Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-3: Полет над бездной. Содержание - ЭПИЛОГ

Кол-во голосов: 0

— Летят! — воскликнул он. — Летят! Корабли их уже здесь!

— Ну что ж, тогда пора, — проронила Гэриэл. — Вы славный человек, адмирал Оссилеге. Вы настоящий мужчина. Свой долг вы выполнили. Вы храбро сражались и задержали противника. Вы молодчага.

— Благодарю вас, сударыня: Я горжусь тем, что был рядом с вами.

— А я горжусь тем, что находилась рядом е вами, — отозвалась молодая женщина. — А теперь пора прощаться. — Гэриэл вспомнила о своей дочери Малинзе, которая осталась одна-одинешенька на всем белом свете. Конечно, о ней будут заботиться. Об этом можно не беспокоиться. Возможно, мир воздаст ей за все лишения, которые ей придется претерпеть в своей юной жизни, и будущее ее окажется безоблачным и счастливым. Такая мысль утешает. С такими думами легко распрощаться с жизнью.

— Я не могу… не могу пошевелить рукой, — выдавил Оссилеге. — Мне никак не нажать на кнопку.

— Я сейчас, — отозвалась Гэриэл. Взглянув в иллюминатор, она увидела, что рядом с их кораблем, по крайней мере, три сакоррианских судна. Улыбнувшись, она протянула руку. — Сейчас, — повторила она. — Позвольте мне.

Взрыв осветил небо, образовав брешь в рядах кораблей флота Триумвирата. Вслед за первым раздался другой, еще более оглушительный взрыв, ввысь взвился гигантский столб огня, затмивший сияние звезд.

— Клянусь всеми светилами! — воскликнула Тендра. — Это взорвался «Нежданный гость». Они погибли. Все погибли. Все кончено.

Ландо снова взглянул на судовой хронометр, затем перевел взгляд на Центральную Станцию, а следом за этим — на далекую светлую точку, какой отсюда казался Дролл.

— Пока не все кончено, — возразил он. — Но через минуту и двадцать секунд все будет кончено. И возможно, для очень и очень многих людей.

— Антон! — воскликнула Джайна. — Живее! Необходимо сделать это сию же секунду!

Выпучив глаза, техник Антон бросился на зов девочки.

— Не могу, — ответил он, потрясая электронным блокнотом. — Не получается. Чтобы решить задачу, нужно еще пять минут, самое малое. Двенадцать миллионов! Жизнь двенадцати миллионов зависит от ее решения! — Сев на пол, Антон схватился обеими руками за голову.

— Мы обречены! — застонал Трипио. — Если наши враги смогут произвести выстрел, мы все будем уничтожены.

Джесин Соло стоял, точно прикованный к одному месту. Никто из находящихся в шахте репульсора не мог пошевелиться, охваченный одной и той же мыслью. Двенадцать миллионов! У них остается один-единственный шанс спастись, но шанс этот будет упущен лишь потому, что никто не может дать нужные цифры семилетнему ребенку.

— Секундочку, — произнес в раздумье Джесин. — А зачем нам какие-то там цифры? — Обратившись к младшему брату, по-прежнему сидевшему за пультом управления, он сказал: — Анакин, тебе кажется, что масса слишком велика, так ведь? А ты можешь определить нужную величину? Закрыть глаза и почувствовать ее? Так, чтобы масса оказалась именно такой, какая необходима?

— О чем это ты? — удивился Эбрихим. — Хочешь, чтобы малыш угадал цифры?

— Да не угадал, — возразила Джайна. — Почувствовал. Ощутил. Ну давай же, Анакин. Оставь свои сознательные мысли. Определи то, что нужно, с помощью Силы Джедая.

Посмотрев на брата, затем на сестру, Анакин проглотил слюну и закрыл глаза.

— Хорошо, — произнес он. — Хорошо. По-прежнему не открывая глаз, Анакин протянул руки в сторону приборов управления, которые сами по себе возникали на поверхности пульта. Вокруг головы юного волшебника возникли светящиеся объемные структуры из оранжевых, пурпурных и зеленых кубиков. Они то вспыхивали, то гасли, но Анакин их не замечал.

Где-то в глубине у них под ногами возникла размеренная, мощная вибрация. Послышался громовой грохот репульсора — это невероятной мощности энергия накапливалась и сосредоточивалась в одной точке, готовая в любое мгновение вырваться наружу.

В руке у Анакина возник рычаг управления. Мальчуган плавно нажал на рычаг, и перед его все еще закрытыми глазами появился сияющий оранжевый куб. Юный оператор произвел настройку нужных приборов едва заметными движениями пальцев. Куб мигнул и увеличился в размерах. Нажав на рычаг, Анакин долго-долго держал его в таком положении…

Затем резким движением опустил вниз — что есть сил.

Вся шахта содрогнулась. Вспыхнула молния, осветившая коридор и проникшая даже в отсек управления.

Никто из находившихся в отсеке не заметил этой вспышки — за исключением Анакина, который все видел даже с закрытыми глазами. Зато ее наблюдали все, кто был на поверхности и в космическом пространстве. Они увидели, как из жерла репульсора с громовым грохотом вырвалась мощная струя энергии, пульсировавшая, вспыхивавшая от радости, которую дало ей ощущение свободы. И эта энергия, эта мощь росла с каждой секундой.

Затем сгусток энергии вырвался наружу и помчался, рассекая пространство, нацеленный на Южный полюс Центральной Станции. В этот самый момент, когда все часы обратного отсчета времени, какие только находились в любых частях Вселенной, должны были достичь нулевой отметки, а Центральная Станция произвести роковой выстрел, невероятной силы снаряд ударил по полюсу. Вся южная оконечность Станции озарилась светом той энергии, которая должна была в виде невидимого луча пронзить космическое гиперпространство и уничтожить планету.

Выброшенная репульсором энергия нарушила канал в гиперпространстве, сбила настройку луча Центральной, в результате чего часть энергии этого луча превратилась в световую энергию. Южный полюс Центральной Станции начал светиться, словно гигантская лампа накаливания, а затем пульсировать, пожирая собственную энергию. Свечение стало увеличиваться в объеме, превращаясь в необыкновенной красоты сферу. Сферу, наполненную безобидным светом. Светом, который озарил небеса всех планет Кореллианской системы. Светящийся шар этот сверкал, сиял, рос в размерах, переливаясь всеми цветами радуги. Словно мыльный пузырь. И как мыльный пузырь, лопнул.

Находившийся на Северном полюсе станции Ландо-калриссит наблюдал за происходящим. Глубоко вздохнув (он даже не заметил, что затаил дыхание), он обратился к Тендре:

— Вот теперь все кончено.

ЭПИЛОГ

— Не понимаю, зачем мы вам тут понадобились, — пробурчал адмирал Акбар своим скрипучим голосом. Повернувшись к Люку Скайвокеру, он выпучил глаза. Находились они на планете Дролл, поскольку Акбару хотелось взглянуть на репульсор. — Мы прибыли к шапочному разбору. Моим кораблям делать было уже нечего и все благодаря адмиралу Оссилеге и Гэриэл Каптисон. — Вот именно. Благодаря им, — отозвался Люк. Он думал о Гэриэл, о ее дочурке Малинзе. Люк пообещал девочке позаботиться о ее маме. Как же ему отплатить свой неоплатный долг перед девочкой? Думал об Оссилеге, трудном, непредсказуемом человеке, который всегда лез на рожон и стремился достичь невозможного. — Я еще долго буду оплакивать их обоих. Но мы победили. Благодаря им и многим другим. И в значительной степени благодаря вон тем троим ребятишкам.

Анакин, Джесин и Джайна носились кругом, карабкались по холмам земли, выброшенной на поверхность при выстреле репульсора. Их со смехом преследовали Дженика Сонсен и Белинди Календа. Они строили страшные рожи, чтобы напугать детей, которые только хохотали. Они играли в тени репульсора. Теперь вершина цилиндра находилась в сотне метров от поверхности планеты. Видя как их дети сами начали гоняться за Сонсен и Календой, Хэн и Лея громко смеялись. Мара лишь улыбалась, и даже Чубакке, похоже, нравилось наблюдать за происходящим. Устроившиеся неподалеку от них в шезлонгах Эбрихим и герцогиня Марча были поглощены беседой. Судя по сосредоточенному выражению их лиц, они обсуждали какие-то очень важные государственные дела, но, скорее всего, предавались своему излюбленному занятию — сплетничали.

Люк был уверен, что так оно и есть, хотя ему хотелось, чтобы дроллы думали о политике. Ведь герцогине это пригодится. Лея поделилась с мужем своими планами назначить Марчу на пост генерал-губернатора Сектора.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru