Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-3: Полет над бездной. Содержание - Глава вторая ПОСАДКА

Кол-во голосов: 0

Глава вторая

ПОСАДКА

Лея Органа Соло, глава правительства Новой Республики, сидевшая в кресле штурмана космоплана «Нефритовый огонь», наблюдала за конусом, который двигался по направлению к Селонии. Какая же она была дура, позволив Хэну остаться на борту этой летающей груды металлолома. Но она прекрасно понимала, что ей не удалось бы уговорить мужа оставить этот «корабль», раз уж он считал, что чем-то обязан селонианкам, находящимся на борту конуса.

Но к чему все это приведет? Лея поневоле рассуждала не как жена частного лица, а как государственный деятель. Она отдавала себе отчет в том, что иного выхода у нее нет, однако ясно: эти селонианки впутывают Хэна в свои проблемы, а заодно впутывают и ее, Лею. Новая Республика может запросто оказаться втянутой в драчку, к которой она не имеет никакого отношения, и встать на одну из сторон, участвующих в конфликте. Еще проще, может заключить сделку с этими Хунчузуками — сделку, которая может связать ее, Лею, по рукам и ногам…

— С ним ничего не случится, Лея, — проговорила Мара, словно читая ее мысли. — Мы останемся с ними. До конца. «Нефритовый огонь» вооружен лучше, чем ты предполагаешь.

— Что? Ах да! — Не зная почему, Лея смутилась. Ей неприятно было слышать слова утешения — и от кого? От Мары. Почему же эта дамочка уверена, что она беспокоится о безопасности мужа, хотя на самом деле ее заботит политическая сторона вопроса. Неужели же она, Лея, настолько черства, что политические расчеты отодвинули на задний план заботу о собственном муже? И настолько расчетлива, что даже Мара Шейд больше беспокоится о его судьбе, чем она сама?

Но она, Лея, обязана ставить на первое место не личные, а общие интересы. Какая будет польза Хэну, если она так будет переживать из-за него и убиваться из-за того, что не сумела предвидеть возможные опасности?

— С Хэном ничего не случится, — повторила Лея слова Мары Шейд, пытаясь убедить в этом не только себя, но и свою спутницу. — Если этот летающий мусорный контейнер можно посадить, то Хэн это сделает.

— Если только можно, — согласилась Мара, но в голосе ее не было уверенности. Мара Шейд сидела за рычагами управления своего корабля, приближавшегося к поверхности планеты. Нахмурившись, она, манипулируя рычагами, еще раз снизила скорость.

— Что-то случилось? — спросила Лея.

Не отрываясь от переднего иллюминатора, Мара покачала головой:

— Ничего такого, с чем бы мы не справились. Просто не по душе мне тащиться за этим конусом. Этой селонианке не мешало бы малость подучиться летному мастерству. Если она будет так резко тормозить, то врежемся носом ей в корму.

— А что, если немного поотстать?

— Тогда мы можем потерять их из виду. Голографическая камера, установленная у них в задней части аппарата, никуда не годится. Если мы удалимся от них, они вообще не будут знать, где мы. Клянусь пылающими звездами, да она совсем не умеет управлять аппаратом! — С этими словами Мара резко толкнула ручку управления вперед и вправо от себя. — Она слишком рано разворачивается. Да еще и не выключив двигатели. Мы чуть не столкнулись с этим конусом.

На глазах у Леи неуклюжий селонианский аппарат начал маневр, с тем чтобы подсветовые двигатели оказались обращенными в сторону планеты, что позволило бы замедлить скорость спуска. На неумеху было мучительно смотреть. Аппарат резко изменял свое положение, делая паузы на промежуточных этапах, вместо того чтобы плавно повернуться — «к нам передом, к лесу задом», — как в сказке про Бабу-ягу. Особенно опасно было то, что пилотесса выполняла все эти маневры с включенными двигателями. Даже Лея, хотя она и неплохой пилот, не рискнула бы на такой шаг.

Маре пришлось еще два раза совершать маневры, чтобы не врезаться в селонианский аппарат. Кончилось тем, что «Нефритовый огонь» отстал от конуса километров на пять.

— Все равно они повернутся к нам носом, — объяснила она. — И смогут нас видеть.

— Если повезет, — с сомнением покачала головой Лея. На борту «Нефритового огня» — первоклассная система обнаружения, с помощью которой можно отыскать любую цель хоть в радиусе Кореллианской Системы. С конусом обстоит совсем иначе: он способен найти тот или иной корабль лишь в пределах видимости. Посмотрев в иллюминатор «Нефритового огня», Лея с огромным трудом разглядела крохотную точку, а которую превратился корабль-конус. Освещенная солнцем громада планеты, на фоне которой находился конус, делала его почти невидимым. Легко ли будет обнаружить красную точку «Огня» на черном фоне космического пространства?

Мара совсем перестала смотреть в иллюминатор, целиком положившись на детекторные дисплеи. На то, что конус можно увидеть невооруженным глазом, она больше не рассчитывала. Ну, что же тут такого? Пока хоть один корабль может наблюдать за другим, все не так уж и страшно…

— Тревога! — объявила Мара. — Лея, вооружение и защитные системы — к бою. Живо!

Лея со всей скоростью, на которую только она была способна, подала питание на нужные установки. Быстро проверила состояние турболазерных установок и защитных экранов.

— Все огневые средства и защитные системы подключены и в боевой готовности, — доложила Лея. — А что случилось?

— Подать питание на оборонительные следящие системы и доложить, — скомандовала Мара. — Могу сказать одно: по данным навигационных систем, возникли какие-то цели. Откуда ни возьмись.

— Легкие истребители, — проговорила Лея, включив оборонительные следящие системы. — Усиленная эскадрилья. Общим количеством двенадцать единиц. Приближаются к нам с правых кормовых углов. Должно быть, находились перед этим на высокой полярной орбите.

Мара огорченно покачала головой, разглядывая навигационный дисплей.

— Справиться мы с ними можем, но это будет нелегко. Надо ведь и конус прикрывать.

— Мы находимся слишком далеко от него, чтобы защитить его своими экранами.

— Так будет продолжаться и впредь, — отрезала Мара. — К этой неумехе я не намерена приближаться, тем более в боевых условиях. Она и так меня чуть не протаранила, причем дважды. Стоит к ним только приблизиться, и нам крышка. Единственное, чем я могу им помочь, это прикрыть их огнем. Когда подойдут к нам истребители?

— Через тридцать секунд они окажутся в радиусе действия наших лазерных установок.

— Приготовиться к боевому маневрированию.

— Нет! Надо предупредить Хэна, послать ему светограмму.

— У вас двадцать пять секунд, — проговорила Мара. В голосе ее прозвучала сталь. Пререкаться с ней не было никакого смысла.

Протянув руку к выключателю посадочных огней, Лея перевела его в режим световой азбуки. Целых пять секунд ушло у нее на то, чтобы составить текст. Затем в быстрой последовательности она трижды повторила семафор.

— Готово, — доложила она.

— Добро, — отозвалась Мара. — А теперь держать ушки на макушке.

Хэн был настолько занят тем, чтобы удержаться в кресле, что едва успел заметить светограмму.

— Плавнее, плавнее, Салкулд! Не надо таких рывков! — кричал он на селонианку, одновременно пытаясь прочитать семафор. Сделать это было нелегко: конус метался из стороны в сторону, как загнанный в угол зверь. На его беду, Хэн читал ничуть не лучше, чем передавал. Даже в идеальных условиях приема сделать это было бы ему вряд ли так просто. Большого труда стоило ему понять текст. Неужели Лея не догадается передать знак окончания каждого слова? Иначе он ничего не поймет.

— Б-А-Н-Д-И — что-то еще, конец слова, — бормотал он под нос. — Банди? Бандиты, что ли? Вот оно что! — Он попытался понять следующее слово. — Что-то непонятное А-Д-И, конец слова. Клянусь деревянной ногой моей бабушки, Лея, неужели нельзя не так быстро? Что-то непонятное О-В-О-Г-О, конец слова О-Г-…

Хэн не успел прочесть окончание слова: корабль-конус подпрыгнул, как телега на ухабе. Однако и из того, что он успел понять, текст донесения ясен. "Сюда направляются бандиты — суда противника — находятся они сзади «Нефритового огня». Не то вследствие неблагоприятного стечения обстоятельств, не то в результате точного расчета, происходит это именно в тот момент, когда конус наиболее уязвим.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru