Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-3: Полет над бездной. Содержание - Глава двенадцатая СБЛИЖЕНИЕ

Кол-во голосов: 0

Кают-компания представляла собой величественное помещение: кремовые стены и синие ковры. Она потрясала своими размерами: она была вдвое больше любого другого помещения на корабле. Почти всю переборку занимал огромный, двухметрового диаметра иллюминатор. Заглянув в него, Ландо увидел дух захватывающий вид планеты Дролл на фоне ночного неба. Светильники были расположены так, что ни один предмет не отбрасывал тени.

Что же касается личных удобств, то в апартаментах их, по существу, и не было. Походная койка в углу, рядом с ней — складной столик. Зато койка заправлена идеально. Подушка взбита и положена точно посередине кровати и в том самом месте, где одеяло и верхняя простыня аккуратно, без единой морщинки отогнуты. Порядок, царивший в помещении, указывал на то, что адмирал Оссилеге, в распоряжении которого было множество вестовых и дройдов-слуг, заправляет кровать собственноручно. Он, видно, не из тех, кто доверяет кому бы то ни было столь ответственную операцию, как заправка постели. Рядом — будильник, портативное ПУ, лампа-ночник и одна-единственная, но довольно толстая книга. Что это такое — объемистый роман, исторический фолиант, бакуранский религиозный текст или же устав бакуранского флота — Ландо не смог определить.

Никаких других предметов личного пользования в кают-компании не было. Очевидно, все эти вещи были спрятаны в шкафы и сундуки. В дальнем углу возле двери — простой письменный стол с небольшой, аккуратной стопкой документов с одной стороны и стопкой гораздо толще, но столь же аккуратной, куда были сложены проработанные материалы, — с другой. Сбоку — письменные принадлежности, настольная лампа, электронная записная книжка и еще одно ПУ. И больше ничего. Письменный стол был расположен таким образом, что, когда адмирал садился за него, как он это сделал сейчас, великолепный вид из иллюминатора оказывался у него за спиной. Кроме стула, на котором сидел адмирал, другой мебели не было. Однако Ландо заметил выкрашенного в шаровый цвет дройда-слугу, который вошел вразвалку в кают-компанию, неся на спине три складных стула. Поставив стулья возле стола с поразительной быстротой и ловкостью, дроид исчез.

Все трое гостей сели лицом к столу, и адмирал выжидающе посмотрел на них.

— Расскажите мне все, что вы знаете о Центральной Станции, — проговорил он.

Прочистив горло, первой заговорила лейтенант Календа. В голосе ее была некоторая нервозность.

— Суть нашего доклада состоит в том, что Центральная Станция является устройством, уничтожающим планеты. Именно ее используют для превращения звезд в сверхновые.

— Понимаю, — произнес адмирал с таким видом, словно Календа сообщила ему меню ужина.

— Кроме того, мы уверены, что планетарные репульсоры представляют собой средство для отключения Центральной.

— Неужели? — спросил Оссилеге все тем же бесстрастным тоном. — Весьма интересно. А не расскажете ли вы мне об этом несколько подробнее?

Глава двенадцатая

СБЛИЖЕНИЕ

В тесной каютке «Благородного гостя» дребезг будильника прозвучал невыносимо громко. Тендра Ризант с бьющимся дико сердцем вскочила с постели и, едва не запутавшись в простынях, бросилась в отсек управления.

Она не поняла, к чему этот тревожный сигнал. Что еще могло сломаться на этот раз? Она проверила дисплеи, но контрольные лампы горели зеленым огнем.

Окончательно проснувшись, Тендра вспомнила, в чем дело. Она же сама установила тревожную сигнализацию. Система должна была сработать в том случае, если гравитационное поле будет выключено.

Следовательно, поля этого не существует! Мысль ее лихорадочно заработала. Тендре стало страшно. Исчезновение поля может быть связано с целым рядом причин, главным образом неблагоприятных. Но изменить их не в ее власти. Потом можно будет дать волю своему воображению и поломать голову над тем, чем оно обусловлено. Сейчас же нужно воспользоваться этим обстоятельством. Наконец-то она может лететь. Поспешно заняв место пилота, она принялась за дело.

Прежде чем приобрести свой космоплан, Тендра не успела набраться опыта работы с навигационными компьютерами. Но у нее с тех пор было достаточно времени, чтобы восполнить этот пробел в своей летной подготовке. Быстро манипулируя нужными клавишами, она получила свое настоящее место в общей системе координат и определила курс на предполагаемый пункт назначения. После этого она предоставила компьютеру обработать введенные данные, чтобы получить необходимые величины для входа и выхода из гиперпространства.

Тендра достаточно хорошо знала свое местонахождение — у нее было сколько угодно времени, чтобы определять свое место — причем неоднократно, — но она до сих пор не решила, куда же ей лететь. Разумнее всего, решила она, ввести в компьютер различные варианты, а в последнюю минуту принять окончательное решение. И все-таки теперь, когда это решение необходимо было принимать — и как можно скорее, — оно у нее еще не созрело.

Ведь нужно не забывать, что то лицо или лица, которые управляют гравитационным полем, в любую минуту могут включить его снова. После некоторого раздумья молодая женщина пришла к определенному выводу. Центральная Станция. Вот какое название она слышала в последний раз от Ландо. Похоже, именно туда он и летел. Возможно, когда речь идет о Ландо, всякие предположения могут оказаться необоснованными. Тем более во время войны. Но надо же прибиться к какому-то берегу. Тендра ввела в компьютер нужные данные и переключила его на автоматический режим. Включился дисплей обратного отсчета времени. Секунды таяли на глазах.

Тендра решила было совершить скачок в гиперпространство, управляя кораблем вручную. Ведь именно так поступают герои голографических фильмов. Ну, нет. Герои голофильмов — бывалые пилоты, ветераны космических трасс или же настолько одаренные личности, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Ко всему, за ними солидный тыл — коллектив профессиональных сценаристов — писателей-рецидивистов. В жизни получается совсем не так, как в высосанных из пальца сюжетах. Так что вряд ли стоит опираться в своем решении на поступки этих ходячих кукол.

Кроме того, она лишь во второй раз совершит скачок в гиперпространство. Если автоматика не сработает и отключит двигатели, то лучше на рожон не лезть. Гораздо разумнее просидеть в космоплане еще месяц или два, умирая со скуки, чем рисковать двигателями гиперпривода, которые могут сгореть или же унести ее корабль в самый отдаленный конец Галактики, куда космический Макар телят не гонял.

Тендра взглянула на часы. Осталось пятнадцать секунд. Путешествие ее длится достаточно долго, а если все обойдется и ей удастся проникнуть в Кореллианскую систему и достичь доковой зоны Станции, то это еще не будет означать, что путешествие закончено.

Десять секунд. А что с Ландо? Жив ли он? Где он, не рядом ли с Центральной? Сумеет ли она отыскать его? Ведь война в самом разгаре, и повсюду неразбериха.

Пять секунд. И вообще, что она тут делает? Зачем забралась в подержанный космоплан, за который с нее содрали втридорога? Зачем ищет этого дамского угодника с ловко подвешенным языком, красавчика, которого и видела-то всего один раз? Ведь она всегда считала себя уравновешенной, трезво мыслящей женщиной. Но факты свидетельствуют совсем о другом.

Три секунды. Она совершает безумный поступок. Лезет прямо в пекло. Надо отказаться от скачка в гиперпространство, изменить курс на обратный и потихоньку возвращаться домой, где ей ничто не угрожает.

Две секунды. Нет. Слишком поздно. Если она передумает, то, возможно, всю жизнь будет жалеть об этом.

Секунда. Что ж, узнаем, чем все кончится, чем сердце успокоится.

Ноль секунд. В иллюминаторе возникли светящиеся полосы, и космический корабль совершил прыжок в гиперпространство.

Ну, а теперь все сомнения в сторону.

Поднявшись из-за письменного стола, Оссилеге заходил по кают-компании. Остановился перед иллюминатором и жестким, пристальным взглядом уставился на Дролл.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru