Пользовательский поиск

Книга Молодые рыцари-джедаи-3: Потеряшки. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

18

Бракисс запер дверь своего личного кабинета и сменил код доступа, чтобы уж точно никто его не побеспокоил. Даже Тамит Кай нельзя подслушивать его переговоры с великим лидером Империи.

Бракисс всегда черпал вдохновение из вига на стенах своего кабинета в Академии Тени, взрывающиеся звезды, осколки планет и горные лавины напоминали ему о ярости, заключенной в самой вселенной. Сконцентрировавшись на темной стороне, Бракисс черпал свое могущество из потоков этой невероятной энергии, чтобы расчистить путь грядущей Империи.

Он убавил свет до минимума и стал ждать связи, поглядывая на хронометр. Разговоры с грозным лидером всегда преисполняли Бракисса ужасом и благоговением, и пришлось даже использовать джедайские успокоительные техники. Терпение давалось ему с трудом.

На великом лидере Второй Империи лежало невообразимое бремя ответственности.

Он постоянно начинал связь позже назначенного времени, хотя Бракисс, конечно, не смел указать ему на это. У лидера свой распорядок, а Бракисс — лишь покорный раб, который знает свое место в великих замыслах.

Подобно тому, как повстанцы нуждались в защите своих хваленых рыцарей-джедаев, у нового лидера тоже будет свое тайное оружие — армия темных джедаев, которая может использовать темную сторону Силы, чтобы расчистить Империи исторический простор.

Но темные джедаи были известны своим вольнодумством и неустойчивостью, они были склонны к мании величия. Понимая это, великий лидер принял меры, чтобы обезопасить себя от Академии Тени. Большая кольцевидная станция была нашпигована смертоносными взрывными устройствами, детонаторами, встроенными в системы жизнеобеспечения, в обшивку, в сотни и тысячи других мест, о которых Бракисс не знал и о которых не хотел даже думать. Стоит его темным джедаям намекнуть, что они могут выйти из-под контроля, и великий лидер детонирует взрывчатку и без сожаления покончит с этим экспериментом.

Голографические генераторы в запертом кабинете зажужжали, и Бракисс преисполнился вниманием. Воздух перед ним замерцал, сфокусировавшись в массивную фигуру, изображение которой передавалось из тайного убежища где-то в Центральных Мирах. По краям огромной, укрытой капюшоном головы, которая нависала, улыбаясь, над Бракиссом, потрескивали разряды.

Бракисс инстинктивно отвел взгляд, почтительно наклонив голову. Сделав подобающие жесты, он взглянул в лицо великого лидера Второй Империи — в морщинистое лицо самого Императора Палпатина!

Хотя голографическое изображение было довольно нечетким, потому что передавать его пришлось через множество станций сети ГолоНет, сквозь астероидные поля, солнечные вспышки и ионные бури, Бракисс с восхищением глядел на своего покровителя. Этот человек мог заставить все звездные системы трепетать от ужаса, пока они не научатся снова жить по-имперски — во славе и почтении.

Лицо Императора бороздили морщины, порожденные слишком глубоким погружением в пучины зла. Желтые змеиные глаза сверкали из запавших глазниц, а дряблая кожа под подбородком свисала, как зоб у тощей ящерицы. Бракисс, конечно, знал, что большинство населения галактики полагает, будто Император погиб много лет назад — то ли когда взорвалась вторая «Звезда Смерти», то ли шесть лет спустя, когда был уничтожен последний клон Палпатина. Но смерть Императора совершенно точно была фокусом, иллюзией, — ведь Бракисс собственными глазами видел его голографическую передачу! Каким образом Императору удалось выжить, каким образом этому великому человеку удалось снова всех обмануть, — было решительно непонятно, но Сила делает возможными многие чудеса…

Мастер Скайуокер рассказал Бракиссу об этом.

Когда Император, наконец, заговорил, голос у него был сиплый и грубый.

— Ну что, ничтожный раб, я жду сегодняшнего доклада! Надеюсь услышать о новых достижениях. Я устал от неудач, Бракисс. Мне не терпится вернуть себе владычество и основать Вторую Империю.

Бракисс снова поклонился:

— Да, повелитель. У меня для вас добрые вести. Согласно вашему приказу мы похитили с корабля повстанцев сердечники гипердвигателей и турболазерные батареи и отправляем их вам. Думаю, ваша славная военная машина найдет им достойное применение.

— Хорошшшо, — зашипел Палпатин.

— Здесь, в Академии Тени, силы темных джедаев крепнут день ото дня, — продолжал Бракисс. — Мне особенно приятно, что мы обнаружили новых кандидатов среди обитателей трущоб Имперской столицы — все как вы полагали, повелитель. Их исчезновения никто не заметит, и мы можем обратить их.

— Хорошшшо! — повторил Палпатин. — Я же говорил, что гораздо проще обратить тех, кому в жизни особенно не на что было надеяться. Особенно приятно увести их из-под самого носа узурпаторов-повстанцев.

Бракисс кивнул:

— Да, действительно, повелитель. Мы просто предлагаем новым кандидатам то, в чем они нуждаются, и они только и мечтают получить это…

— О да, — сказало изображение Императора. Вид у него был почти — почти — гордый.

Бракисс набрал в грудь побольше воздуха и продолжал:

— Само собой, многие кандидаты не располагают потенциалом джедаев, но и они рвутся послужить нам. Поэтому мы решили сделать из одной такой группы элитное подразделение штурмовиков. Они прекрасно знают трущобы Корусканта и могут стать превосходными разведчиками или террористами, если мы решим задействовать их подобным образом…

Изображение Императора кивнуло под капюшоном:

— Я согласен, Бракисс. Очень хорошо.

Затрещал статический разряд, проекция дрогнула и голос Императора прервался.

— Думаю, у тебя есть будущее.

— Да, повелитель, — ответил Бракисс. Изможденное лицо Императора посуровело,

— Не разочаровывай меня, Бракисс, — сказал он. — Мне будет очень жаль, если придется взорвать Академию Тени.

Бракисс низко поклонился — и серебристый плащ озером растекся по полу.

— Мне тоже будет очень жаль, — произнес он.

Голографическое изображение Императора замерцало и рассыпалось голубыми искрами. Передача завершилась.

Бракисс почувствовал, что дрожит с головы до ног, — так бывало всякий раз после разговора с.ужасным Палпатином. Он бессильно опустился в кресло и стал пересматривать свои заметки и строить планы на будущее, больше всего на свете боясь допустить где-нибудь ошибку.

19

Юный Энакин Соло стоял возле устройства связи в гостиной семейных апартаментов, совершенно вымотанный долгими бесплодными поисками, и страшно волновался за своего брата Джейсона. Глядя в темный экран, он старался усилием воли вызвать послание от Джейсона, но при этом точно знал, что не получит его. Он это чувствовал.

Они с Трипио вернулись домой час назад, осмотрев все, что планировали на день, но от Джейсона ничего не было слышно. И Энакин понимал, что больше ждать не может.

Он повернулся и пошел в соседнюю комнату, где золотистый протокольный дроид наслаждался кратким освежительным циклом. Ледяные голубые глаза заглянули в желтые оптические сенсоры дроида. Энакин постучал дроида по корпусу:

— Просыпайся, Трипио. Уже много времени прошло. Пора идти за помощью.

Оптические сенсоры , замигали и ожили, и Си-Трипио принялся выражать изумление:

— Ах-ах, неужели я и вправду заспался? Мне казалось, что мы договорились отдохнуть еще два цикла и лишь потом снова идти на поиски! А ведь вам еще следует сделать задания по…

— Я чувствую, что что-то случилось, — перебил его Энакин. — Джейсон и Тенел Ка до сих пор не вернулись.

— Ну, если вас интересует мое мнение…

— Не интересует, — отрезал Энакин. — Попробуй послать им сигнал по мобильному комлинку.

— Я уверен, что у них все в порядке, но постараюсь, — Трипио наклонил голову к плечу и несколько секунд глядел в пространство.

— Отвечают? — нетерпеливо спросил Энакин.

— Нет, господин Энакин, — ответил Трипио — теперь голос его звучал озабоченно. — Ничего.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru