Пользовательский поиск

Книга Никто не вернется живым. Содержание - Андрей БАДИН НИКТО НЕ ВЕРНЕТСЯ ЖИВИМ

Кол-во голосов: 0

Андрей БАДИН

НИКТО НЕ ВЕРНЕТСЯ ЖИВИМ

Над Долиной смерти вставало кровавое солнце, пронизывая своими еще холодными лучами безмолвные просторы каньонов. Невада просыпалась. Начальник тюрьмы Джек Уодингтон вошел в свой кабинет и, достав из холодильника банку мгновенно запотевшего пива, склонился над дисплеем.

— Ночью привезли троих заключенных. Немедленно переправьте их в Санта-Барбару под усиленным конвоем. Время прибытия к месту назначения двенадцать ноль-ноль.

Джек взглянул на часы. Девять. Время еще есть. Посадка займет пять минут, время в пути два-ноль-пять при скорости… Мысли мелькали в еще не проснувшемся мозгу. Джек с хлопком откупорил целебный нектар, большими глотками осушил банку и вяло глянул в окно на голубое безоблачное небо и начинающее распаляться ослепительное летнее солнце…

«Пойти поплавать, что ли? День, видно, будет жаркий», — подумал он и нажал на клавиши пульта, вызывая ночного коменданта.

Дверь открылась от уверенного движения. Комендант, поздоровавшись, прошел к широкому удобному креслу, стоящему против старого громоздкого стола, и развалился в нем.

— Какие новости, О’Нейл? — спросил Джек, достал из холодильника две банки пива и протянул одну коменданту.

— Да никаких… Любимчик ногой выбил Небритому два зуба. В двенадцатом блоке нашли полкило крэка. Пара отравлений. Кто-то опять изнасиловал Генриха IV. Разбираемся.

— И все? — Джек пристально смотрел на коменданта.

— Да, — ответил тот, отхлебнув из банки.

— А эти трое по спецканалу?

— А! Их привезли военным транспортным самолетом из Техаса в 4.30. Оставили нам, а сами улетели.

— Ну и что, ты их видел?

— Да ничего ребята, но не уголовники. Скорее всего, бывшие вояки, а может, еще кто-то.

— Как понять «еще кто-то»? — Джек насторожился. О’Нейл облокотился на стол и, глядя прямо в глаза шефу, тихо сказал:

— Эти ребята из разведки, их взяли потому, что они докопались до чего-то такого, куда им не следовало бы совать нос.

— А ты откуда знаешь? — спросил Джек. О’Нейл снова развалился в кресле и, хитро подмигнув, продолжал:

— Их привез В-52, с охраной. Там было двое штатских, они всеми командовали. Потом заключенных отвели в седьмой блок, развели по «мешкам», а сами улетели. Спрашивается, зачем надо высаживать их тут, когда можно было сразу спокойно доставить в Санта-Барбару?

— Ну и зачем?

— Не знаю. Здесь какая-то тайна. Их выводили по одному, видно, везли так, чтобы они не знали, с кем летят. Переправляли быстро, без шума, в полной темноте, даже прожекторы не включали. — Комендант состроил такую гримасу, что Джек не на шутку забеспокоился.

— Надо их отправить отсюда побыстрее. — Джек начал набирать на пульте код дежурной части.

— Джек! — О'Нейл энергичным жестом остановил шефа. — Сначала взгляни на них сам. Потрясающее зрелище! Рост метр девяносто, плечищи, ручищи… Все, как на подбор, — настоящие тренированные монстры. Кулаки, как молоты, морды зверские, — но не уголовники, нет! По стрижкам и по выправке видно, что они военные.

Он помахал выпрямленным указательным пальцем и с хлопком открыл еще одну банку пива.

— Ну, а все-таки, почему ты думаешь, что они из… — Джек осекся: О'Нейл быстро прижал палец к губам, вырвал из блокнота листок, что-то написал и передал шефу.

Джек прочитал: «Во время высадки я навел на них дистанционный звуковой радар и кое-что услышал. Сопровождающие парней штатские из какого-то спецподразделения, но не ФБР и не ЦРУ, а похлеще, видимо, Пентагон. Похоже, парни натворили что-то очень серьезное».

— Я так думаю, а там — кто их знает, — сказал О'Нейл с неподдельной озабоченностью, дождавшись, когда шеф кончит читать.

Джек скомкал листок, бросил его в пепельницу и поджег. В нос ему ударил резкий запах горящей бумаги. Когда листок сгорел, он нажал клавишу, вызвал командира конвойного подразделения и приказал готовить к вылету вертолет.

Командир ушел.

— Нельзя ли посмотреть их личные дела? — Джек пристально взглянул на О'Нейла. Тот развел руками.

— Никаких личных дел. Мне сказали, что документы переправят прямо в Санта-Барбару.

— Понял. — Джек снова нажал клавишу. На экране возник начальник охраны. — Всех троих в вертолет, по очереди и в наручниках, быстро. Полетите вы и еще двенадцать человек. Доставите в форт и сразу свяжетесь со мной. Ясно? Выполняйте.

Экран погас. Джек и капитан подошли к окну, из которого была прекрасно видна взлетная площадка с вертолетом. Вскоре в дверях седьмого блока показались четыре вооруженных человека с одним из заключенных посередине.

Он был на полголовы выше охранников и в полтора раза шире в плечах. Закатанные по локоть рукава клетчатой рубахи оголяли массивные предплечья, а широко распахнутый ворот — здоровенную загорелую грудь.

Заключенный шел прямо, как столб, чеканя каждый шаг, и если бы не наручники на запястьях, он, видимо, размахивал бы руками как на параде.

— О, черт, — пробормотал Джек, вглядываясь в лицо парня. — Где я мог его видеть?

Заключенный быстро глянул в сторону окна, зорко огляделся и нырнул в вертолет.

— Где же я мог его видеть? — снова пробормотал Джек.

Следом вывели второго парня такого же роста и такого же массивного телосложения. За ним появился и третий.

Он был пониже, но так широк в плечах, что, казалось, будто в ширину он больше, чем в высоту. Короткая военная рубаха с оторванным по плечо рукавом обнажала толстенную руку с великолепно проработанными двуглавыми и трехглавыми мышцами плеча. Пятна крови на рубахе свидетельствовали, что этот парень не очень-то хотел, чтобы его перевозили с места на место.

Дверца вертолета захлопнулась, и начальник тюрьмы, провожая взглядом взлетающую махину, облегченно вздохнул. Он еще не знал, что эту мимолетную, как бы ничего не значащую встречу запомнит на всю жизнь…

Яркий свет ослепил Джона, но, поморгав, он привык и внимательно оглядел площадку. Из окна административного здания за ним наблюдали двое. Когда его втолкнули в салон вертолета и усадили на лавку между четырьмя вооруженными охранниками, он спокойно развалился, ни о чем не думая и поглядывая в иллюминатор.

Тяжелое сопение за спиной заставило Джона обернуться. В вертолет втолкнули его друга Максимилиана Иствуда:

— Джон!

— Мак!

Больше они ничего не успели друг другу сказать. Охранники быстро оттеснили Максимилиана в другой отсек, а в салон впрыгнул коренастый Стив Стоун.

— О, Джон, и ты здесь, черт возьми! — Стив радостно заулыбался.

— Там Мак, он тоже с нами, — успел выкрикнуть Джон, пока охранники вталкивали Стива в третий отсек.

— Что случилось? Почему мы здесь? Где остальные? — грохотал удаляющийся голос сержанта. Вертолет взлетел.

Джон обрадовался. Значит, он не один, его друзья с ним! И значит, случилось что-то такое, в чем ни он, ни они разобраться пока не могут. Ребята были в наручниках.

Что же все-таки произошло? После злосчастной высадки в Долине смерти прошло пять суток, а их уже дважды переправляли с места на место. Сначала на вертолете, потом на самолете — и вот теперь снова на вертолете…

— Куда нас везут? — спросил Джон у охранника.

— В Санта-Барбару, в тюрьму, — ответил тот.

— Но здесь тоже что-то вроде тюрьмы, — начал было Джон, однако охранник резко оборвал его.

— Сиди и молчи, когда прилетим — все узнаешь.

В иллюминаторе проплывали безжизненные просторы каньонов. Жаркая, безводная пустошь, лишь кое-где — островки какого-то кустарника. Вертолет летел меж высоких холмов, словно торчащих из совершенно ровного плато.

«Похоже, здесь нет никакой живности, только песок и камни, камни и песок», — думал Джон, уныло поглядывая вниз.

* * *

Он вспомнил ночную высадку в Долине смерти. Их, шестерых разведчиков, сбросили на парашютах с высоты три тысячи метров и оставили на произвол судьбы, наделив оружием, провизией и специальными заданиями.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru