Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-3: Полет над бездной. Содержание - Глава седьмая ТОЧКА НАКАЛА

Кол-во голосов: 0

Глава седьмая

ТОЧКА НАКАЛА

— Если я у вас спрошу, может ли эта колымага двигаться быстрее, вы, наверное, дадите мне такой ответ, который придется мне не по вкусу, — витиевато загнул Ландо. Турбоватор продолжал чинно спускаться к линии экватора Пустотограда, где находился ближайший выход. Еще когда они находились на половине пути, яркость Точки Накала начала на глазах увеличиваться.

— Ни в коем случае, — мотнула головой Дженика.

— Так и думал, — сказал Ландо, смотря в верхний иллюминатор. Искусственное солнце резало глаза. Но насколько оно стало ярче и с какой скоростью увеличивается его яркость — вот в чем вопрос. Может быть, это проще узнать, смотря вниз, на отраженный свет, а не портить себе глаза? Он несколько секунд смотрел напряженно на землю, но затем перестал. Как ни досадно, но на сей раз Трипио оказался прав. Человеческий глаз слишком быстро адаптируется к изменениям в освещенности. На глаз определить их просто невозможно. Конечно, можно спросить у Трипио, но какое-то непонятное упрямство не позволяло Ландо признаться, что он в чем-то уступает роботу. Кроме того, этот Золотой Мальчик еще вздумает начать непрерывный отсчет уровня освещенности и сведет его с ума.

— Полагаю, что уровень яркости увеличился на двадцать процентов, — произнес Люк, словно читая мысли приятеля. Люк наделен способностями Джедая, и такого рода анализ для него — семечки. — Однако яркость — это еще не все. По мере того как мы будем спускаться ниже, воздух станет плотнее и горячее. — Повернувшись к дежурной, он поинтересовался: — Какую температуру может выдержать вот это транспортное средство?

Сонсен пожала плечами:

— Почем я знаю? Сомневаюсь, чтобы кому-то приходило в голову производить такие измерения. Это же обыкновенный элеватор, а не космоплан. Но одно можно сказать определенно: в кабине становится жарко.

— Температура уже поднялась в значительной степени, — ответил Трипио. — Если вам угодно, я с удовольствием буду беспрерывно сообщать об изменениях температуры…

— Нет. Нам это не угодно, — оборвал дройда Ландо. — Все равно положение не исправить. — Протянув ладонь к внутренней стенке кабины, он очень осторожно коснулся ее кончиком указательного пальца. — Обшивка элеватора нагревается, на этот счет нет никаких сомнений.

— Скоро ли мы отсюда выберемся? — спросила Календа.

— Минут через пять или около того, — отозвалась Дженика. — Но есть одно «но».

— Что еще за «но»? — насторожился Ландо. С этой Сонсен не соскучишься.

— Существует разница в давлении между экваториальной областью Пустотограда и Оболочкой Номер Один на внешней стороне шлюза. Разница не ахти как велика, всего восемь процентов, но и этого достаточно для того, чтобы понадобился воздушный шлюз. Во время второй вспышки основной шлюз турбоватора заклинило. Спроектирован он был лишь для того, чтобы удовлетворять незначительному перепаду в давлении между Пустотоградом и Первой Оболочкой. Мне удалось привести его в порядок после вспышки, правда, с большим трудом. Но я не уверена, что это надолго.

— Выходит, мы застряли, — заключил Ландо.

— Боже! Мы поджаримся заживо! — заголосил Трипио.

— А, ты молчи, когда тебя не спрашивают, — оборвала его Сонсен, по-видимому разделявшая взгляды Ландо на этого дройда. — И вовсе мы не застряли, — продолжала молодая женщина, обращаясь к остальным пассажирам турбоватора. — Рядом со шлюзом для турбоватора имеется шлюз для обслуживающего персонала. Он меньше и проще по конструкции и рассчитан на самые тяжелые условия эксплуатации. Уверена, он до сих пор работает безотказно. Если не удастся воспользоваться большим шлюзом, придется совершить бросок к шлюзу для персонала.

— Но вы же сами сказали, что в воздухе не осталось кислорода, — заметил Люк Скайвокер,

— Даже если он бы и остался, то вы все равно бы погибли. В воздухе слишком велико содержание двуокиси углерода, добавьте к этому всяческие продукты горения.

— А мы сможем уместиться в этом шлюзе? — поинтересовался Люк.

— Шлюз достаточно вместителен, — ответила Сонсен. — Но не думаю, что нам следует покидать кабину одновременно. Шлюз обычно действует, когда эта сторона кабины закрыта. Пульт управления находится по сю сторону шлюза, и он оборудован ручным приводом. Мне придется открыть дверь турбоватора, потом броситься к шлюзу и затем открыть и его: Не думаю, что будет разумно, если все станут ждать, пока я буду возиться с дверью. Надо сделать это в два захода.

— Как в сказке — чем дальше, тем страшнее, — заметил Ландо.

— Угадали, — невесело улыбнулась Дженика. — Но нам может повезти. Может оказаться, что шлюз турбоватора работает.

— Может, и работает. А если нет и вам придется бежать к другому шлюзу, я последую за вами. Когда-то я был управляющим Облачным Городом. Мне неоднократна приходилось входить и выходить из отравленной атмосферы. Если с вами что-нибудь случится, необходимо, чтобы кто-то находился рядом.

— Ладно, если нужно, чтобы кто-то находился рядом с Дженикой, то им должен быть я, — вмешался Люк.

— Ну, уж нет, — возразил Ландо. — Благодаря твоей причастности к Силе Джедая ты наделен наибольшей выносливостью. Нам может понадобиться твоя помощь. Тебе придется присматривать за всеми. А с меня довольно Сонсен и этого шлюза.

Люк хотел было возразить, но затем неохотно согласился:

— Возможно, ты прав. Для дройдов отравленный воздух — не помеха. Уже легче, есть какая-то польза.

— А от нас с Календой никакой пользы нет? — проронила Гэриэл.

— Я вовсе не хотел вас обидеть, сударыня, — отозвался Ландо. — Просто было не до тонкостей этикета. Сонсен вынуждена идти потому, что знает устройство шлюза. Кто-то должен ее сопровождать. Я не хочу строить из себя героя, просто я обучен работе в отравленной атмосфере. Поэтому я и пойду с этой молодой дамой. А без Люка мы как без рук. Могу добавить, что лейтенант Календа нисколько не возражает против такого расклада.

Гэриэл Каптисон перевела взгляд с Ландо на безучастное лицо Календы.

— Ну, хорошо, пусть будет по-вашему, — ответила она. — Я достаточно долго участвовала в политической жизни, чтобы знать, когда необходимо отступить.

— Спускаемся еще ниже, — отметил Люк. — В результате повышения температуры приходят в движение значительные воздушные массы.

Выглянув в иллюминатор, Ландо убедился в том, что Люк прав. Нижние, более плотные слои воздуха нагревались сильнее верхних, более разреженных. Наличие теплого и холодного воздуха при разнице давлений — подлинная кухня погоды при любых обстоятельствах. А в мире, где все шиворот-навыворот, где все вертится, как волчок, да еще с градиентом гравитации — тем более. Повсюду взвивались пыльные вихри, мини-торнадо, мини-смерчи, взметавшие ввысь всякий мусор.

По мере того как турбоватор опускался, ветер стал завывать все громче. Кабину окружило облако крупных частиц пыли — из-за него невозможно было ничего разглядеть. Тысячи мелких камешков барабанили по наружной поверхности кабины.

Неожиданно ветер изменил направление, вновь появилась видимость.

По-видимому, турбоватор двигался под какой-то пыльной пеленой. Теперь он перемещался вдоль внутренней стены вращающейся сферы — от оси вращения к экваториальным областям, описывая длинную, пологую кривую. С каждой секундой сила тяжести становилась все более заметной. Зрение у Ландо невольно приспосабливалось к меняющейся обстановке. Ему казалось, что их кабина спускается не отвесно по скале, а по пологому склону холма, крутизна которого уменьшается каждое мгновение. С помощью особого устройства пол кабины все время поддерживался в горизонтальном положении.

— Теперь мы совсем рядом, — сказала Сонсен. — Через минуту скорость кабины начнет уменьшаться. — Едва она успела произнести эти слова, как движение турбоватора стало плавно замедляться. Ландо машинально вытянул руку, чтобы опереться о стенку кабины, но вовремя спохватился: от нее пахнуло жаром.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru