Пользовательский поиск

Книга Мичман Флэндри. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

— Убив меня, вы лишь ненадолго оттянете это дело.

— Не бойтесь! Персис, дай еще три-четыре полотенца. Ложитесь, мой лорд.

Хоксберг сделал так, как ему велели. Посмотрев на девушку, он сказал:

— Не впутывайся в это. Останься со мной. Я скажу, что ты тоже была пленницей. Ненавижу, когда убивают женщин.

— Да, здесь их не так уж и много, будет лучше, если ты так и поступишь, Персис, — согласился Флэндри.

Некоторое время она стояла, не шелохнувшись.

— Ты хочешь сказать, что простил меня, Марк? — спросила она.

— Ну да, — ответил Хоксберг.

Она наклонилась и легонько поцеловала его.

— Кажется, я верю тебе. Но нет, спасибо. Я уже сделала свой выбор.

— После того, как твой дружок обошелся с тобой?

— Он вынужден был так поступить. — И Персис помогла быстро связать Хоксберга.

Вместе с Флэндри она покинула корабль. Звуки их шагов отдавались эхом в освещенных переходах. Им не надо было далеко идти, чтобы попасть в другую башню. Стройный корпус главного вспомогательного судна неясно вырисовывался над ними. Флэндри знал эту модель: чудесная вещь, прочная и универсальная, с запасами топлива и еды, которых хватит на путешествие в несколько сот парсеков. И очень быстроходное судно! Не то, чтобы оно могло обогнать обычный боевой корабль… преследование — дело долгое, а у Флэндри было несколько идей по поводу того, что сделать, если враг подойдет близко.

Он быстро проверил системы. Вернувшись из контрольного помещения, Флэндри обнаружил Персис в кресле второго пилота.

— Я не помешаю тебе? — робко спросила она.

— Как раз наоборот, — ответил он, — только ничего не говори, пока мы не разовьем сверхскорость.

— Хорошо, — пообещала она. — Я ведь не полный ноль, Ники. Если ты танцовщица из низшей касты, то быстро научишься выживать. Космос — другое дело, конечно. Но это первый раз, когда я что-то сделала для других, а не для себя. Очень хорошее ощущение. Страшно, конечно, но хорошо.

Он провел рукой по ее спутанным темным волосам, гладкой щеке и утонченному профилю. Пальцы коснулись подбородка, и он поцеловал ее в губы.

— Не знаю, как тебя благодарить, — прошептал он. — Я делал это главным образом из-за Макса Абрамса. Мне было бы очень зябко и неуютно лететь одному с его призраком. А сейчас у меня есть для кого жить. Это ты!

Он сел. Почувствовав его прикосновение, мотор проснулся.

— Поехали, — сказал Флэндри.

14

Рассвет занялся над Ардайгом. Из башни на горе Эйд литавры посылали свои древние молитвы. Тень от здания Адмиралтейства легла поперек Ойсса, она отливала синевой в тумане, скрывающем раннее движение на реке. На суше же черные тени поглотили Замок Афон.

И все-таки Брехдан Айронрид решил принять землян здесь, а не в своем новом гнезде.

«Он потрясен, — думал Абрамс. — Он быстро оправился, но ему нужна помощь предков».

Войдя в зал для аудиенций, человек обычно был ошеломлен, как будто попадал в сон. Ему требовалось время, чтобы понять то, что он видит: пропорции длинного мощеного пола, высоких стен, узких окон, скругленные сверху и снизу; зубчатые своды под потолком были неправильными по земным канонам, но в то же время обладали своим собственным «порядком». Маски на выцветших гобеленах и шуршащих боевых знаменах не содержали никакой человеческой символики. Потому что это был Старый Вилвидх, когда машины еще не сделали все одинаковым, стандартным. Это был кладезь Мерсеи. Нужно было увидеть подобное место, чтобы окончательно понять, что мерсеяне никогда не станут родственной землянам расой.

«Жаль, что здесь нет моих предков», — подумал Абрамс.

Вместе с молчащим Хоксбергом он приближался к помосту. Гулко звучали их шаги. В воздухе пахло фимиамом. Абрамс вспомнил Даяну.

«У меня тоже есть место в космосе, не надо забывать об этом».

Под вырезанным из черного дерева драконом в черной мантии ожидал их Владыка Вах Инвори. Мужчины поклонились ему. Он поднял короткое копье и ударил им о пол, приветствуя их. Он сказал резко:

— Свершилось злое дело.

— Какие новости, сэр? — спросил Хоксберг. Глаза его ввалились, уголок рта охватил нервный тик.

— По последним данным, истребитель блокировал детекторную систему Флэндри на гиперволне. Он может поймать его, но на это потребуется время. А между тем оба корабля ушли за пределы досягаемости.

— Я выражаю, Протектор, мое глубочайшее сожаление. И выдвигаю обвинение против этого преступника. Если его поймают живым, с ним можно обращаться, как с обычным пиратом.

«Да, — подумал Абрамс, — его выжмут да еще и протащат через гипнозонд, хорошо хоть, он не знает никаких жизненно важных военных секретов. А его свидетельские показания обо мне не сделают мое положение хуже, чем сейчас; Господи, пусть уж лучше его сразу убьют».

— Мой лорд, — сказал он, — вам и Владыке я выражаю официальный протест. Доминик Флэндри выполняет императорское поручение. Как минимум, он должен представить перед трибуналом. Но его дипломатическая неприкосновенность не может быть отменена простым приказом.

— Он был аккредитован не правительством Его Величества, а мной лично, — раздраженно сказал Хоксберг. — То же самое касается и вас, Абрамс.

— Успокойтесь, — приказал ему Брехдан.

Хоксберг с изумлением смотрел на массивное зеленое лицо, выражавшее полное спокойствие. Брехдан остановил свой взгляд на Абрамсе.

— Командующий, — сказал мерсеянин, — когда прошлой ночью вас задержали, вы заявили о том, что у вас есть информация, которую я должен лично услышать. Когда мне это передали, я согласился. Вы хотите поговорить наедине?

«Так, началось, я как-то хвалился Доминику, что ни при каких обстоятельствах не удастся вытащить из меня ни слова, а если удастся, то они поплатятся за это; ну вот, сейчас я совершенно безоружен, чтобы оправдать хвастовство. Моим бедным мозгам придется поработать, мне нельзя попасть в камеру для допросов».

— Я благодарю Владыку, — сказал Абрамс, — но дело касается и лорда Хоксберга тоже.

Сердце Абрамса бешено колотилось, но говорил он спокойно:

— Все дело в законе, Владыка. По Альфзарской конвенции Мерсея подтвердила принятие правил войны и дипломатии, которые развивались и действуют на Земле. Вы их переняли, и это говорит о том, что они действуют. Если же вы сейчас хотите объявить нас персонами нон-грата и отослать, у правительства Его Величества не будет оснований для претензий. Но принимая любые другие действия против нас, вне зависимости от источника нашей аккредитации, вы даете повод для разрыва отношений, если — не для войны.

— Дипломатический персонал не имеет права заниматься шпионажем, — сказал Брехдан.

— Но, Владыка, предполагается также, что и правительство, к которому они посланы, не будет шпионить за ними. Фактически Двир Крюк был внедрен ко мне в качестве шпиона. Едва ли это дружественный акт, Владыка, тем более в преддверии переговоров. Так получилось, что его симпатии лежали в стороне землян…

Брехдан слегка улыбнулся.

— Я не верю, что так получилось, командующий. У меня такое впечатление, что ваши маневры были предприняты для того, чтобы известить его, где вы выйдете с ним на связь. Примите мои комплименты вашему искусству.

— Владыка, правительство Его Величества будет возражать против таких утверждений.

— Как смеете вы говорить за Империю! — взорвался Хоксберг.

— А как смеете вы, мой лорд! — ответил Абрамс. — Я всего лишь делаю прогнозы, а согласится Владыка или нет — это совсем другое дело.

Брехдан потер подбородок.

— Обвинения и контробвинения. Возражения и контрвозражения…

— Да, без сомнения.

— Как вы думаете, что предпримет Империя?

— Это компетенция Министерства Политики, Владыка. И что оно решит, зависит от ряда факторов, включая и настроение. Если курс, выбранный Мерсеей, покажется разумным, Земля будет склонна ответить соответствующим образом.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru