Пользовательский поиск

Книга Магнолия. Страница 41

Кол-во голосов: 0

– Парень, – вдруг задумчиво сказала Нинель, – а парень! У тебя есть пистолет?

– Нет, – быстро ответил Юрок. – Вы че, девки, собрались грохнуть кого?

– Не-а… – лениво протянула Нинель. – А, впрочем – грохнуть? Да, грохнуть. А топора у тебя случаем нет за пазухой?

– Нинель, не выпендривайся, – пугаясь их разговора, попросила Магнолия.

– Так не пойдет, – решительно заявил Юрок. – Ваша не пляшет. Пока я сам не решу, нужен вам топор или не нужен, до тех пор топора не будет. Я отвечаю за вас. Перед Доктором – и вообще. Какой у вас план? Есть план?

– Есть, есть, – хмыкнула Нинель. – Ну-ка, Мага, поговорим.

Она наклонилась к Магнолии, их лбы соприкоснулись, и Магнолия услышала механически стерильный голос мыслей: «Надо немедленно нырнуть в резиденцию Любо мудр ого и разрушить Первый пульт. Сразу, сейчас – пока верхние думают, что мы разгромлены и деморализованы». Нинель отодвинулась, испытующе взглянула на Магнолию и спросила:

– Угу?

– Да, – обмирая, прошептала Магнолия.

На самом деле – как просто! Сейчас, с ходу уничтожить Первый пульт – тогда никакой власти у Любомудрого не будет над верхними супе-рами и, значит, сама собой отпадет необходимость поисков Главного пульта, этого проклятия Магнолии. Этого вечного упрека, который все, ну буквально все, если и не высказывают, то подразумевают. Где топор?!

– Может, на кухне? – предположила она вслух.

– Глянем, – заверила Нинель и бодро шагнула в сторону коридора.

Юрок в два прыжка оказался между ней и дверью, скрестил руки на груди и просто сказал:

– А хи-хи не ха-ха?

Нинель озадаченно поинтересовалась:

– То есть?

– Что слыхала! – отрезал Юрок.

– Нда-а… Крепкий орешек, – уважительно произнесла Нинель и – хлоп! – исчезла, оставив в комнате только легкий порыв сквознячка.

А на кухне загремели выдвигаемые ящики и открываемые дверцы.

– …! – выдохнул Юрок и, звонко хлопнув себя по лбу, бросился через коридор к кухонной двери.

Дверь оказалась заперта изнутри.

Пока Юрок неистово дергал ручку, Нинель сообщила с той стороны:

– Есть молоток для мяса. Тяжелый. Подойдет?

– Подойдет, подойдет! – раздраженно крикнула Магнолия. Ей не терпелось скорее прекратить этот дешевый спектакль и делом заняться. Решились – так уж решились!

Хлоп! – в коридоре позади них возникла Нинель с увесистым шипастым молоточком. Она протянула руку и нащупала ледяные пальцы Магнолии.

– Подождите, суперменки чертовы, – взмолился Юрок, – я с вами!

– Невозможно, – безжизненно от страха перед задуманным отозвалась Магнолия. – Супера не способны перетаскивать сквозь пространство обычных людей…

– Так я и вас не пущу! – зло крикнул Юрок, крепко хватая обеих путешественниц своей рукой за сплетенные ладони.

Хлоп! – и его рука повисла в воздухе. «Эх, молоток надо было выхватывать…» – запоздало подумал Юрок.

11

Под ногой у Магнолии хрупнуло битое стекло. Нинель быстро обернулась и, яростно гримасничая, погрозила ей кулачком, в котором был зажат молоток. Делова-ая! А как здесь быть бесшумной? Посреди этого погрома, обрывков и обломков, толстым слоем устилающих пол?

Вот и сама Нинель вдруг запнулась, чуть не упала, запутавшись в петле змеисто-гибкой медной проволоки, шумно запрыгала на одной ноге, пытаясь удержать равновесие. Еле устояла. И замерла, напряженно вслушиваясь в тишину раннего утра, в одинокое кукование, долетающее из глубины тяжеловесного, будто металлическая вата, сумеречного леса в пространстве за разбитыми окнами. Подумать только – уже утро. Это как же далеко на восток мы забрались, если здесь еще чуть-чуть – и солнце взойдет?

– Туда, – беззвучно шевельнула губами Нинель, указывая подбородком на одну из трех дверей в торце зала.

Магнолия послушно кивнула. Впрочем, ее согласия особенно и не требовалось.

Легкий хлопок – они стояли на лестничной площадке за дверью. Вполне обычной. Вверх ступеньки уходили на второй этаж, вниз – в темноту цоколя. Ничем не примечательные железобетонные ступеньки. Если б только не полуобморочная пугливость Нинель и не сознание, что находишься в самом логове…

Хлоп! В потемках цокольного этажа пахло стоячей водой и гнилью. Рука Нинель дрожала все заметней. Магнолия с содроганием оглянулась на паутину толстых канализационных труб по стенам: «Идеальное место для засады. Тут нас и подкараулят».

Нинель коснулась ее лба своими волосами, и Магнолия услышала ее мысленный шепот: «Все, теперь последний нырок. Прямо в бункер Первого пульта, приготовься». «Да», – так же мысленно ответила Магнолия, и ей очень захотелось хоть чем-нибудь вооружиться. Хоть вот этим обломком кирпича.

Хлоп! – и полная тьма. Без единого просвета.

– Но здесь нет ничего! – вдруг громогласно возмутилась Нинель. – Пусто же!

– Чего орешь?! – простонала Магнолия, дергая что есть силы ее за руку.

– Да «чего-чего»! – еще громогласнее заявила Нинель. – Не видишь разве? Пусто! Нету пульта! Амы-то, дуры, стараемся, крадемся! То-то, смотрю, все разгромлено. Они эвакуировались! Перехитрили нас! Ты представляешь – опять!

«Она же видит в темноте! – вспомнила Магнолия и с облегчением перевела дух. – Для них же чем темнее – тем лучше».

– Нет, ну ты подумай! – бушевала Нинель. – Если кто из нижних и захочет собой рискнуть, рванет к пульту – так и это невозможно. Нет пульта! Ну нету – что тут делать!

Воздух чуть колыхнулся – и кто-то взял в темноте руку Магнолии. Она едва не хлопнулась в обморок, а Нинель как ни в чем не бывало поздоровалась:

– Привет, Атанас. Не сидится на месте?

– Да я вас искал, – лениво ответствовал Атанас. – Куда вы делись?

– Видал? – с прежней трагической силой возопила Нинель. – Они эвакуировались, представляешь!

– Да видел я, – успокоил ее Атанас. – Я уже был здесь. Мага, скажи адрес Доктора, где собираться надо, а то у Доктора в квартире какой-то чокнутый – к тебе отправил.

– И мне, и мне скажи, – спохватилась Нинель, – я ж сама тоже не знаю!

12

Перед глазами у Магнолии все так и мелькало. А они еще успевают сориентироваться. Тут оглянуться не успеешь – хлоп, уже нырнули, уже на новом месте, и направление не терять умудряются!

– А подожди, Атанас, – сказала вдруг Нинель на тусклой предрассветной площади какого-то города.

О том, что это именно город, Магнолия сделала вывод по громоздящимся вокруг площади многоэтажным домам-обрубкам.

– Подожди нырять. Я сюда вот заскочу на минутку, – и Нинель ткнула пальцем в грязновато-стеклянный куб с надписью «Универмаг».

– Давай вместе, – безразлично предложил Атанас. – Мага себе тоже чего-нибудь присмотрит.

– Но закрыто же еще, – неуверенно запротестовала Магнолия.

– А разница какая? – сказал Атанас. – Мы в открытый точно так же можем зайти. Потом как-нибудь. Если захочешь.

Переодеться же все равно надо, – недово-. льно прервала их беседу Нинель, – ты, давай, за руку держись крепче!

Нырок – и они, держась за руки, как две подружки-школьницы, возникли в узком проходе между рядами пальто и плащей.

– Так, что-то не туда попали – это не по сезону, – резюмировала Нинель.

– Эй, вы где? – послышался издалека приглушенный возглас Атанаса. – Платья здесь!

Они нырнули, ориентируясь по голосу.

Атанас шел, прихрамывая, вдоль прилавка, разглядывая висящие наряды. «Заживает, как на собаке», – вспомнила Магнолия чье-то выражение и переключилась на одежду.

По видикам она помнила, что такое магазины, но физически присутствовала среди такого обилия всякой всячины впервые. «Зачем столько разного?» – растерянно думала она, окидывая взглядом тряпичное разноцветье. Ей как-то не приходило в голову, что и сама она может поменять вылинявшие до белизны шорты и застиранную до полупрозрачности майку на что-либо другое. Некоторые из обитателей Старой Пещеры каждый день одевались по-новому – Меркурий, Александра, да та же Нинель, но Магнолия никогда всерьез не задумывалась над этой их странностью. Теперь же она ясно видела, что привычку к постоянной смене нарядов они позаимствовали от обычных людей. Конечно, если есть такие магазины – поневоле приучишься!

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru