Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-1: В поисках силы. Содержание - ГЛАВА 2

Кол-во голосов: 0

Со сгоревшей антенной передатчика Хэн не мог ни отправить сигнал бедствия, ни попытаться умаслить коварного капитана крестокрыла. Он даже сдаться не мог! Поговорить об условиях капитуляции — Чуви, как ты думаешь…

Дальнейшие слова застряли у Хэна в горле, а челюсть едва не хлопнула по коленям. Как только они облетели планету. Соло обнаружил, что с луны, где прежде размещался Имперский гарнизон, волна за волной взмывают все новые истребители, воздвигая перед «Соколом» защитный занавес, сквозь который никогда уже не прорваться.

Он видел тысячи кораблей всех мыслимых форм и конфигураций — от трофейных шаттлов до старых пассажирских лайнеров. Второй «сид» поспешил примкнуть к своим. Вражеская армада тут же открыла беспорядочную пальбу, слившись в неотчетливое пятно турболазерных вспышек — со стороны все это напоминало затейливый, но опасный фейерверк. Флот Кессела, чем и являлся на деле весь этот разношерстный сброд, располагал неплохим оружием, в чем Хэн тут же смог убедиться по показаниям приборов.

Атакующий крестокрыл нанес очередной подлый удар в спину. Прямое попадание! Корабль вздрогнул.

«Сокол» выстрелил боковыми дюзами, разворачиваясь, — Чубакка пытался уйти от ураганного огня наступающей орды кораблей. Хэн в этот момент послал целую очередь и с удовлетворением заметил вспыхнувший реактор на маленьком истребителе, носившем звучное название «Головорез Z-95». Подбитый «Головорез» отвалил от атакующей флотилии и с ревом пропал в облаках Кессела. Хэн надеялся, что этому мягкая посадка уж точно не светит.

Сообразив наконец, что вести огонь по превосходящим силам противника бесполезно. Соло оторвался от рычагов, отключил питание боевых батарей и метнулся в рубку управления глянуть, чем там занимается бедолага Чуви.

И тут Соло глубоко пожалел, что попытался огрызаться на вражескую армаду. На жалкие выстрелы «Сокола» противник откликнулся шквалом огня. Да тут еще и крестокрыл врубил лазеры на полную катушку, выискивая бреши в защите «Со» кола". Через пару мгновений корабль Хэна выскользнул из мясорубки, полностью лишившись защитных экранов. Чубакка бултыхал судно из стороны в сторону, тщетно пытаясь улизнуть.

Хэн оказался в кресле второго пилота как раз вовремя — погасли индикаторы передних экранов. Теперь уже кораблю нечем прикрываться — ни спереди, ни сзади.

Новый удар потряс броню «Сокола», и Хэн врезался грудью в панель управления.

— На подходе главные силы противника. Еще залп — и мы превратимся в космический фарш. Уходим в атмосферу.

Чубакка попытался было возразить, однако Хэн перехватил штурвал и направил корабль вниз, навстречу Кесселу.

— Ну, мягкой нам всем посадки. Береги шкуру, приятель!

Встревоженный рой атакующих кораблей вихрем закружился в пространстве, когда «Сокол» растворился в белесом тумане. Хэн инстинктивно вцепился в кресло пилота, как только корабль распорол тяжелую вату облаков. Сотни ледяных струй завизжали на все голоса, ворвавшись в трещины разбитой брони: воздух стал просачиваться наружу. Проклятие! Судно оказалось разгерметизированным после потасовки на орбите. Если верить приборам на панели управления и смраду, доносившемуся из кормовых отсеков, маневренные возможности корабля явно исчерпаны. По стонам из соседнего кресла Хэн понял, что вуки тоже верно оценил обстановку.

— Нет, ты только подумай, Чуви! Если мы посадим нашу жестянку целой и невредимой, то прослывем настоящими асами! Вся галактика будет ставить нас в пример! — Выпалив эту тираду, Хэн убедился на собственном опыте, что юмор в определенной ситуации может вязнуть на зубах. Про себя же он подумал, что засвидетельствовать свое личное почтение Кесселу, похоже, так и не удастся.

«Сокол» уверенно снижался. Точнее сказать, неудержимо падал. При этом Хэн и Чубакка старались, по возможности, сохранить умеренную скорость падения, чтобы не сгореть в разреженной атмосфере.

Тем временем основные оборонительные силы Кессела уже собирались на орбите, готовясь к посадке. Какой-то корабль без опознавательных знаков, с гладкими, обтекаемыми формами, попытался пристроиться «Соколу» в хвост. Хэн, особо не напрягаясь, определил, что это перехватчик.

Чубакка засек врага первым. Перехватчик — совершенство аэродинамики — скользил в атмосфере, точно лезвие плазменного резака. Перегрев обшивки ему явно не грозил. Вражеский корабль с хирургической точностью ковырял лучами турболазеров маневровые дюзы «Сокола», окончательно выводя их из строя.

— Да ведь мы и так уже сбиты! — взвыл Хэн. — Чего же им еще надо?

Однако он и сам прекрасно знал, что от них не отстанут, пока «Сокол» не рухнет на поверхность планеты грудой металлолома, — участь, уготованная всем кораблям оккупантов.

Впрочем, для такого финала «Соколу» вряд ли требовалась посторонняя помощь.

Когда, пробив верхние слои атмосферы, «Сокол» заскользил по направлению к земле, оказалось, что они летят как раз над одной из гигантских фабрик по производству воздуха. Грандиозные моторы фабрики катализировали скальную породу и гнали по исполинским трубам циклоны газовой смеси, пригодной для дыхания.

Перехватчик дал еще один залп по «Соколу», после которого и без того ничтожные шансы на благополучную посадку сократились до минимума. Морду Чубакки исказила хмурая гримаса. Оскал клыков свидетельствовал, до какой степени вуки небезразличен вопрос выживания.

— Чуви, иди вплотную к тому столбу газа, — вдруг оживился Хэн. — Есть идея. — Чубакка зарычал, однако Хэн тут же осадил его: — Не вздумай в такой момент ерепениться, приятель!

Когда перехватчик пытался обойти их с фланга, Хэн круто свернул прямиком в гигантский столб воздуха, вздымавшийся в небо. Вражеский корабль рванул следом — и вот тут хитроумный маневр Хэна сработал: увильнув в последнее мгновение, он загнал противника в самое нутро ревущего смерча.

Стойка элерона накрылась сразу, и перехватчик завертелся, как опавший лист на ветру. Остальные детали аэродинамической оснастки разнесло вдребезги, когда пилот тщетно попытался вырваться из опасной зоны. Торжествующий вопль Хэна стал достойным сопровождением к яркой картине тонущего в пламени корабля.

И тут поверхность Кессела понеслась им навстречу гигантским молотом.

Хэн сражался с пультом управления:

— Ничего-ничего, у нас еще остался шанс на мягкую посадку— Нас выручит-. Сейчас нас выручит… черт подери, Чубакка, почему не работает система новых репульсоров? Я же лично проверял их перед стартом!

Чубакка прорычал некую фразу, видимо советуя поторопиться.

Сквозь нарастающий вой ветра в щелях пробитой обшивки, пытаясь хоть как-то повлиять на ситуацию, Хэн завопил:

— Так что, Чуви? Какие там у тебя были соображения?

Но Чубакка уже не нашел времени ответить — корабль врезался в бугристый жесткий грунт Кессела.

ГЛАВА 2

Башни Императорского Дворца уходили в небо, вздымаясь над сумрачной поверхностью Корусканта. Город был заложен тысячу поколений назад, и краеугольные камни его кладки были ровесниками Старой Республики. На протяжении многих тысячелетий все более и более высокие здания воздвигались поверх древних руин…

Люк Скайвокер вышел на платформу для шаттлов, выступавшую из устрашающего монолитного лика бывшего Императорского Дворца. Порывы ветра трепали одежду, развевая отброшенный на спину капюшон плаща.

Глядя в небо, он думал о том, как тонок слой атмосферы, отделявший Корускант от холодного космического пространства. Разбитые корабли — свидетели грозных сражений — еще кружили по случайным орбитам.

Высоко над главами башен коршунами зависли в небе совонетопыри, паря на восходящих потоках. Люк проследил взглядом за одним из нетопырей, который медленными кругами спустился в темную расщелину между древними зданиями, а потом вдруг стремительно набрал высоту, унося в когтях что-то мокрое и продолговатое, видимо гранитного слизня.

Люк коротал время, используя технику медитации Джедаев, чтобы угасить внутреннее возбуждение. Юношей он был непоседлив, нетерпелив, полон сомнений и неуверенности в собственных возможностях. Но Йода среди множества других вещей научил его и терпению. Истинный Рыцарь Джедай — это тот, кто умеет ждать.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru