Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-2: Смертельная схватка. Содержание - Глава восьмая ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ

Кол-во голосов: 0

Глава восьмая

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ

— У меня такое чувство, что мне не следовало сказать одну вещь вам об ваших обстоятельствах жены, — проговорила Дракмус.

— Не сразу и поймешь, о чем это вы, — заметил Хэн, расхаживая взад-вперед по камере. — А еще обещали научиться говорить правильно.

— У меня получилось бы и лучше, — отозвалась Дракмус, — если бы уважаемый Соло не спятил меня с ума своей нервозностью. Я не могу сосредоточиться.

— Не свел меня с ума, — поправил ее Хэн.

— Спятил или свел — не важно. Главное, вы сами дуетесь, как мышь на кошку.

— Как мышь на крупу, — машинально произнес Хэн, по крайней мере в сотый раз подходя к двери камеры. — Дуюсь, как мышь на крупу.

— И я о том же, — сострила селонианка.

— Послушайте. По-моему, я здорово придумал. Двое охранников приносят нам еду. Один несет поднос, второй прикрывает его бластером. Я беру свой поднос у первого охранника и швыряю его в лицо второму надзирателю. Он уклоняется, чтобы поднос в него не попал, я хватаю его бластер, а вы сбиваете первого и завладеваете его оружием. Потом мы выходим в коридор, и после этого…

— Пока вы смело швыряете свои булочки в двух первых охранников, третий охранник, за ним четвертый, пятый, шестой, седьмой проделывают в нас обоих множество дырок, — спокойно закончила за него Дракмус, не вставая с койки. — А в том случае, если все промахнутся, все выходы закроются, будет объявлена тревога, и начнется методичная охота на нас.

Хэн сердито посмотрел на Дракмус.

— Умеете вы вдохновить на подвиги, — буркнул он. — Вам это известно?

— Гораздо больше, чем вам. Терпение, уважаемый Соло. Все это требует чуточку терпения.

— Терпение! Разве не вы сообщили мне, что моя жена находится под каблуком у Мары Шейд. Я должен выбраться отсюда и предупредить ее об опасности, спасти ее!

— Мертвый вы этого не сможете сделать, — заметила Дракмус. — Мертвая я тоже ничего не смогу сделать, а я хочу сделать что-то большее, чем ничего. А ваши безумные планы приведут к тому, что нас обоих убьют. Оставайтесь спокойными. Оставайтесь спокойными.

— Спокойным? Как можно оставаться спокойным? — возмутился Хэн.

Неожиданно Дракмус вскочила на ноги. Наклонив голову набок, она сделала предостерегающий жест.

— Тише, прошу вас! — прошептала она.

— Чего это вы? — выпучил на нее глаза Хэн.

— Тесс! Тихо! — повторила Дракмус. Хэн замер как вкопанный и стал прислушиваться. Наконец до него донесся низкий гул, к которому примешивалось лязганье. Повернувшись к Хэну, Дракмус обнажила свои чудовищные зубы, что обозначало улыбку.

— Вы слышите? — спросила она. — Хотела бы я знать, что это значит.

— Вы готовы? — спросила Мара.

— Не вполне, — улыбнулась Лея. — Но, думаю, сойдет и так.

Если не практически, то теоретически план был вполне выполним. Разработан он был превосходно, но может произойти многое, что помешает его осуществлению.

— Тогда за дело, — проговорила Мара.

«Корона-хаус» был спроектирован как резиденция генерал-губернатора, а не как тюрьма. В нем не было камер, но зато было множество гостиничных номеров — разных размеров, с разными удобствами, в зависимости от ранга гостя. Номера поменьше более или менее напоминали обычные комнаты в гостиницах. В них-то и разместили легионеры своих узников. Поскольку это были обыкновенные номера, в них отсутствовали такие предметы роскоши, как решетки на окнах, хотя на кроватях лежало постельное белье. Когда наступила ночь, Лея и Мара решили воспользоваться обеими этими особенностями комнаты, в которой находились.

Один шаг к выполнению плана уже был сделан. Сняв с обеих постелей простыни и одеяла, они разрезали их на полосы с помощью тупого ножа, незаметно взятого с подноса Леи, и связали их между собой. Получился импровизированный канат, который, как надеялась Лея, прочнее, чем кажется на первый взгляд. Сделать второй шаг оказалось делом более сложным. Существует много способов неслышно разбить окно, но можно и наделать шуму. Гораздо лучше его просто открыть, хотя дело это и непростое. Дело в том, что охранники приварили фрамуги. Правда, кое-как. На одном из окон шов был достаточно прочный, который невозможно удалить. Зато на другом, видно, работал халтурщик. Это была капля металла, которая вроде бы и не способна была что-то удержать.

Но в действительности шов этот оказался достаточно прочным. Пришлось целых двадцать минут поочередно возиться с ним. Сначала Мара, за ней Лея, потом снова Мара пытались всунуть клинок ножа в щель между фрамугой и подоконником. Сначала казалось, что все их старания напрасны: они только погнули нож да расковыряли подоконник. Лея, которая взялась за работу во второй раз, решила уж отказаться от попытки разрушить шов и попробовать разбить стекло, но тут раздался треск: шов лопнул посередине. С улыбкой посмотрев на Мару, Лея подняла вверх фрамугу. Чтобы проделать отверстие в сетке и разорвать ее, понадобилось несколько секунд. Потоки началось самое трудное. Привязав к спинке кровати один конец импровизированного каната, Лея надела на себя нечто вроде сбруи и, пропустив в петлю канат, встала на подоконник и бросила свободный конец каната вниз.

— Пожелай мне удачи, — обратилась она к Маре.

— Желаю, — отозвалась Мара Шейд. — Ведь за тобой пойду я.

Проглотив слюну, Лея встала на выступ снаружи окна. Сильно дернула за канат. Похоже, держит. На мгновение остановилась, огляделась вокруг. Ночь была холодной, ясной, дул ветер, растрепав ей волосы, закрывавшие молодой женщине лицо. Внизу расстилался город Коронет, но она старалась не смотреть вниз. Взглянуть вдаль — другое дело. Картина казалась более четкой и близкой.

Город словно замер. Не слышно было ни шума транспортных средств, ни голосов, приносимых ветром, ни аккордов музыки. Издалека доносился лишь гул и рокот прибоя. Линию горизонта можно было различить с трудом. Заметны были ряды валов, увенчанных шапками пены, которые обрушивались на прибрежный песок. Потом повернулась в сторону города.

Целые его участки были не освещены. Даже и там, где горели огни, их было мало. Под холодным ясным небом город казался каким-то одиноким, наполовину опустевшим. Возможно, так оно и было. Наверняка все представители рас, отличных от человеческой, которые наделены хоть частицей здравого смысла, уехали из города или где-то попрятались.

Но не затем же она вылезла из окна, чтобы любоваться городским пейзажем. Лея убедилась, что примитивная сбруя, которая должна была поддерживать ее во время спуска, скользит по канату, глубоко вздохнула, еще раз проверила прочность каната и повисла на нем всей тяжестью, перелезая через подоконник. Потом стала спускаться вниз, надеясь, что они с Марой правильно рассчитали длину каната, который должен достать до пятнадцатого этажа.

Спуск оказался гораздо более легким, чем она ожидала. По крайней мере вначале. Канат без труда выдерживал ее вес, узлы, связывающие полосы простыней, затянуты надежно и скользят вокруг ее тела и сбруи, не путаясь. Когда ее ноги оказались примерно над верхней частью семнадцатого этажа, Лея остановилась. Отталкиваясь от стены, она отошла в сторону от окна, чтобы кто-нибудь не заметил ее и чтобы не разбить стекло. Скорее всего, стекло достаточно прочно и раздавить его не так-то легко, но совсем недавно по окнам стреляли, и стекла могут оказаться выбитыми.

Хотя и с большим трудом, но ей удалось отодвинуться за контуры окна вопреки силе тяжести, заставлявшей ее двигаться отвесно вниз.

Как назло подул ветер. Порыв его был непродолжительным, но он успел пронизать ее до самых костей и, спутав волосы, ослепил ее. Убедившись, что сможет удержаться с помощью одной лишь левой руки, а канат никуда не сползает, правой рукой Лея поправила волосы и закрепила их как могла. Отпустив канат, она убедилась, что пальцы у нее совсем окоченели.

Лея посмотрела на подоконник, приближающийся снизу. Почти добралась. Взглянула на окно и с облегчением убедилась, что шторы на нем задернуты. Но надо быть осторожней. Шум снаружи, когда находишься на семнадцатом этаже, очень настораживает.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru