Пользовательский поиск

Книга Лучший экипаж Солнечной (авторская редакция 2008 г.). Содержание - ЧАСТЬ ВТОРАЯ ВНЕ ЗЕМЛИ

Кол-во голосов: 1

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ВНЕ ЗЕМЛИ

Маяк на Цербере навигационных функций не выполнял и представлял ценность исключительно для того, кто его установил. Маяк работал громко хлопающей пробкой, или, если хотите, сигнальной затычкой. На обледеневшей железяке, коей являлась десятая планета Солнечной, маяк крепко держался сенсорными щупальцами за единственную полезную вещь, которая там была. Он контролировал урановую жилу. Стоило какому-нибудь идиоту (а иначе не назовешь того, кто попрется за топливом в такую даль) к жиле сунуться, как маяк вместо дежурного ОК. послал бы в эфир тревожный вопль.

Безотказную и практически вечную штуковину когда-то установили на Цербере марсианские геологи. Ред-Сити в те времена был еще лоялен, купался в земных инвестициях, о независимости не помышлял и услугами контрабандистов не пользовался. Исследовательские группы марсиан шныряли по Солнечной за денежки землян и повсюду втыкали маяки и бакены. Как выяснилось потом, месторождений было открыто ровно вдвое больше, чем сообщалось в метрополию. Разумеется, все, что Ред-Сити придержал для себя, было и качеством повыше, и числом поболее и находилось по темным углам, как правило, внутри Пояса, который марсиане изучили очень прилично. Так что когда Марс провозгласил республику, а Земля устроила ему жесткую блокаду, именно по этим секретным точкам разместились марсианские базы нелегального горнорудного промысла. А замаскированных космодромов на поверхности Красной планеты оказалось достаточно, чтобы хоть какой-то груз просачивался вниз и доходил до заказчика.

Аннексию залежей на Цербере марсиане перенесли безропотно в силу их удаленности. Земной ремонтник перепрограммировал маяк, и с тех пор никаких проблем с ним не возникало. Может, среди контрабандистов и встречались дураки, но грамотных экономистов там оказалось явно больше.

Так что маяк нес службу, армия тормозила зазевавшиеся грузовики, полицейские силы ковырялись в Поясе, а Ред-Сити упорно отрицал, что контрабандные разработки финансируются им на правительственном уровне. Иногда марсиане арестовывали какого-нибудь совсем уж зарвавшегося торговца и устраивали над ним показательное судилище. После чего безобразник ввиду отсутствия на Марсе тюрем отправлялся под домашний арест. Откуда и продолжал свою преступную деятельность, необходимую марсианской экономике позарез. На Красной планете с ресурсами было так себе, а не имеющая официально собственного грузового флота Венера за каждый грамм обогащенного урана платила живыми деньгами. Причем так или иначе, а деньги эти шли с Земли, которой Венера подбрасывала время от времени здоровые яйцеклетки. Положение было идиотское, это все признавали, и только политические амбиции земных менеджеров не давали им по-хорошему договориться с бывшими колониями. Но альянс уже сам напрашивался. Слишком туго шли дела на Земле, чтобы не признать: силовые методы результатов не дают, и с сепаратистами пора дружить. Предстоящее Собрание Акционеров намеревалось решить этот вопрос раз и навсегда, а одним из следствий перехода от холодной войны к настоящему миру должен был стать демонстративный роспуск военного флота.

Умный Дядя Гуннар просчитал эту ситуацию еще в ходе второй марсианской кампании. Адмирал флота крепко призадумался и сообразил, что спасти его от почетной отставки может только обнаружение внешнего противника, равно опасного для всех планет. Дядя Гуннар вызвал к себе начальника разведки и приказал доложить информацию по чужим. Информации оказалось много, но вся она была, мягко говоря, неубедительной, а если честно — с нехорошим шизофреническим душком. Тем не менее адмирал флота организовал утечку данных в Сеть и стал ждать реакции.

Отклик пришел не только от рядовых акционеров и не столько от них, сколько от Совета Директоров. Народ пошумел и вроде бы успокоился. А вот руководство планеты вызвало Дядю Гуннара на беседу, и, вернувшись, адмирал Кёниг вид имел бледный. С этого момента любой разговор о чужих в стенах Адмиралтейства вызывал дисциплинарные последствия, а сам Дядя Гуннар впал в меланхолию. Ему и раньше случалось вести себя этакой марионеткой, а теперь он просто на все плюнул и слепо проводил в жизнь линию гражданского начальства. В частности, не моргнув глазом, загнал группу F на Марс, хотя здорово сомневался в том, что элитную бригаду стоит отправлять на полицейскую операцию.

Сам того не зная, адмирал Кёниг добился-таки своего. И уж совсем нечаянно этим нагадил флоту. Мысль о том, что космос может быть враждебен, не вызвала мгновенной реакции, но отложилась у землян в подкорке. И социологи обнаружили, что исход голосования по роспуску флота может оказаться совсем не однозначным. Увы, за решением о переводе военных кораблей в грузовики прятались такие деньги, о которых Дядя Гуннар и не подозревал. Кроме того, Марс и Венера ставили будущие торговые контакты в прямую зависимость от устранения земной угрозы. Экономика и политика нависли над военными астронавтами и собирались их раздавить.

Перед лицом такой проблемы никому не было дела до того, что адмирал Успенский, дабы потешить свое любопытство, за казенные деньги отправил на край света какого-то Абрама. Тем более что Успенский не лез в политику. Он, конечно, грызся с Адмиралтейством, но это были личные сложности Дяди Гуннара. В остальном адмирал Рашен вел себя как честный служака. И до поры до времени его не трогали. Мелкое разбазаривание фондов не походило на преступление, способное всерьез замазать дерьмом ослепительную репутацию командира группы F. На флоте и без того доставало начальников, за которыми в массовом сознании закрепился образ кровожадных чудовищ.

Поэтому группа F отправилась к Марсу, и не просто так, а на бустерах. А в Сети что ни день возникали материалы, напоминающие акционерам о зверствах военных, из-за которых погибло куда больше мирного инопланетного населения, чем могла себе позволить изнывающая от генетического дефицита Земля.

А скаут «Рипли» осторожно подгребал к зоне активного поиска. Эбрахам Файн придирчиво следил за работой экипажа и про себя неумело молился. Религиозность на Земле считалась чем-то вроде заболевания психики, но Файну на это было наплевать. Ему, уверенному в существовании чужих, требовался сейчас Божий промысел, и никак не меньше. Чтобы вместо чужих найти всего лишь пиратов.

* * *

Еще за добрую сотню лет до Полуночи, в эпоху расцвета науки и промышленности, когда сырья и товаров было завались, пиратство на торговых путях Солнечной уже цвело махровым цветом и считалось прибыльным бизнесом. Многие компании, имеющие собственный флот, баловались перехватом грузов конкурирующих фирм. Поэтому буксиры ходили с вооруженным эскортом, который мог внезапно отвалить и сцапать показавшийся на радаре соблазнительный кораблик, а вернувшись с добычей, обнаружить, что их собственный подопечный летит уже налегке и капитан на радостях, что не убили, нажрался в стельку.

Ценность грузов с лихвой окупала риск. И в один прекрасный день оказалось, что по Солнечной буквально не пройти, не проехать без того, чтобы тебя не взяли на абордаж какие-то негодяи. Обычно захват обходился без стрельбы по коммерческим судам, палили друг в друга только нападающие и охрана. Все-таки буксиры не за один день строятся, да и астронавты не размножаются почкованием. Кто-то ведь должен перевозить товар, который ты намерен хапнуть. Так что пираты отстегивали грузовой отсек, делали ручкой и улетали восвояси. Капитан Лунц, ходивший на буксировщике «Янки Фэйр» и счастливо переживший восемь ограблений, стал притчей во языцех и так красочно рассказывал внизу о своих злоключениях, что в итоге спился.

Потом разразилась Полночь, которая смела с лица Земли целые народы, спровоцировала затяжную ядерную зиму и уничтожила столько ресурсов, что в буквальном смысле не из чего стало костер запалить. Экономика, политика, религия, культура — все полетело в тартарары. Жуткая Заваруха, случившаяся тремя веками раньше, еще не научила человечество гибкости. После религиозной войны земляне отдались в лоно победившей религии. Победившие народы старались покрепче затоптать побежденных. И только Полночь расставила все на места, показав, что, если дважды наступил на грабли, надо их поднять и выбросить. Остатки населения требовали радикальных перемен. Наряду с позитивными идеями, всем очень хотелось электричества и желательно хоть немного поесть. А чтобы поесть — хотя бы вонючей хлореллы, — опять-таки нужно было электричество. И чистая вода. То есть снова энергия. Подскочил в цене уран. Образовался мощнейший черный рынок. Там, где раньше сталкивались интересы фирм, теперь грызлись правительства.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru