Пользовательский поиск

Книга Приговоренные к войне. Содержание - Глава триднадцатая Одним миром мазаны…

Кол-во голосов: 0

Когда это произошло со мной – я опешил настолько, что сначала напрягся до хруста в затылке. Но, сразу же ощутив мягкость ладоней и тепло вместо угрозы – безвольно обмяк, боясь поверить в свою догадку…

– Только не говори, что… это… ты… – пробормотал я. – Я не смогу…

– А если… всё-таки… скажу? – возник парализующий мысли шёпот у самого уха.

– Я не смогу… в это поверить…

– Я подожду… столько, сколько нужно… лишь бы хватило жизни…

Больше у неё ни на что не хватило терпения.

Скользнув у меня под мышкой, она возникла перед глазами, как маленькая фея, явившаяся исполнять потаённые желания. И тогда я выдохнул.

– Амри-и-и-и-и…

Она показалась мне ещё меньшей, чем была – чуть выше моего плеча. Смотрела снизу вверх, маскируя волнение ироничной улыбкой.

Мне на мгновение показалось, что я опять начал жизнь с чистого листа, провалившись во вчера. С той поры пролетела уйма веков. С той поры я потерял двух настоящих друзей, двух боевых побратимов. С той поры как… я увидел ЭТИ ГЛАЗА… там, в простреливаемом насквозь коридоре Узлового терминала…

И вот – опять.

Я глядел в Неё. В эту женщину-ребёнка… И знал её имя. И знал, что на мой язык это переводится как угодно здорово: Судьба, Половинка и, может, как-то ещё. Я смотрел на неё, на всё такую же принцессу из дальних, пыльных от осевшего осадка времени стран. И опять её глаза плыли над моим миром. Восходили на небосвод всё тем же невозможным двойным серо-голубым солнцем, дарили не жар, а прохладу, и уплывали за горизонт. Восходили. Дарили. Заходили. Снова и снова. Эти благостные циклы перемежались чёрными неощутимыми вспышками – я моргал! И снова и снова восходило двойное солнце…

Мне показалось, что я сошёл с ума! Что я по знакомству помещён в элитную специализированную клинику. И в моей палате – полный комплект известнейших людей. Был здесь непременный Наполеон – невысокий мужичок в треуголке и с амбициозным взглядом, так и выпрыгивавшим из глазниц вместе с глазными яблоками. Был Георгий Константинович Жуков, один к одному как на давних фотографиях – суровый лик победителя фашизма, облачённого в кожаный реглан. Да и кого тут только не было! Они мелькали каждый день перед глазами, словно самим своим видом – чем не гениальная задумка докторов?! – говорили: ты же болен, дружище! Они убеждали меня в минуты депрессии: так не бывает, чтобы все сразу и все рядом с тобой. Они смотрели на меня, словно вопрошали: а сам-то ты кто? А. А. Дымов? Подполковник российского спецназа? Ну-ну… Мог бы придумать чего и попроще, меньше было бы хлопот, чтобы правдоподобно «косить».

Теперь вот – к обитателям моей палаты добавилась и Амрина! Моя больше жизни любимая инопланетянка… И успокоить меня, пожалуй, в этот момент могла только щедрая доза транквилизатора да смирительная рубашка.

…Когда ко мне вернулась способность трезво мыслить, я стал замечать и перемены, произошедшие с моей любимой. Тёмные волосы её стали вдвое длиннее, падая локонами ниже плеч. В толще их померещились седые проблески и целые серебристые пряди. Белый тонкий шрам слева на шее. Глубокая морщина, перечеркнувшая лоб. И только губы, шевелящиеся двумя лепестками возбуждающего диковинного цветка, не изменились ничуть. Я прилип к ним взглядом и, не в силах сопротивляться тёплой, всё заполняющей волне, хлынувшей из меня, подхватил Амрину на руки и понёс непонятно куда. Но, спохватившись, припал к этим лепесткам, и окружающий мир обволокла сладкая пелена. Потом – исчезли и звуки.

Простое мужское счастье – любимая женщина на руках…

НЕ отдам. Никогда, никому.

МОЯ.

Глава триднадцатая

Одним миром мазаны…

Где-то спустя час после начала переговоров они чуть было не окончились. Из-за появления незваного гостя.

Когда Святополк Ветрич увидел этого человека, он остолбенел. Первой реакцией восславянина была агрессия. Он уже ринулся к пришельцу, сжимая рукоятку непременного ритуального меча, но цепкая рука Смаргла Смагича удержала Авегу. Один взгляд волхва. Одна лишь короткая фраза:

– Не подобает, не выслушав.

Укротил свой гнев Святополк, хотя столько дней и ночей – не копил злобу, нет – трезво и холодно размышлял, каким образом он поступит с лживым соблазнителем. Как накажет его. Этого…

Сомнений не оставалось – перед ним стоял именно тот человек, который вёл с Ветричем переговоры от имени цивилизации Локоса. И по сути обманул в главном – кого предстояло усмирять огнём, вычищать как скверну. Это ОН сделал из Святополка карателя, истребившего тысячи своих же земных воинов. Это он… назвавшийся именем…

– Инч Шуфс Инч Второй. Так меня зовут в этом мире. – Пришелец не отводил взгляд и сразу же взял слово, пользуясь «немой сценой», поневоле разыгранной собравшимися. – Представители делегации ФСО, все до единого, знают моё имя… Знает его и моя коллега Юолу Сфе Оол Третья, смотритель Греха «Нарушение природных связей», возглавляющая на этих переговорах делегацию Локоса. Для всех остальных представлюсь. Я – один из семи правителей этой планеты. И… автор этого, всем вам до боли известного, Проекта «Вечная Война». Это я увёл всех вас в небесный поход.

Говорил локосианин по-восславянски. Прекрасно говорил, хотя и с небольшим акцентом. Большая половина земных воинов, для коих это наречие было родным либо знакомым, поняла его безо всякого перевода. Прочим – растолковали переводчики или соседи по ряду.

Гул прокатился в толпе. Ряды сплотились, некоторые командиры непроизвольно шагнули ближе. Словно боялись не успеть, готовясь к расправе и ожидая клича. Взгляды потяжелели.

– Я отлично осознавал смертельную опасность моего появления здесь. И тем не менее я пришёл. Не потому, что я самоубийца и решил свести счёты с жизнью с вашей помощью. А потому, что я ДОЛЖЕН сказать вам всю правду. Потому, что моё знание НЕ ДОЛЖНО УМЕРЕТЬ вместе со мной. Я… явился свидетельствовать!

Резкий жест Святополка, и кольцо воинов, начавшее было сжиматься, расступилось.

– Говори. – Одно лишь короткое слово и долгий неотступный взгляд.

– Я скажу. Многое… Прошу лишь, внимательно выслушать меня до конца. Я знаю, большинство находится в полном неведении относительно истинной угрозы, которая нависла над нашими цивилизациями. Мы называем её Чёрными Звёздами. Пожиратели безвольного пространства, не умеющего себя защитить. Пространства, которое даже не создаёт угрожающего фона. Именно таким ещё недавно был наш мир, Локос. Сытым и до безобразия мирным… Для того, чтобы взорвать мир, понадобился кровавый Вечная Поход. Те, кого он напрямую коснулся, вправе кричать о моей циничности и бесчеловечности. Хотя, на мой взгляд, циничности в событиях, инспирированных на Эксе – не больше, чем в любой большой войне… Время рассудит любой спор. Рассудит и это – стоило ли спасение цивилизаций подобных жертв. Я понимал, что моей жизни может не хватить, несмотря на долгожительство. Потому что никто ещё не вычислил, когда Чёрные Звёзды достигнут нашей галактики. Но… Когда-то, некоторые из прежних семиархов, боролись за те или иные нововведения в устои Локоса с такой самоотверженностью, что это стоило кому жизни, кому карьеры. Тем не менее многие приобретения тех лет, к которым я отношу и производство излучателей боевой ярости, и строительство подземных городов, этих зеркальных отражений городов наземных… ПОМОГЛИ сегодня Локосу выстоять, не сразу, но дать отпор неистовому нашествию землян, исполненных жаждой мести. Поэтому я, когда узнал о глобальной угрозе не только родной планете, но и всему материальному бытию, постарался сделал всё, что в моих силах, чтобы изменить существующее положение дел. ДА! Это я последовательно, несколько десятилетий, советуясь во всём этом мире лишь с одним человеком – Эйе Ллум Анх Шестой, – шёл к тому, чтобы на Локос вторглись земляне. Я приближал этот день изо всех сил. Как мог!

Лица окружающих людей: и локосиан, и землян, вытянулись от такого кощунственного заявления высшего правителя планетарного государства. В глазах некоторых появился страх.

102
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru