Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-3: Полет над бездной. Содержание - Глава четырнадцатая ПОСЛЕДНЕЕ «ПРОСТИ»

Кол-во голосов: 0

— Я действительно верю этому, — проговорил Хэн.

— Тссс, — цыкнула на мужа Лея.

— …и все они живы и здоровы и находятся на борту «Незваного гостя». Чубакку и обоих дроллов, оставшихся в шахте репульсора, в настоящее время эвакуируют оттуда. Насколько нам известно, с ними все в порядке.

Но главная причина, по которой я послал это сообщение, в следующем. У нас просьба, чтобы вы прибыли сюда. Гэриэл Каптисон созывает военный совет. Он должен состояться через восемнадцать часов. Нам нужны вы все. Госпоже Каптисон нужен также представитель от селониан. Если возможно, организуйте это. Не стану ходить вокруг да около. Нам необходимы все огневые системы вплоть до самых мелкокалиберных, прежде чем все это кончится. Нам нужны все вы, нужен «Нефритовый огонь», и крестокрыл Люка — тоже сгодится. Как можно скорее пришлите ответ. Сообщите о своих намерениях. Но в любом случае поторопитесь. Времени у нас почти не остается.

Глава четырнадцатая

ПОСЛЕДНЕЕ «ПРОСТИ»

Лея Органа Соло, глава государства Новой Республики, сломя голову сбежала по сходне на палубу ангара, в котором придоковался «Нефритовый огонь», едва при этом не сбив с ног двух солдат из почетного караула. Бросившись к детям, она обняла обоих близнецов. Анакин не попал в ее объятия только потому, что слишком часто и высоко подпрыгивал от возбуждения. Зато Хэн Соло, сбежавший следом за женой, схватил малыша и оторвал его от пола. Образовалась куча мала. Подошедший к ней Люк еще больше усугубил веселую наразбериху, радостно приветствуя ребятишек: ерошил волосы Джесина, вырывал Анакина из рук отца, чтобы самому потискать его, щекотал Джайну. Тут же суетился и Трипио, здороваясь со всеми и всем мешая.

— Анакин! Джесин! Джайна! — воскликнула Лея. — Ну, дайте же мне посмотреть на вас. — Но сама тотчас обнимала всех троих, не выпуская их из объятий и не давая им возможности выполнить ее же просьбу.

К группе счастливых людей и ребятишек подошел и Ландо-калриссит. Обнял Хэна, шепнув на ухо соленую шутку и хлопнув его по спине, поцеловал Лею и подзадорил детишек. Пришли поздороваться и остальные пассажиры космоплана: Мара Шейд и Дракмус, делегат от селониан.

Наблюдая эту до пошлости трогательную сцену, адмирал Оссилеге растянул тонкие губы в саркастической улыбке:

— Не слишком-то солидно такое поведение с ее стороны, не так ли, госпожа премьер-министр? Я не ожидал такого ребячества со стороны главы государства.

Гэриэл, очевидно, ничего не стоило отделаться каким-нибудь избитым замечанием о том, что торжественные встречи часто превращаются в семейные сцены или что кроме соблюдения приличий существуют и другие не менее важные понятия, но она почему-то не сделала этого. Не сумела пересилить себя. Она подумала о собственной дочурке, Малинзе, оставшейся на Бакуре. Посмотрела на Люка Скайвокера, поднявшего свою маленькую племянницу к себе на плечи, подумала о том, как он любит детей, и обо всем, что могло бы произойти, но чему уже никогда не бывать. Но ведь адмирал ждет от нее какого-то ответа. И Гэриэл решила ответить, невольно выдав собственные мысли:

— А по-моему, это прекрасно.

Повернувшись к даме, адмирал Оссилеге посмотрел на нее с нескрываемым изумлением:

— Неужели? Следовательно, у нас с вами различные понятия о прекрасном. Шумные, невоспитанные дети — что же тут прекрасного?

— В таком случае мне вас жаль, — ответила Гэриэл Каптисон, удивляясь собственной резкости. — Не знаю ничего более прекрасного в своей жизни.

Гэриэл, забыв об адмирале, шагнула навстречу гостям. Подойдя к ним, поклонилась изящным, без затей, поклоном.

— Госпожа глава государства, — произнесла она. — Капитан Соло. Рада вас приветствовать на борту нашего корабля и желаю вам много радости от вашей чудесной встречи со своими близкими. — С этими словами, не опасаясь унизить свое премьерское достоинство и запачкать парадное платье, она опустилась на колени и поцеловала каждого из детей.

«Пусть этот сухарь проглотит пилюлю», — подумала она при этом. В юности Гэриэл были свойственны замашки сорвиголовы. Молодая женщина обрадовалась тому, что ее прежняя натура еще дает себя знать.

— В известном смысле ситуация весьма сложная и в то же время совсем простая, — изрекла Календа, обращаясь к участникам военного совета, собравшимся на мостике «Незваного гостя». «Ну и пестрая же компания подобралась», — мелькнуло в голове у гебистки. Слева от нее сидел Оссилеге в своей белоснежной парадной форме с медалями во всю грудь, Гэриэл Каптисон в своем парадном наряде, Ландо-калриссит, прикрывший плечо роскошным пурпурным плащом, и Хэн Соло в довольно мятой светло-коричневой рубашке и видавшем виды жилете. Радом с ним сидела его жена, Лея Органа Соло, глава государства Новой Республики. Простая голубая сорочка и темные брюки, позаимствованные у Мары Шейд. Собственные вещи главы государства, естественно, были потеряны, уничтожены или брошены в эти последние недели.

Возле Леи расположился ее брат, Люк Скайвокер в своей аккуратно отглаженной летной форме без всяких знаков отличия. За ним, прислонясь к стене, стояли оба его дройда — Арту и Трипио, готовые в любую минуту прийти на помощь. На обоих дроллах — Эбрихиме и Марче — не было ничего, кроме собственного меха, правда, за последние два дня кое-где подпаленного. Тут же сидел вуки Чубакка — не то с грустным, не то с задумчивым выражением лица — Календа так и не научилась в этом разбираться. Дженике Сонсен удалось каким-то образом втиснуться между Чубаккой и нервной на вид селонианкой по имени Дракмус. Судя по выражению ее лица, она боялась, как бы между вуки и селонианкой не разгорелся спор по поводу способов приготовления мяса. С другой стороны Дракмус сидела Мара Шейд — спокойная и элегантная в хорошего покроя, но скромном летном комбинезоне.

Разумеется, в числе участников военного совета находилась и сама Календа, Последние несколько дней и часов были настолько сумбурны, что впору забыть о собственном существовании.

— Начнем с простого, — продолжала гебистка. — Противник приближается к Центральной Станции. Ему необходимо, чтобы мы не смогли воспрепятствовать очередному разрушительному импульсу. Разумеется, допустить, чтобы репульсор выстрелил, мы не можем, чего бы это нам не стоило. Учитывая, какое количество жизней зависит от этого, если нас постигнет неудача, вряд ли кто-нибудь из вас станет отрицать, что победа, достигнутая гибелью всего нашего отряда, будет одержана сравнительно малой кровью. Мы должны смотреть правде в глаза. Такой риск существует. В нашем распоряжении три крупных авианосца, имеющих на борту тридцать два боевых истребителя. У противника по крайней мере восемьдесят крупных судов. Если все они несут у себя на борту полный набор истребителей — хотя я в этом очень сомневаюсь, — то количество истребителей на стороне неприятеля может достичь сотен единиц.

Приведенные Календой цифры были настолько внушительны, что среди присутствующих пробежал ропот.

Подождав, когда волнение стихнет, гебистка продолжала:

— На нашей стороне имеется ряд преимуществ, о которых я вам сейчас сообщу. Нам удалось получить несколько довольно качественных снимков флота противника, сделанных с дальнего расстояния. В нашем распоряжении неплохие изображения ряда их судов. Большинство из них не так уж велики и недостаточно хорошо вооружены. Могу довести до вашего сведения, что многие из них — суда старые, относящиеся к до-Имперской эпохе. Сомневаюсь, чтобы хотя бы одно из них относилось к послевоенному периоду. Вероятно, суда не только ветхи, но и в плохом состоянии. Запасных частей для них достать трудно, а то и вовсе невозможно. Ремонтировались они и собирались в кустарных условиях. Предполагаю, что и качество их экипажей оставляет желать много лучшего. Большинство пополнения не имеет ни достаточной подготовки, ни опыта. Однако особенно на это рассчитывать не следует. Экипажи некоторых судов, может оказаться, не уступают нашим. Каких именно судов, мы не знаем.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru