Пользовательский поиск

Книга Приговоренные к войне. Содержание - Часть первая Дочка специального назначения

Кол-во голосов: 0

Вечность – это дорога без начала и конца. Стоит ли так опрометчиво заявлять о том, что мы выступили в поход «Вечный»? Ведь начат он задолго до нас и… окончится ли, нет?..

Гораздо важнее понять – с какого шага МЫ вступили на эту тропу. Когда именно вошли мы в эту реку, и в каком направлении движемся, по течению или против? Каких целей пытаемся достичь – искоренить причину или же сражаться с последствиями?

Я, простой русский солдат Лёха Дымов, дерзновенно пытаюсь разобраться в Основах Основ.

При этом сижу рядом с «татаро-монголом» Хасанбеком, плечом к плечу, и смотрю на безостановочно изменяющийся огненный рельеф костра. Мы молчим. Все главные на сегодняшний день слова – сказаны.

Да и сам день уже давно сдал свои полномочия. Я не буду утверждать наверняка, что разглядел мой побратим в танцующих языках пламени. Что касается меня – я не всматриваюсь в живую ткань костра, я вижу его полностью и любуюсь им целиком… Может быть, потому, что он напоминает мне большой огненный цветок.

«Цветок и Кольчуга… Цветок и Кольчуга…» – раз за разом всплывает из глубин памяти, заслоняя тему Вечности.

«Кому-то выпадает цвести на фоне безоблачного неба, а кому-то – дерзко пламенеть среди громыхающих доспехов. Миг ли. Вечность ли…» – добавляет от себя Антил. Сегодня мой своенравный «внутренний голос» полностью солидарен со мной.

Миг ли. Вечность ли… Амрина… спасибо тебе даже за этот миг.

Я впитываю взглядом живой пылающий цветок, отождествляя его со своей любовью.

Спасибо тебе за Время Влюблённых и Сов! За это мгновение истинного БЫТИЯ. Подобные ему, драгоценные подарки судьбы – как зеницу ока обязан беречь в сокровищнице памяти любой, кто замахнулся на Вечность… Жди меня, любимая! Жди меня, и я обязательно доберусь к тебе.

Сейчас именно я, наверняка, самый опасный враг Локоса. Ибо стремлюсь попасть в этот чужой мир с двойным рвением: меня толкает ненависть, меня притягивает любовь. Любовь и Ненависть – две неразъёмные грани Мироздания…

ТАМ базируются враги и там же, судя по всему, находится моя Амрина. И пускай, пускай мне суждено явиться к ней завоевателем, а не гладиатором, но я обязан увидеть её. Хотя бы ещё на одно мгновение!..

Завтра великие полководцы, прибывшие на Совет, отправятся в обратный путь, в расположения своих корпусов. Поспешат, чтобы как можно быстрее произвести реорганизацию войск и прибыть на строевой смотр Первой Земной Армии. Завтра…

Кто мы – товарищи по несчастью, оказавшиеся вместе по воле Рока? Или же избранные, способные отстоять свой общий дом – планету, ставшую такой маленькой и такой родной? Отчаянно хочется верить во второе… Согласиться с тем, что локосиане действительно выбирали тщательно и отобрали воистину ЛУЧШИХ воинов и полководцев Земли.

Мягко выражаясь – верить, что коварные чужаки НА СВОЮ ГОЛОВУ собрали лучших земных солдат в одну сводную армию. И эта отборная военная сила уже завтра начнёт отвоёвывать полигонную планету, превратив её из учебной декорации в настоящий театр военных действий. А Военный Театр начинается с виселиц. Так что разминайте шеи, господа бледноликие!..

Мы выступаем в собственный Вечный Поход! Исполненные надежды одолеть любого врага, встреченного в космическом Пути.

Солдатам повоевать – только дай… Это вы В НАС тонко подметили.

«Вечный Поход… Вечный Поход… Лексикон прямо как у замполита-вербовщика! Ты ж не солдатиков из окопа в атаку поднимаешь-выковыриваешь, а с умными людьми общаешься… в смысле со мной. Так вот, херр оберст, самое большое враньё в самой идее Вечного Похода – это что в процессе него можно кого-нибудь одолеть… Победителей в нём не бывает. Это бесцельная и непрекращающаяся цепь сражений, череда промежуточных «побед», обрываемая неожиданной смертью…» – Антилексей опомнился от благостного единодушия и вновь удрался в жёсткую оппозицию.

«Да ладно тебе, Ант! – мысленно парирую я. – Может быть, мы не там поставили первую точку – Начало. Может быть, только сегодня мы ставим настоящую первую точку, как веху для отсчёта? Понимаешь, по нашим силам в этой жизни – лишь поставить две точки на бесконечной прямой, устремлённой в вечность. Но мы можем добиться, чтобы отрезок между этими двумя точками был прочерчен жирной линией. Сочной чертой. На которую до предельного срока, раз за разом, будут оглядываться следующие поколения. Смотреть будут, сверяя с пройденным нами путём свои собственные пути, пройденные после нас… Спираль нарастает, виток за витком. Дорога не исчезнет, пока на ней есть движение. Так-то, потельничек!»

Языки костра приобрели какой-то тревожный красноватый оттенок. Где-то поблизости прокричал сыч. Невесть откуда взялся проснувшийся ветерок, и прошелестел по листве, взмывая в ночное небо. Умчался туда, где у горизонта беззвучно вспыхивали зарницы…

Я встаю, разминая затёкшие ноги.

«И как это у них получается часами высиживать вот так, с поджатыми ногами, неподвижно, словно изваяния?» – мимолётно удивляюсь, глядя на Хасана.

Ну что ж, привал окончен, пора в путь-дорогу.

Говорил же один сапиенс, жаль, не помню, кто именно: «надо ходить как человек по полю, а не к кострам жаться»…

И – хвала всем святым нашего неповторимого мира! – мы уже вставали от костров. Мы уже выходили в чисто поле. И Мать-Земля шептала нам вслед могущественные охранные слова своего благословения.

Шептала сквозь враждебный мрак Космоса…

И мы, невзирая на космическое расстояние, улавливали, что она хотела нам сказать.

Родина напоминала людям, умеющим воевать как никто во Вселенной:

«Я одарила вас наиболее ценным, чем обладаю. Вам было дано познать честь, веру, надежду, ненависть и любовь…

Но главный дар поистине бесценен.

Вы способны постоять за себя и за своё достоинство. Насмерть биться за то, во что верите. Сражаться до победного, во имя того, на что надеетесь.

Убивать тех, кого ненавидите, и умирать за тех, кого любите».

Часть первая

Дочка специального назначения

…Блудные дети Вселенной…

Я раньше думала – это люди, стремящиеся за пределы. Оказалось – звёзды.

Чёрные Звёзды…

Вселенная не мыслит категорией существ; только – сущностей.

Оказывается, даже собираясь говорить о Вечности и Бесконечности, надо определиться с масштабами. Похоже, Вселенная выбрала на этот раз масштаб звёзд, сделав их точкой отсчёта. И главными действующими лицами.

На условный срок – ВРЕМЕННОЙ ВЕЧНОСТИ.

В иллюзорных пределах – ОГРАНИЧЕННОЙ БЕСКОНЕЧНОСТИ…

Мои мысли множатся без меры и неизбежно уходят в Космос, плодя лавиноподобный страх перед Тьмой. Страх уже пропитал окрестный вакуум, как гной старую повязку на незаживающей ране. Мой страх смешивается со страхом всего нашего народа – жителей мира Локос. Не затеряться бы в этой коллективной фобии!

Чёрные звёзды…

Не вспыхнувшие светила и не рождённые планеты. Существование за чертой Света и Тепла. Нечто, питающееся исключительно себе подобными… А может быть, Некто? Чтобы восполнять затраченное и продолжать свой вольный полёт, ему необходимо поглощать энергию и материю. Звёзды и планеты. Жизнь и Разум…

Нас утешают, что пока ещё есть время. Что счёт ведётся не на годы, а на поколения… Знать бы, какое окажется последним! Не хотела бы я оказаться одной из них – тех женщин, которые наверняка получат самый жестокий и самый гуманный приказ в Истории Разума. НЕ РОЖАТЬ!

Сама мысль об этом чудовищна и она же наиболее логична.

…А вчера мне довелось слушать Веццу Ралль.

Легендарную Веццу Ралль.

Непревзойдённую певицу, намагничивающую каждое слово перед тем, как выпустить его в возбуждённую толпу. Я слушала, и душа моя притягивалась этими магнитами… Несколько раз я умирала и рождалась вновь, с каждой звучавшей песней. Но, когда Вецца запела «Колыбельную для последнего ребёнка»… Пустота вошла в меня. И слова песни плавали внутри меня задыхающимися рыбами. Судорожно разевали рты. Извивались в агонии.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru