Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-3: Полет над бездной. Содержание - Глава тринадцатая КТО КОГО?

Кол-во голосов: 0

— Но откуда появились все эти корабли? — удивилась Календа. — Сакоррия слишком маленькая планета, чтобы позволить себе обзавестись таким огромным флотом.

— Совершенно верно, — согласился адмирал. — Но мне кажется, вы и сами смогли оы ответить на собственный вопрос, если бы чуть пораскинули мозгами.

Календа нахмурилась, затем глаза ее блеснули.

— Да отсюда же и взялись. Тут они находились, — сказала она. — Вот почему кореллианские Повстанцы не смогли ничего противопоставить нам, кроме ЛИ и ПС. Остальные корабли находились в руках сакорриан.

— Но каким образом они у них оказались? — спросил Ландо. — И где они нашли личный состав для такого количества судов?

— Ответ очень прост, — объяснил Оссилеге. — Здесь же Кореллианский Сектор. Здесь все или практически все продается или сдается в аренду. Очевидно, сакорриане приобрели или наняли эти суда, наняли и экипажи из числа тех мятежников, которых они собрали вокруг себя. Дело нехитрое, если вспомнить, что повстанческое движение было создано самим же Триумвиратом.

— Возможно и другое объяснение. Пожалуй, большинство судов и экипажей представляют собой бывшие Кореллианские Силы Обороны, которые продались тому, кто предложил более высокую цену, — вмешалась Календа. — Космические силы предали генерал-губернатора Микамберлекто с потрохами, как только у них появилась такая возможность. Сделали они это сразу после того, как обстреляли мой корабль и нагнали страху на Хэна Соло. А основная часть кораблей КСО — это бывшие имперские суда. Суда не первой молодости, но вполне надежные и боеспособные.

— Но что вы намерены предпринять? — прервала разговор Гэриэл. — Пока мы чешем языками, корабли все прибывают и прибывают. Их уже семьдесят пять единиц или около того. Не вернуться ли нам к Центральной, чтобы оказать поддержку «Защитнику» и «Часовому»?

— Ни в коем случае, — ответил Оссилеге.

— То есть как? — удивилась Гэриэл. — Почему ни в коем случае?

— «Незваный гость» должен завершить выполнение своей задачи, прежде чем присоединится к остальным кораблям. А главная наша задача — захват репульсора.

— Но «Защитник» и «Часовой» вдвоем против семидесяти пяти судов!

— А никто и не стреляет. Пока. А если мы двинемся в сторону флота, это будет расценено, как акт агрессии. Если же дело дойдет до горячей войны, сомневаюсь, что и втроем мы выстоим против семидесяти пяти кораблей. Откровенно говоря, я ожидал, что количество кораблей будет больше. Или же наша знакомая Тендра Ризант ошиблась в расчетах, или же значительное количество судов осталось в резерве на Сакоррии.

— Но если эти суда двинутся в сторону Центральной Станции…

— Будь то хоть два корабля, хоть три — нам их не остановить. Прошу вас попытаться понять обстановку. Если мы потеряем все свои корабли, но захватим репульсор, победа за нами. Но даже если мы уничтожим весь неприятельский флот, но репульсор останется в руках у Сал-Соло, мы проиграем. И тогда погибнут восемь или двенадцать миллионов, составляющих население Бово Ягена, судя по вашим донесениям.

Гэриэл хотела было что-то возразить, но промолчала. Ландо понял, каково ее состояние. Как хотелось, чтобы можно было возразить адмиралу Оссилеге.

Но, увы, возразить было нечего.

Глава тринадцатая

КТО КОГО?

Под ногами Хэна Соло скрипел гравий. Не находя себе места, пилот ходил взад и вперед. Раз или два едва не споткнувшись об Арту, он цыкнул на дройда, чтобы тот не мешался под ногами.

— Подумайте хорошенько еще раз, — обратился он к Дракмус.

Вместе с Хэном, Леей, Люком и Марой та только что закончила трапезу. После превосходного обеда полагалось бы еще посидеть за столом, наслаждаясь зрелищем солнечного заката и нежась под дуновением легкого ветерка.

Но Хэну казалось преступлением слоняться без дела в то самое время, когда всей вселенной грозит гибель.

Все твердили, что надо ждать, что предпринимать что-либо не имеет смысла. Но пять минут спустя после того, что рассказал ему Люк о Центральной Станции, Хэн уже не мог ждать.

— Ясно, что нужно понять обстановку, — горячился он. — Но мне нужно понять и другое. Объясните, почему в наших интересах сидеть и ждать у моря погоды. Скажите, что это нам даст.

— Вот именно, — подхватил Люк. — Мне тоже хотелось бы это знать.

— Ну, хорошо, — ответила Дракмуе. — Попробую вам еще раз растолковать, в чем дело. Прежде всего вам следует знать, что для нас, селониан, самое главное — это честь, всеобщее согласие и Логовище. Все остальное — второстепенно. Все остальное находится на заднем плане.

— Ну, ладно, это я уже понял, — отозвался Хэн. — Но почему так важно то обстоятельство, что репульсор находится именно в руках еелониан, обитающих на Сакоррии?

— Да по всему, вот почему, — отрезала Дракмуе. — Селониане, живущие на Сакоррии, — потомки презренного рода, покрывшего себя позором давным-давно. Не буду вдаваться в подробности. Скажу только одно. Предки этих селониан много веков назад выиграли очень важный спор. Причем выиграли нечестным путем, получив преимущество перед другими представителями своего Логовища. В результате Логовище распалось на две части; в одну входили жертвы обмана, в другую — подлые лгуны. С Кореллианы их вышвырнули мои предки, предки Хунчузуков, а с Селонии — предки Верховного Логовища. Скандал наделал столько шума, что жертвы обмана образовали новое Логовище под совершенно другим именем, поскольку прежнее его название было опозорено. Даже сейчас я не вправе произнести его. Слово это теперь воспринимается как непристойность. Применяют его лишь в том случае, когда нужно нанести кому-то тягчайшее оскорбление. Такого, чтобы какое-то Логовище утратило свое название, еще не было никогда.

— Мне кажется, несправедливо возлагать вину на какую-то расу.за то, что сделали ее предки, — заметил Люк.

— Несправедливо в глазах людей, а в глазах селониан — это вполне справедливо. Не забывайте, что Логовище для нас — это все. Отдельные особи умирают, но Логовище остается. Следует также иметь в виду, что новые особи являются клонами, то есть точными копиями прежних особей. Вы, люди, склонны полагать, что Логовище — это как бы собрание особей. Но мы отличаемся от людей. Во многих отношениях мы представляем собой чрезвычайно развитых в умственном отношении общественных животных. Да, мы особи, но у нас каждая особь находится целиком на службе у Логовища. Вернее, почти целиком. Мы гораздо ближе друг к другу, чем семьи, но не настолько близки, как клетки одного тела.

— В какие вы дебри забираетесь, — заметила Мара.

— И все равно мне не кажется, что это справедливо — выгонять из дома всех подряд за грехи предков, — настаивал Люк. — Если бы среди людей царили такие же нравы, нам бы с Леей не поздоровилось.

Дракмз с едва заметным движением головы поклонилась Маре:

— Возможно, аналогия не слишком удачна. Все зависит от точки зрения. Однако, Мастер Скайвокер, если у вас кровотечение, разве вас заботит самочувствие белых и красных телец, покидающих ваш организм? Если отдельные кровяные тельца поражены болезнью, разве вы беспокоитесь о здоровых тельцах, когда вы лечите болезнь крови? Не лучше ли осуществить полное переливание крови, чтобы избежать рецидива болезни?

Хэн с трудом заставил себя остаться на месте.

— Это напоминает мне историю наших с вами отношений, Дракмус, — сказал он. — Однако мы снова отвлеклись от существа вопроса.

— А я полагала, что разговор шел о том, чем отличаются от нас люди, — возразила селонианка.

Хэн промолчал, чувствуя, как в нем снова вскипает гнев. Взяв себя в руки, он продолжал:

— У меня такое впечатление, что мы никуда не сдвинемся, пока не договоримся хоть о чем-то. Я расскажу, какова была моя реакция, а потом, возможно, нам удастся пойти дальше. Я вырос рядом с селонианами, но не знал ничего такого, о чем вы мне рассказали. Признаюсь, меня это сильно смутило, однако…

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru