Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-2: Смертельная схватка. Содержание - Глава семнадцатая ВСЕ В СБОРЕ

Кол-во голосов: 0

Кален да произвела набор ряда команд, и над столом возник макет станции. Основной частью ее была массивная серовато-белая сфера. С обеих сторон сферы располагались длинные, большого диаметра цилиндры, утыканные трубами, какими-то приборами и антеннами. Вся система вращалась вокруг длинной оси.

— Основная сфера — она заштрихована — имеет диаметр около ста километров. Вся же станция в длину около трехсот пятидесяти километров. Она настолько древняя — в обед двести лет, — что вынуждена вращаться, чтобы обеспечить себе искусственную гравитацию. Возникла она задолго до изобретения существующей системы искусственной гравитации. И никому неведомо, когда и кем она была изобретена, — прокомментировала Календа.

— Любопытно. Весьма любопытно. Но зачем было размещать генераторы гравитационного поля и оборудование для создания помех на космической станции? При всей ее величине разве не сложнее ее было бы защищать, чем установку, базирующуюся на поверхности планеты? — заметил адмирал.

— Во многих отношениях вы правы, сударь.

— И все же. И все же. Наши противник следят за каждым нашим шагом. Им должно быть известно, что мы располагаем аппаратурой, способной определить очертания поля и местонахождение генерирующей его установки. Им не хуже нас известно, что контроль над гравитационным полем — неотъемлемая часть их планов. Однако до сих пор нам ничего не известно о каких бы то ни было мерах по защите Центральной Станции. Правда, на перехват летят истребители, поднявшиеся с Двойных миров.

— Прошу прощения за то, что прерываю вас, адмирал, — проговорила Календа. — На такой дистанции наши следящие системы недостаточно эффективны, но мы уверены, что и с Центральной Станции подняты истребители, направляющиеся к нам.

— Ах вот как! — поднял брови Оссилеге. — Тогда еще более удивительно, что они отправляют куда-то свои истребители, тем самым оголяя участок, который необходимо особенно тщательно защищать. Но их нежелание защищать станцию лишь часть проблемы. Они должны также знать, что в известной мере координированные усилия, направленные против нас, свидетельствуют о том, что независимые, на первый взгляд, группировки мятежников действуют против нас единым фронтом. Пропаганда Лиги, заявляющей, до чего же они ненавидят все остальные расы, продолжается вовсю. Можно предположить, что и другие расы в долгу не останутся. При подобной раскладке общение с неприятелем попахивает государственной изменой. Если сведения об этом дойдут до внимания населения соответствующих планет, политический скандал неизбежен. Ведь это довольно закрытые общества. И все-таки желание остановить нас настолько для них важно, что они готовы рискнуть, хотя и развоачивают соединение легких истребителей, которые обладают недостаточной огневой мощью, чтобы воспрепятствовать нашему продвижению.

— Но почему используются легкие истребители? — допытывался Оссилеге. — Или руководители мятежников не имеют под своим началом более крупных судов, или же они не желают потерять их во время военных действий. Не похоже на то, что они чувствуют себя очень уверенно. Все это приводит меня в недоумение. А у вас не возникало подобных подозрений, лейтенант Календа?

— Сомнения у меня возникали, адмирал.

— И в чем же они заключаются?

— Во всей этой головоломке чего-то недостает. Причем чего-то весьма существенного. И это настолько существенно, что внушает им уверенность в том, что им удастся задержать нас на Селонии.

— Вполне с вами согласен, — сказал Оссилеге. Немного подумав, он спросил: — Через какое время мы приблизимся к «Дозорному»?

Посмотрев на часы, Календа ответила:

— Приблизительно через восемь часов мы совершим облет вокруг него.

— Понимаю, понимаю. Очень хорошо. — Неожиданно поднявшись со своего кресла, Оссилеге обратился к флаг-офицеру по связи: — Установите прямой лазерный видеоконтакт с командиром «Дозорного». Перекиньте его мне в каюту в условиях полной секретности. — Отдав честь, офицер-связист склонился над пультом.

— Что касается остальных, — обратился к присутствующим адмирал,скажу коротко. Доклад лейтенанта Календы навел меня на мысль внести некоторую корректировку в наши первоначальные планы. Об этих изменениях я сообщу вам после того, как свяжусь с «Дозорным». Это все. До свидания.

С этими словами Оссилеге вышел из помещения.

Остальные, поднявшись со своих мест, тоже направились к двери.

— А зачем это ему понадобилось связываться с «Дозорным», не знаете, лейтенант? — спросил Календу Ландо.

— Не знаю, сударь, — ответила молодая женщина. — Но, признаюсь, не хотела бы я сейчас оказаться на месте командира «Дозорного».

— Это верно, — согласился калриссит. — Когда адмиралы проявляют неожиданный интерес к вышедшим из строя судам, их капитанам нужно держать ухо востро.

С мнением Ландо никто спорить не стал.

Глава семнадцатая

ВСЕ В СБОРЕ

Тендра Ризант была близка к отчаянию. Ей казалось, что на борту корабля она находится не дни, а годы. Когда она впервые поднялась на борт «Благородного Гостя» и стала изучать его, корабль показался ей достаточно большим. Теперь же он больше походил на летающий гроб — и оставаться в нем было не очень-то большим удовольствием.

Молодая женщина даже не представляла себе, долго ли ей удастся продержаться. Ей еще никогда не приходилось пилотировать корабль самостоятельно, без посторонней помощи. Ей казалось, что вокруг нее смыкается безмолвный, пустынный космос. Продовольствия на корабле достаточно, система регенерации воды и воздуха обеспечит ее кислородом и водой по крайней мере на год. Но хватит ли у нее присутствия духа? Судовые системы позаботятся о ее теле, но разве смогут они помешать ей свихнуться?

Почему же не отвечает Ландо? Что произошло? Уж не стряслось ли что-нибудь недоброе? Неужели она поставила свою жизнь не на ту карту и проиграла?

Протянув руку, она включила динамик, дублировавший ее сигнал вызова на радиочастотах. Тендра сознавала, что ничего хорошего не произойдет, она только снова расплачется. Но она должна услышать этот сигнал, убедиться, что он передается, по-прежнему выходит в эфир.

— Тендра вызывает Ландо, — послышался ее собственный голос, звучавший на этот раз как-то более осмысленно, чем обычно. — Прошу ответить на условленной частоте. — Пауза. — Тендра вызывает Ландо. Прошу ответить на условленной частоте. — Пауза. — Тендра вызывает Ландо. Прошу ответить на условленной частоте…

Как всегда, облачившись в белоснежную парадную форму, адмирал Хортел Оссилеге поднялся на флаг-дек флагманского корабля.

— Пришла пора объяснить вам создавшуюся обстановку, — проговорил он. — Как вам известно, мы взяли «Дозорного» на буксир и перевели почти весь его экипаж на другие суда. Вас наверняка удивляет, с какой это стати нам вздумалось тащить за собой такой балласт, да еще накануне сражения? Отвечу прямо. Я намерен пожертвовать этим судном.

Если подобным заявлением Оссилеге надеялся вызвать удивленный ропот, то это ему вполне удалось. Адмирал подождал, пока присутствующие успокоятся.

— Нас поставили в тупик несогласованные моменты прибытия и неточные координаты судов противоборствующей стороны, — продолжал Оссилеге. — В настоящее время нас отделяет всего лишь несколько часов от того момента, когда головные суда флота противника войдут в соприкосновение с нами. А между тем арьергард еще и не сформирован. Мы только сейчас обнаружили, что с Селонии производятся старты.

Я проанализировал расположение судов противника и могу доложить вам следующее. Расположение это весьма неудачно, если противник предпримет те шаги, каких мы от него ждем. Если он вступит в огневой контакт, то обязательно проиграет. И при этом понесет тяжелые потери.

Однако… Если военные руководители противника намерены втянуть нас в какую-то авантюру, заставить нас расположиться так, как это им выгодно, подставив в качестве приманки мелкие суда, то в этом случае дислокация судов противника весьма для них удачна.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru