похожие звуки издает плазменный резак, вклиниваясь в камень. — Температура в медицинском центре была снижена в целях минимизации негативных последствий хирургического вмешательства в метаболические процессы вашего организма.

Открыв глаза, Хэн увидел перед собой вытянутую, точно встречная пуля, металлическую физиономию медицинского дройда. Металл его корпуса изначально был главным образом зеленым, не считая черного козырька над оптическими сенсорами. Сегментированные металлические руки были вытянуты вперед — дройд перебирал на подносе допотопный хирургический инструментарий, весьма замысловатый и умело заточенный.

— Я тюремный меддройд, — сообщило это существо. — Я не запрограммирован на анестетики и прочие приятные излишества. Оказывая сопротивление, вы только усугубите болезненность предстоящей операции.

Хэн закатил глаза. Какое убожество! Куда он попал? Здесь не гуляло и эхо традиционных меддройдов, запрограммированных на то, чтобы создать пациенту максимальный комфорт.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru