Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-2: Смертельная схватка. Содержание - Глава девятая ВЛИПЛИ!

Кол-во голосов: 0

Хэн не сразу нашелся, что ответить. Он не имел ни малейшего представления о том, какие стороны участвуют в столкновении. Тем более, на чьей стороне Дракмус. Что тут происходит? Его хотят спасти или же взять в заложники? Но перспектива столкнуться с Тракеном после бегства Дракмус тоже не очень-то его устраивает.

— Я иду с вами, — проговорил Хэн.

— А я уж подумала, что вы не захотите бежать с нами, — призналась Дракмус.

— Я едва не отказался от вашего предложения, — сказал Хэн, садясь на край отверстия. Дракмус вздохнула:

— Одно слово — люди. Так и норовите сквозь тернии к звездам. Пошевеливайтесь. Пора уходить.

Хэн спрыгнул вниз.

Глава девятая

ВЛИПЛИ!

Лея присела на корточки, вытянув руку, чтобы не потерять равновесия, и оказалась в тени. Если человек, который слышал их голоса, решит, что ему просто что-то померещилось, что это шумит ветер, ворвавшийся в окно, тогда все обойдется. Тогда он снова ляжет в постель, а Лея с Марой могут заняться своими делами.

— Магминдс? — Голос был совсем рядом, он звучал громче и несколько тревожнее. Над головами женщин метнулся сноп света, скрипнула ступенька. Мужчина спускался по лестнице.

Лея оглянулась, но Мары не было. Послышался какой-то стук, он донесся из гостиной. Замелькали тени на кухне. По-видимому, незнакомец осматривал помещение, светя себе фонариком.

— Стой, — произнес тот же голос. — У меня в руках бластер, и я сейчас…

Кухню осветила яркая, точно молния, вспышка, которая тотчас же погасла. Треск, глухой удар, и фонарь погас. Лея мгновенно выхватила Огненный Меч и зажгла оружие. Метнулась из кухни и тотчас замерла при виде сцены, залитой кроваво-красным пламенем клинка.

На ступенях лестницы сидел грузный мужчина, вернее его труп, в ночной сорочке. В груди — аккуратное отверстие. На лице застыло удивленное выражение.

— Фонарь разбил, — раздраженно проговорила Мара, словно мертвец сделал это намеренно. — Он бы нам пригодился. А у этого болвана, оказывается, не было никакого бластера.

— Это все, что вы можете сказать?

— Пока все, если хотите остаться в живых, — ответила Мара. — Если это вас устроит, скажу, что хотела только оглушить его, но ему вздумалось заявить, что он вооружен.

— Не очень-то это меня устраивает, — заметила Лея, глядя на убитого. Это их враг. Если бы ему удалось поднять тревогу или схватить их или если бы у него действительно был в руках бластер, дело могло обернуться плохо. Но как ни убеждай себя в этом, человека все равно не воскресить. Да и некогда. — Надо двигаться, — проговорила она, приходя в себя. — Кроме него, тут могут оказаться и другие. И кто-то мог услышать выстрел. Возможно, этот человек кому-то сказал о своих подозрениях, прежде чем вышел из спальни.

— Верно, — согласилась Мара. — Назад в холл и вниз. Конечно, если не предпочитаете спускаться по веревке из рваных простыней.

— Ну уж нет, благодарю, — отозвалась Лея. Спускаться вниз по лестнице рискованно, но еще рискованнее делать это с помощью самодельного каната. — Пошли.

Нельзя было терять ни минуты. Лея пошла к холлу первой и в темноте споткнулась раз или два. Она уже спускалась по пожарной лестнице сразу после нападения на «Корона-хаус», но, хотя она и знала дорогу, было почти невозможно пробраться между груд всякого мусора, который валялся повсюду.

— Отстаньте от меня немного, — сказала она Маре, — и прикройте глаза на секунду. Я зажгу Огненный Меч.

Отстегнув от пояса Меч, Лея и сама зажмурилась. Послышался знакомый вибрирующий гул. Но даже сквозь веки свет, излучаемый клинком, показался ей невыносимо ярким после почти полной темноты. Немного привыкнув к свету, она осторожно открыла веки, стараясь не смотреть на клинок. Подняв Меч над головой, оглядела холл, залитый рубиново-красным светом.

— Впервые вижу, чтобы такую штуковину использовали как карманный фонарик, — заметила Мара.

— Приходится обходиться подручными средствами, — отозвалась Лея. — Там дверь на лестницу. Пойдем.

Пробираясь между обломками мебели и грудами награбленного легионерами добра, обе женщины оказались у двери. Дверь на лестницу была приоткрыта, и Лея толкнула ее ногой. Она немного открылась, но что-то ей мешало. Лея толкнула ее ногой, затем бедром, чтобы увеличить щель.

Держа наготове Огненный Меч, она шагнула на лестничную площадку и с трудом удержалась от того, чтобы не отпрыгнуть назад: она увидела, почему дверь не открывалась.

На площадке лежал труп молодого человека в форме инженерной службы генерал-губернатора. Труп лежал на спине, между открытыми глазами зияло отверстие. В неверном свете, отбрасываемом Мечом, мертвец казался существом с незнакомой планеты. Лея его узнала, хотя имя его осталось ей неизвестно. Именно этот юноша сообщил ей о гравитационном поле вскоре после исчезновения Хэна. Когда это было? Неужели всего несколько дней назад? А кажется, прошло уже полжизни. Похоже, это был славный молодой человек. И вот теперь он лежит мертвый на лестничной площадке — брошен гнить из-за какой-то пустяковой провинности. Эти легионеры умеют внушить к себе ненависть.

Жестом пригласив Мару следовать за нею, Лея перешагнула через труп и стала спускаться, за ней — спутница. Лея с трудом шагала по темным ступенькам, на которые падало тусклое пятно алого света. На пожарной лестнице было холодно и неуютно, стены из грубого бетона уходили куда-то ввысь, а каждая трещинка на их поверхности казалась расселиной из-за того, что тени удлинялись. Даже здесь мародеры побросали добычу, которую не сумели унести. Разбитая настольная лампа, рассыпанная пачка бумаги, ваза, шляпка, переговорное устройство, от которого теперь нет никакого проку из-за помех на каналах связи, создаваемых по инициативе «человеколюбцев».

Лея представила себе, как день или два тому назад по этой лестнице спускались легионеры, обремененные всякой всячиной, не заметив оброненную женскую туфельку. Как они швыряли тяжелую железную скульптуру, созданную фрозианским ваятелем, решив, что такую тяжесть нести незачем. Когда с награбленным обращаются небрежно, не ценят украденное, то само преступление становится еще более отвратительным.

— Тссс.

Оглянувшись, Лея увидела, что спутница прижала палец к губам. Затем к ушам. Прислушайся.

Лея слышала далекий низкий гул, вой ветра, врывающегося в разбитые окна. «Дождь», — проговорила она беззвучно, жестами изображая ливень.

Мара покачала головой, потом показала на Огненный Меч и снова прижала палец к губам. На мгновение Лея погасила гудящий глухо клинок. Прислушалась, оказавшись в темноте. Шум дождя стал слышен отчетливей, но ей было понятно, что Мару насторожил совсем иной звук.

Тут и Лея услышала его. Он доносился откуда-то сверху. Шум грубых мужских голосов, о чем-то озабоченно разговаривавших, стук, топот ног, примешивающиеся к нему. Слова разобрать было трудно, но, судя по интонациям, было ясно: один человек отдает распоряжения другим.

Выходит, их бегство не осталось незамеченным. Возможно, кто-то заметил веревку, болтавшуюся серед окнами. Возможно, прежде чем его убили, легионер, оставшийся в апартаментах Леи, успел кого-то предупредить. Теперь это не имеет значения. Лея зажгла Огненный Меч, и обе женщины торопливо побежали вниз. Вот уже позади четырнадцатый этаж, тринадцатый.

Добравшись до двенадцатого этажа, на котором жила Мара до того, как свет перевернулся вверх дном, Лея схватилась за ручку и сильно дернула за нее. Никакого результата. Дернула еще раз. Но дверь не открывалась. Неужели легионеры заварили дверь? Или же ее взрывом перекосило? Выяснять некогда. Тем более что в любое мгновение могут нагрянуть охранники.

Лея врубила Меч на полную мощность и провела клинком по замку. Потом резко ударила по двери ногой, и та, спружинив, открылась наружу. Женщины вошли в комнату и закрыли за собой дверь. Следы от Меча на двери могут выдать их, но вдруг никому не придет в голову внимательно осматривать ее.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru