Пользовательский поиск

Книга Магнолия. Страница 51

Кол-во голосов: 0

– А… это не опасно? Я так с тормозов боюсь сорваться – уплыть куда-нибудь в измерения и потеряться…

– Ерунда! – оборвал сверхсупер. – Я же тебя держать буду. Поехали?

И не успела Магнолия согласно кивнуть головой, как очутилась уже в открытом Космосе.

10

Это ужасным образом напомнило ей тот сон в молоковозе. Только голубовато-дымчатая Земля была на этот раз несколько дальше и выглядела примерно с хороший арбуз. Да еще ее саму окружало защитное полукольцо бурых безглазых конгломератов.

– Ну, эта картина для тебя привычна, – прозвучал скучный голос сверхсупера, – позади Солнце, сбоку, обрати внимание, Луна. Посмотрим на это же дело немного с другой стороны.

Земля как-то странно дернулась, да так и застыла в форме чуть деформированного овала. И оказалась уже насыщенного темно-синего цвета. Звезды, насколько могла заметить Магнолия, не изменили расположения, но Луны на месте не оказалось.

Магнолия повертела головой и обнаружила, что Солнце тоже вытянулось в эллипс и лихорадочно сияет белым неоновым огнем.

– Ты, кажется, здесь от меня скрываться хотела? – язвительно поинтересовался сверхсупер.

– Здесь? – не поняла Магнолия.

– Ну вот как первый отсек открыла, так сразу в эту систему координат и отнырнула! Хотел бы я знать – как ты на этом варианте Земли существовать собиралась! Ладно, дело прошлое. Едем дальше…

И тотчас синий земной овал, чуть ужавшись по краям, развернулся в ярко-синюю ленту. Магнолия вздрогнула от неожиданности.

Но лентой то, что она видела, показалось лишь в первый момент. Приглядевшись, Магнолия поняла, что это больше напоминает массивную синюю трубу, тянущуюся из бесконечности и теряющуюся также в бесконечности. И звездного неба не было. Все пространство вокруг заполнилось огненными штрихами разной длины и разной интенсивности свечения.

Магнолия обернулась в поисках Солнца и обнаружила вместо него только тонкий проводок густого темно-малинового цвета.

– Дальше, – предупредил сверхсупер.

И массивной синей трубы не стало. Только в исчерканной звездными штрихами Вселенной, в миллионах километров от ног Магнолии в сумасшедшем темпе крутилась нежно-сиреневая планетка, Вращение было таким быстрым, что Магнолии никак не удавалось рассмотреть ее поверхность – то вроде мелькали светящиеся пятна, напоминающие земные города, то, кажется, она успевала заметить бугорки горных массивов…

– Это точка соединения Земли и Солнца, – равнодушно прокомментировал сверхсупер.

– А эта точка – она обитаема? – спросила Магнолия.

– Да, разумеется, – как бы пожал плечами сверхсупер. – Тут почти все обитаемо. Живут разные существа, плодятся. Кстати, обрати внимание – внизу, справа.

Магнолия послушно склонила голову и поначалу ничего примечательного не увидела. Только когда пригляделась, обнаружила, что мимо бешено вращающейся сиреневой планеты, чуть огибая ее, тянется, теряясь в звездной мешанине, мрачно-темный, покореженный и искривленный силуэт какой-то планетарной трубы.

– Это Марс, – пояснил сверхсупер. – Он тоже соединяется и с Землей и с Солнцем, но в разных пространствах. Ну, насмотрелась? Двигаемся дальше?

И мир вокруг полыхнул ярким светом. Магнолия даже локтем загородилась, спасаясь от ослепительного свечения.

– Вот наша голубая старушка – в лучшем виде, – с некоторой даже гордостью объявил сверхсупер. – Ты гляди, гляди, оно того заслуживает.

Магнолия, щурясь, отвела локоть. Сначала то, что она увидела, напомнило ей цветок – что-то вроде роскошной голубовато-белой розы, раскинувшей во все стороны свои ослепительные лепестки. Потом Магнолия углядела, что это вовсе не лепестки – это были сияющие внутренние грани неимоверно величественного полупрозрачного алмаза. Нет, алмаз – это слишком прозаическое название для той хрупко-монолитной структуры, что покоилась перед Магнолией на черной, бархатистой подушечке Космоса.

И еще. Магнолия решила, что показалось, но нет, в самом деле – от граней голубоватого драгоценного кристалла во все стороны расходились ажурные бирюзовые паутинки. И они – пели! Это было невероятно. Магнолия не слышала ни звука в мертвом молчании Космоса, но эти туго натянутые паутинки, эти волшебные струны неизъяснимо трепетали, создавая чарующую гармонию.

– Видишь отличия?

– Какие отличия? – не поняла Магнолия.

– В информационных каналах. Приглядись, это даже отсюда видно. Одни к Земле несут информацию, а другие – от нее.

– Нет, ничего не вижу, – бессмысленно таращась в трепетание волшебных паутинок, ответила Магнолия.

Зато она рассмотрела, что звезды – вот так номер! – выглядят, как расширяющиеся световые колечки, как расходящиеся по воде круги. И из-за этого величественный Космос вдруг потерял всю свою угрюмую суровость – он теперь больше напоминал лужу в мелкий дождь. Звездные колечки накладывались друг на друга, пересекались, играли оттенками. А самое широкое и веселое звездное кольцо расплывалось сзади. Оно росло, охватывая всю небесную лужу, а внутри него уже вспухало следующее – такое же желтое и веселое.

– Это Солнце? – догадалась Магнолия.

– Конечно. Сама не видишь?

– Вижу, вижу, – кивнула Магнолия. И вдруг мысленно ахнула. Позади сияющего голубоватого алмаза угольно-черной, грозной тенью отчетливо выделялся другой кристалл. Циклопический – много больший, чем Земля, антрацитово отблескивающий своими изломами и как бы впитывающий ликующее полыхание земного света.

– Что это?..

– Где?

– Позади Земли. Черное.

– О! Это ты увидела краешек такого образования, которое надо рассматривать отдельно! Сейчас мы дальше скакнем.

И они скакнули.

Магнолия взвыла от боли. Она ничего не видела и не слышала, она только ощущала, как взрываются атомы ее защитного поля, ее волос, ее кожи, как распадается она сама, истаивая в чужом, агрессивно пожирающем ее пространстве…

11

– Фу, напугала ты меня, – смущенно сказал голос сверхсупера в ее голове. – Увлеклись мы немножко. Пересекли пределы твоих возможностей. Но ты не расстраивайся – я и сам-то ненамного дальше прохожу.

Магнолия открыла глаза. Она лежала на слабо светящемся полу в проходе между стеллажами. Вокруг было тихо, как в гробнице.

Быстро приподнявшись, Магнолия ощупала свое лицо, погладила волосы, взглянула на руки – вроде все было на месте.

– Да не беспокойся, все нормально, – заверил голос сверхсупера. – Пришлось, правда, тебя малость подреставрировать в будильнике. Зато теперь – как новенькая!

– В будильнике? – переспросила Магнолия, внимательно прислушиваясь к звучанию своего голоса и с удовлетворением не находя изменений.

– Да, вот в этом – через который ты в мою берлогу пролезла.

– А, дверь… – поняла Магнолия. И даже подпрыгнула на месте. – Там же, за дверью… Ты меня совсем заморочил, а за дверью Атанас с кем-то сражается!

– Я? Заморочил? – с холодноватой, как блеск контейнеров, обидой проронил сверхсупер. – Там, за дверью, целое стадо ваших нижних суперов. Твой Атанас всех, по-моему, притащил. С ними ничего не случилось, все нормально. Стоят, обсуждают, что дальше делать.

– А того, который стрелял, с фонариком – его прогнали?

– Ага, прогнали. На тот свет. Его же Атанас твой и пристрелил. Еще тогда, когда ты в первый раз в будильнике отлеживалась.

– Почему ты дверь называешь будильником?

– Потому что это будильник и есть. Наш папаша специально его поставил, чтоб он меня разбудил. Когда дозрею. И того сумасшедшего приставил – ходить, охранять. Ну, которого Атанас пристрелил. Он был настоящий сумасшедший, стопроцентный. Наш родитель сумел каким-то образом ему внушить, что высшая цель его жизни – оборонять сей подземный коридор. Вот он и дооборонялся.

– Постой, – спохватилась Магнолия, – ты ведь обещал объяснить, как Петр Викторович смог нас придумать?

– Ну?

– А ничего не объяснил.

– Вот так раз! Я же тебе все показал. Ты что, не поняла?

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru