Пользовательский поиск

Книга Лучший экипаж Солнечной (авторская редакция 2008 г.). Содержание - ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ НА ЗЕМЛЕ

Кол-во голосов: 1

Если бы Эндрю не ходил на скауте Эбрахама Файна, который любого члена экипажа учил хоть немного «рулить»… Если бы управление судов москитного флота не было оптимизировано до крайности… Если бы эскадра задумала лихой обманный маневр с заходом на другую сторону планеты… Верный десяток «если» мог в тот день погубить мастер-техника лейтенанта Вернера. Но он подтвердил свою репутацию везунчика. На его сигнал бедствия пошел не задрипанный файтер, а целый флагманский мегадестроер (от того на самом деле, что Тернер не любил соваться в пекло). Более того, Эндрю не умер. Он даже успел надиктовать в бортовой журнал катера подробный доклад о событиях на «Декарде». И вышел из комы через каких-то три дня, живой, хотя и дико нервный после всего пережитого.

Ему прямо в клинику Пурпурное Сердце привезли.

Он остался лейтенантом и никаких поощрений не получил. Сердце вручили за ранение. Взамен Эндрю дал подписку: он под страхом военного трибунала никогда не расскажет, что случилось на «Декарде». По официальной версии, там взорвал реактор марсианский диверсант. А лейтенант Вернер, который вел профилактические работы на внешней обшивке судна, оказался единственным спасенным после катастрофы. На самом же деле вице-адмирал Тернер, прослушав доклад Эндрю, решил, что, раз живых офицеров на транспорте не осталось, значит, говорить там не с кем и не о чем. Он подогнал флагман к беспомощно крутившемуся вокруг Марса «Декарду» и устроил своим застоявшимся без дела стрелкам огневой тренаж.

Того, что у десантника посадочные средства в наличии, а значит, и люди все на борту, он, недолго думая, приказал стрелкам не видеть. Позже с них особисты тоже взяли подписку.

В итоге Тернер получил от Дяди Гуннара нагоняй за большие потери и орден за находчивость в трудной ситуации.

А Эндрю Вернер старался о «Декарде» не вспоминать. И не вспоминал — пока Боровский не спросил прямо, что же там случилось.

А ничего там не случилось. Ничего особенного. Шрам на руке, обожженую грудь, Пурпурное Сердце, полгода терапии — все это Эндрю схлопотал за то, что сумел остаться в живых. Никому не помог, никого не выручил, ничего не добился.

С такими мыслями он списывался вниз. То же самое думал, валяя дурака на наземных базах. Примерно то же — в тюрьме. И не будь ощущения, что жизнь проходит вовсе зря, Эндрю точно не ввязался бы в авантюру с работой на контрразведку.

Как же он удивился, когда понял, что именно предательство дало ему новый шанс!

С подачи особистов Эндрю вырвался с Земли в совершенно новый космос, не тот, какой он знал раньше. В космос группы F.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

НА ЗЕМЛЕ

Личное конфиденциальное послание от адмирала Успенского свалилось на командира полицейской эскадры Рабиновича, как снег на голову. И погрузило в глубокое расстройство. Во-первых, не удалось выяснить, откуда на полицейский информационный бакен пришел сигнал. Во-вторых, текст послания оказался до того неожиданным, что Рабинович просто растерялся.

Полицейский адмирал был реалистом и циником. Официальная версия событий, гласящая, что Рашен свихнулся, вызвала у него лишь презрительную ухмылку. Узнав, что группа F вышла из повиновения, Рабинович сразу понял: старина Алекс решил-таки заняться политикой. На взгляд Рабиновича, демонстрация силы на Марсе означала вовсе не сумасшествие Рашена, а начало его политической карьеры.

Как служитель закона, Рабинович обязан был Рашена арестовать. Но как живой пока что человек, да еще и семейный, он этого делать категорически не хотел. Когда ему приказали схватить мятежного вояку, Рабинович занервничал и принялся судорожно перемещать свои корабли. Разукомплектованная армия не была готова к драке в пространстве и едва годилась оборонять Землю. Единственной реальной силой, которая могла бы Рашена укоротить, оставалась полицейская эскадра.

Больше всего Рабиновича мучило недоверие к информации с Земли. Гражданские власти, приказавшие арестовать Рашена, сообщали, что тот сам явится к полиции в руки и первым стрелять не станет. В ответ на резонный вопрос — а что еще Рашен будет делать в районе Пояса, если не бить полицейских, — толковых разъяснений не последовало.

Поэтому вице-адмирал не спал ночами, извелся сам и задергал свой штаб. То ему казалось, что группу F следует накрыть упреждающим ударом, а дальше выкручиваться по обстановке. То Рабинович требовал представить ему план — желательно подлый и коварный, — как выманить Рашена с «Тушканчика» и таким образом мятеж обезглавить. Но все идеи по управлению огнем упирались в проблему совершенного непонимания, куда стрелять. А все коварные планы захвата оказывались слишком шаблонными, чтобы быть достаточно подлыми.

И когда Рашен первым вышел на контакт, у Рабиновича сначала от радости гора с плеч свалилась, а потом от удивления заболела голова. Он ждал от Рашена чего угодно — предложения сотрудничать, ультиматума, знаменитого русского «иду на вы», наконец. Вместо этого он получил спокойный и дружественный текст, ни к чему не обязывающий. Рашен просто сообщал, что произошло на самом деле, объяснял свои дальнейшие намерения и ничего взамен не просил.

Худшего подарка он Рабиновичу сделать не мог. Полицейский должен был принять очень серьезное решение и всю ответственность за него взять на себя. Борясь с желанием отдать письмо Рашена психоаналитику, Рабинович принял таблетку от головной боли и вывел на монитор видеозапись, приложенную к тексту.

Внимательно просмотрев ее, он принял еще две таблетки. Потом отправился в медпункт и реквизировал у доктора недельный запас спирта. Назавтра Рабиновичу было очень плохо, и эскадра наконец-то смогла от него отдохнуть. А еще днем позже он вызвал на флагман всех своих старших офицеров и показал им запись, на которой огромные блестящие загогулины чужих кораблей гонялись за маленьким скаутом.

Когда в кают-компании утихли изумленные возгласы, Рабинович поднял ладонь, призывая людей к порядку, и произнес характерную для него речь, короткую и безапелляционную.

— Эта долбаная запись, мать ее так, подлинная, — сказал вице-адмирал. — Работал Абрам Файн, опытный старый хрен, вы его знаете. Алекса Успенского, чтоб ему провалиться, вы тоже знаете. Никакой он, трам-тарарам, не псих. Нормальный русский, мать его так. Говорит, с красножопыми его подставили. Замечательно. Пусть эти… (набор эпитетов продолжительностью в минуту) …гражданские подставляют кого угодно, сто херов им в рот и якорь в жопу! Главное, чтобы не подставили нас. А ведь они хотели… (еще минута раздумий вслух). Воевать с трахучей группой F — занятие для умственно отсталых, я так считаю, чтоб меня… Понятное дело, никто здесь группы F не боится, мы ее вздрючим, трамтарарам. Военные будут сосать, пока не подавятся. Но сколько они между делом побьют наших, страшно подумать, трамтарарам. Я таких гнилых раскладов не хочу. Похоже, и Алекс, мать его, тоже этого не хочет. Предлагает разойтись, бля, по-хорошему. Поэтому я, как командир долбаной эскадры, в сложившихся педерастических обстоятельствах беру всю ответственность на себя! А вы, такие-разэтакие… (несколько минут задушевного рассказа об особенностях интимной жизни подчиненных). Да, о чем это я?

— Вы сказали, что берете ответственность на себя, господин вице-адмирал, сэр! — напомнил заместитель Рабиновича.

— А кто еще здесь на такое способен, ты, что ли? — осведомился Рабинович, но крепкого слова к вопросу не добавил. Как хороший командир, он никогда не ругал офицера персонально, если рядом были младшие по званию. Хотя не стеснялся материть всю свою эскадру оптом. — Итак, негодяи! — заключил он. — Приказываю всем рассосаться отсюда на хер, и носа блядского не казать, пока я не разрешу. Может, Алекс и не врет, мать его, а может, тут какая-то засада. Короче, план расстановки наших вонючих сил получите у начштаба. После чего встанете по своим долбаным местам и будете тихо стоять. Занимаем, мать ее, сферическую оборону. Я в центре жду Алекса, он, зараза, должен подойти на двух кораблях. Но если он, паскуда, задумал кинуть нам подлянку, так хоть вы, трам-тарарам, живы останетесь. Всякие детали, подробности и прочие гребаные координаты вам сообщат. Жду ваших сраных вопросов, на хер!

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru