Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-2: Смертельная схватка. Содержание - Глава двенадцатая В ОСНОВАНИИ АЙСБЕРГА

Кол-во голосов: 0

Глава двенадцатая

В ОСНОВАНИИ АЙСБЕРГА

Хэн потерял счет времени. Вместе с Дракмус они ползли с черепашьей скоростью по бесконечным подземным туннелям, освещенным багряно-красными лампами. Хотя в туннелях было сухо, сами они содержались в образцовом порядке, но что-то подсказывало Хэну Соло, что они существуют давным-давно, испокон веков. А почему бы и нет? Ведь селониане живут на Кореллиане — вернее сказать, в Кореллиане — уже тысячи лет. А туннель, раз уж его выкопали, никуда не спрячешь. Наверное, лишь в районе кореллианской столицы протяженность таких туннелей составляет не одну тысячу километров.

Лучше бы этих туннелей было поменьше да высота их была бы побольше, думалось Хэну. Иногда, как бы идя навстречу его пожеланиям, туннель становился просторнее. Ширина его могла быть такой, что двое селониан могли разминуться без труда. Но случалось и так, что они попадали в просторную подземную пещеру искусственного происхождения, достигавшую в поперечнике несколько сотен метров, залитую тем же зловещим красноватым светом. Хэна такая встреча вполне устраивала. Особенно когда и высота ее была достаточной для того, чтобы встать во весь рост. Правда, теперь и выпрямиться-то он уже не мог. Бесконечные часы, проведенные на четвереньках в тесных туннелях, привели к тому, что он ссутулился, спина ныла, колени были покрыты ссадинами и синяками, так что разогнуться стоило ему большого труда. И все равно, несмотря на то что он с трудом переставлял ноги, а спину пронзала острая боль, Хэн предпочитал передвигаться на своих двоих, а не ползти на карачках по низким туннелям.

Свидетелями его мучений были многие. В любом достаточно просторном помещении собиралось огромное количество селониан. Дюжины, сотни их работали с какими-то незнакомыми Хэну механизмами, что-то носили туда и сюда, говорили, кричали, спорили, общаясь между собой как на знакомом Хэну селонианском наречии, так и на языке, состоявшем из свистков и гудков, с которым он впервые познакомился в туннеле. Впору удивляться тому, сколь нетипичны типичные селониане.

Где бы Хэн ни появлялся, все глядели на него, словно на какое-то привидение, появившееся из верхнего мира. В тех помещениях, где скапливалось много селониан, последние старались держаться подальше от него — не то из страха, не то движимые отвращением или уважением. А может быть, потому что так им было приказано — почем знать! Раз или два какой-то селонианин, спешивший по делу, толкнул его.

Хэн не обращал на все это особенного внимания. Это придавало ему ощущение реальности происходящего. Он по существу не возражал против того, что отовсюду на него глазеют, как на диковинку. Пусть себе глазеют на здоровье. Ведь Хэн был прирожденным туристом. Несмотря на то что он устал и все у него болело, он и сам смотрел во все глаза на происходящее, прекрасно понимая, что ему представился редкий случай оказаться здесь, в подземных лабиринтах.

Ему даже довелось взглянуть краешком глаза на другие касты — самок и самцов-производителей. Во всяком случае, он так решил. В одном большом помещении, мимо которого проходил, он увидел четверых или пятерых селониан и селонианок, которые были более упитанными и рослыми, чем все остальные, суетившиеся вокруг них. Но несмотря на внимание, которое они оказывали более упитанным сородичам, в их поведении не было ничего подобострастного. Один из прислужников принес большую миску еды производителям. Без всяких церемоний, по-деловому. Церемония эта походила скорее на кормежку фермером скота, а не на прислуживание привилегированным особам.

Он заметил, что в туннелях стоит едва заметный специфический запах. Это был запах многих селониан, собравшихся вместе. Запах этот даже как-то успокаивал.

Хэну прежде и в голову не приходило, что селонианские туннели имеют такую протяженность. Став подростком, он узнал, что селонианам нравится находиться под землей, но ему казалось, что это относится лишь к их прошлому, чему-то такому, что происходило в незапамятные времена. Современные, цивилизованные селониане, полагал он, больше не живут в подземных туннелях. А живут в приличных, обычных домах и квартирах — живут так же, как и люди, в нормальных условиях.

Лишь теперь Хэн догадался, что селониане, которых он видел в городах, это вершина айсберга — индивиды, специально обученные общению с чужаками. Ему стало понятно, что те селониане служили, так сказать, для украшения витрин, чтобы расположить к себе людей, которые не должны смотреть на селониан как на непонятные, глубоко чуждые им существа. Хэн смутно догадывался, что привычка жить логовищами, септами в подземных убежищах по-прежнему свойственна им, хотя они как бы пережитки далекого прошлого, которые не имеют особого значения для современного селонианина. Теперь только Хэн сообразил, что именно современный образ жизни не имеет особого значения для этих созданий.

Он наблюдал вещи, о существовании которых прежде и не догадывался, но которые тем не менее всегда были частью того мира, который он называл своей родиной. До чего же он был слеп, как и все люди, обитающие на Кореллиане, к подлинной природе селонианской культуры. А что же можно сказать о Дролле? Неужели обитатели этой планеты тоже прячут свои тайны и так же глубоко?

Хэн прервал свои размышления в тот самый момент, когда они с Дракмус выбрались из особенно тесного туннеля и оказались в огромной подземной камере, которая была раза в два больше любой, какая им попадалась до этого. Она походила на нечто вроде подземного города, причем довольно населенного. Здесь словно бы витало безумие, если можно так выразиться. Особый запах множества селониан ощущался здесь особенно, но к нему примешивался еще один — запах страха.

Выходя следом за Дракмус из тесного бокового туннеля, Хэн с трудом встал на ноги. Ему казалось, что каждый квадратный сантиметр его тела болел по-своему. Да и от взбучки, которую ему задала Дракмус на потеху Тракена, он еще не вполне оправился. Случилось это всего несколько дней назад, а ему казалось, будто с тех пор прошло полжизни, не меньше. От тех побоев он не скоро бы оправился и без мук, которые ему пришлось терпеть во время бесконечного странствия на карачках по этим узким, как кишка, туннелям. Еще удивительно, как вообще может передвигаться. И все-таки, несмотря на боль, до чего же приятно выпрямиться во весь рост! Едва он это сделал, как спину его пронзила острая боль. Нет, оказывается, приятного мало.

Но он тотчас убедился, что его страдания — сущий пустяк по сравнению с теми, которые испытывают селониане. Он огляделся. И увидел множество раненых. Некоторые лежали на носилках. Сквозь повязки выступали пятна крови. В гуле толпы различимы были стоны, кто-то плакал, кто-то кричал, и в криках было чувство потери и тоски. Даже те, которые на первый взгляд не были ранены, выглядели испуганными, изнуренными и как бы перенесшими контузию.

— Кто это? — спросил Хэн.

— Беженцы, — ответила Дракмус сердитым голосом. Забыв о приказе не разговаривать с Хэном, она не смогла удержаться от гнева. — Беженцы, которые спаслись бегством от бесчинств вашего кузена Сал-Соло и его легионеров-"гуманистов". Дома сожжены, в подземные туннели брошены бомбы, наполненные газом. Их гнали, как диких зверей. Основные магистрали забиты этими несчастными, поэтому им приходится идти в обход, узкими туннелями. Мы дрались как могли, но на стороне легионеров был численный перевес, они были вооружены и застали нас врасплох. Вот почему мы отступаем, бежим, прячемся. Снабжение нарушено или не налажено. Мы ничем не можем помочь своим сородичам. Нет перевязочных средств, нет лекарств, даже продовольствия. И нам никак их не достать, потому что Лига препятствует нам. Мои сородичи страдают, потому что ваш родственник, Тракен Сал-Соло, заявляет, что должно быть именно так, а не иначе.

Хэн хотел было возразить, заявить, что он тут ни при чем, что Тракен для него такой же враг, как и для Дракмус. Но потом понял, что это не так. Ведь Тракен Сал-Соло не собирался охотиться за всеми членами семьи его, Хэна, лишь за то, что они относятся к роду человеческому, и не требовал изгнать их с планеты, на которой они родились, чтобы уступить место другой расе.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru