Пользовательский поиск

Книга Мичман Флэндри. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

Абрамс повернулся и поспешил назад, оставляя позади себя ругательства. В конце пути он остановился. Его сигара упала на землю, и он придавил ее каблуком. Дверь офиса была тщательно закрыта, окна защищены сигнализацией, охранник может вызвать охрану по наручному передатчику. Нет, тот, кто проник в его офис, наверняка мог перехватить сигнал и, конечно же, был готов скрыться до того, как придет помощь Абрамсу. В конце концов, он может и покончить жизнь самоубийством. Абрамс настроил свое оружие на тонкий луч. Если повезет, ему удастся, пожалуй, обезвредить, а не убить того, кто забрался в офис. Если, конечно, сам Абрамс первым не попадется! Сердце колотилось в груди.

Опустилась глухая ночь.

Он бесшумно прокрался к двери и прикоснулся к выключателю замка. Металл обжег его пальцы холодом. Опознанный, он открыл дверь и прижался к стене.

Свет из окон струился над его плечами. Кто-то крутился у его сейфа. Глаза адаптировались, и Абрамс смог различить отдельные детали. Этот некто, должно быть, походил на обычного рабочего в радиационной бронезащите, когда он проходил по территории базы. Но сейчас он выглядел иначе: одна рука его заканчивалась инструментами, шлем был отброшен, и открывалось лицо с электронными глазами.

Мерсеянское лицо!

Голубая молния брызнула из руки-инструмента противника. Абрамс отпрянул назад. Сгусток энергии заискрился и зашипел на двери. Абрамс поставил средний луч на своем бластере, не переставая себя успокаивать, и выстрелил. Разбитое оружие противника стихло. Тогда враг использовал свою нормальную руку, чтобы схватить оружие, лежащее на сейфе. Абрамс атаковал противника через дверной проем, одновременно переставляя бластер на тонкую стрельбу. Луч был настолько интенсивным и на таком близком расстоянии, что перерезал ноги пришельца. С грохотом и лязгом враг упал.

Абрамс включил свой передатчик.

— Охрана! Разведывательный офис, бегом сюда!

Пока он включал свет, бластер его был наведен на противника. Существо шевелилось. Кровь не текла из его отрезанных конечностей: блоки питания, пьезоэлектрические каскады, суперпроводники комнатной температуры лежали обнаженные. Абрамс понял, кого он поймал, и присвистнул. Менее чем наполовину он был мерсеянином: ни хвоста, ни груди, ни нижней части тела, не совсем естественный череп, одна целая рука и фрагмент другой. Все остальное — механизмы. Это была самая лучшая работа по протезированию, о которой он когда-либо слышал. Не то, чтобы он много знал о ней. Она известна только среди рас, которые не умели делать ткань регенерируемой или у которых не было такой ткани. Конечно, мерсеяне. Но что за чудесный многоцелевой робот был перед ним!

Зеленое лицо скривилось в гримасе. Муку и ярость извергли его губы. Рука потянулась к груди. Отключить сердце? Абрамс пинком откинул в сторону запястье врага и поставил на него ногу.

— Спокойно, приятель, — сказал он.

3

Брехдан Айронрид, Владыка Вах Инвори, шел по террасе замка Дангодхан. Часовой щелкнул каблуками и хвостом и приложил бластер к табличке на груди. Садовник в коричневой спецовке, подрезающий карликовые деревья, растущие среди каменных плит, сложил руки и поклонился. Брехдан ответил им, коснувшись рукой лба, потому что они не были рабами. Их семьи были клиентами Инвори с тех пор, когда нации еще не слились в одну. Разве смогут они гордиться этим, если глава рода не уважает их чувство собственного достоинства?!

Он шел безмолвно среди желтого цветения, пока не достиг парапета. Там он остановился и осмотрел свои владения.

Позади него замок вздымал свои серые каменные башни. Знамена трепыхались на холодном ветру на фоне бесконечно синего неба. Перед ним разрушившиеся стены открывали сады, а лесистые склоны Бедх-Иврича уходили вниз, чтобы затеряться в туманах и тенях, все еще окутывающих долину, так что он не видел фермы и деревни, которыми владел Дангодхан: ничего, кроме вершин на другой стороне. Те, в свою очередь, поднимались вверх, пока их зеленые склоны не уступали место гранитным скалам и утесам, снежным полям и далекому блеску ледников. Светило Корих уже расчистило восточные высоты и разбрасывало по миру свои ослепительные копья.

Брехдан поприветствовал светило, поскольку это было его наследственным правом. Высоко в небе крутился когтистый гриф, и свет вспыхивал золотом на его перьях. В воздухе уже стоял шум пробудившегося к жизни замка: грохот, сигналы, оклики и даже песни. Ветер пах лесным дымом. Река Ойсс была не видна с террасы, но слышалось ее громкое журчание. Трудно представить, что через какие-то две сотни километров на запад эта река уже несла свои воды по стране, на которой раскинулся огромный город, от подножия гор до океана Вилвидх. Вообще трудно представить эти города, шахты, фабрики, ранчо, которые покрыли долины к востоку от пределов Гун.

Они принадлежали тоже ему, нет, не ему: ведь сам он был не более чем властитель на несколько декад, прежде чем отдаст свою плоть почве, а свою душу — Богу.

Дангодханы сохранились почти без изменений, потому что это была их страна, из которой они вышли давным-давно. Сегодня их настоящая работа была в Ардайге и Тридайге, столицах, где Брехдан председательствовал в Большом Совете. И за пределами этой планеты и за пределами самого Кориха, среди звезд…

Брехдан сделал глубокий вдох. Чувство власти опьянило его кровь. Но это вино было уже привычным: сегодня он ожидал более тонкую радость. Но вида не показывал. Положение вождя слишком многому его научило. Большой, суровый, в черной мантии, со лбом, прорезанным старым боевым шрамом, убирать которой с помощью пластической операции он считал ниже своего достоинства. Брехдан показывал миру лицо только Брехдана Айронрида, второе после самого Ройдгуна.

Послышался звук шагов. Брехдан обернулся. Чвиох, его бейлиф, приближался в красном мундире и зеленых брюках, в модной накидке с высоким воротником. Его не зря называли «денди». Он был преданным, способным и к тому же происходил из рода Инвори. Брехдан обменялся с ним родственными приветствиями — правая рука на левом плече.

— Известие от Швилта Шипсбейна, Протектор, — доложил Чвиох. — Дела в Гвеллохе не задержат его надолго, и он прибудет сюда после обеда, как вы и хотели.

— Хорошо.

Брехдан в общем-то был в отличном настроении. Совет Швилта был бы очень полезен, уравновешивая нетерпение Лифрита и чрезмерное доверие к компьютерной технологии Прядвира. Хотя они каждый по-своему отличные парни, и все трое являются властителями своих Вахов! Брехдан зависел от их идей так же, как и от их поддержки, которую они обеспечивали ему для контроля над Советом. Они понадобятся ему еще больше в последующие годы, когда события на Старкаде будут продвигаться к своей кульминации.

В небе раздался раскат грома. Взглянув вверх, Брехдан увидел корабль, приземляющийся с безрассудной поспешностью. Зубчатые плавники указывали на то, что это общая собственность Инвори.

— Ваш сын, Протектор, — воскликнул Чвиох с ликованием.

— Без сомнения! — Брехдан не должен расслабляться, даже если Элвих вернулся после трехлетнего отсутствия.

— Э-э-э… Может, мне отменить вашу утреннюю аудиенцию, Протектор?

— Конечно, нет, — сказал Брехдан. — Наш народ имеет право быть услышанным. Я слишком редко бываю с ним.

«Но мы можем уделить часок и для себя».

— Я встречу наследника Элвиха и скажу ему, где вы находитесь, Протектор, — Чвиох поспешил удалиться.

Брехдан ждал. Солнце начало согревать его сквозь мантию. Как хотел бы он, чтобы мать Элвиха была жива. Оставшиеся жены были, конечно, хорошими: экономными, надежными, развитыми, какими и должны быть женщины. Но Нодия была, э… да, он мог бы спокойно использовать здесь понятия землян. Она была само удовольствие. Элвих самый любимый ребенок Брехдана не потому, что он теперь самый старший (двое других лежат мертвыми на других планетах), а потому, что это сын Нодии — пусть земля ей будет пухом.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru