Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-2: Смертельная схватка. Содержание - Глава третья С ПРИЕЗДОМ! С ПРИЕЗДОМ!

Кол-во голосов: 0

— Вижу, что вы не испытываете особо теплых чувств друг к другу, — заметил Сал-Соло. — Мне кажется, у нашей селонианской подруги накопилось немало злости к ее хозяевам. Она не в состоянии направить ярость на нас, так как дала слово чести и нарушить его не может. Должен признаться, весьма удобно и выгодно иметь дело с противником, которому свойственны столь высокие принципы. Думаю, я смогу вознаградить ее благородство и дать возможность отыграться на тебе.

Хэн сделал жалкую попытку разорвать веревку, крепко стягивающую руки. Дохлый номер!

— Борьба на равных, нечего сказать, — едко заметил Хэн. — Селонианка против человека, да еще со связанными за спиной руками!

— Мне хочется развлечься, Хэн, а не вести честную игру, — рассмеялся кузен. Обратившись к четырем громилам, которые встали по четырем углам платформы, Сал-Соло указал рукой на пол и приказал: — Стреляйте!

Нацелясь в центральную часть пола, все четверо одновременно открыли огонь из бластеров.

Над каменными плитами взвилось облако огня. Жар ударил в лицо. Соло испуганно отпрянул. В лицо и руки впились крохотные частицы бетонной пыли. Острая боль пронзила все тело. Наполовину ослепший и оглохший, Хэн невероятным скачком убрался из зоны обстрела.

— Если не будете стараться, мои солдаты снова откроют огонь. По вам обоим. Советую драться по-настоящему, без дураков.

Хэн замотал головой и заморгал глазами, пытаясь прийти в норму. Когда в тебя бьют из бластеров в упор, самочувствие явно не улучшается!

— Как же я стану драться по-настоящему, если у меня связаны руки? -прохрипел он.

Тракен засмеялся.

— Все тебе разжуй да объясни. И сам прояви смекалку!

Хэну наконец удалось немного проморгаться, чтобы разглядеть Дракмус. По всему видно, что селонианка готова задать ему взбучку. Она открыла рот, обнажив острые, как иглы, зубы.

Единственное, что могло помочь Хэну, это внезапность нападения. Надо действовать! Завопив что есть мочи, он ринулся прямо на противника, по-бычьи склонив голову. Атака застала Дракмус врасплох, и Хэну удалось нанести селонианке ощутимый удар в живот. Такой толчок наверняка свалил бы человека, но Дракмус удалось упереться хвостом в пол и устоять на ногах. В ответ она влепила Хэну увесистую плюху по голове. Удар получился скользящим, но достаточно сильным, чтобы человек растянулся на полу.

Больно ударившись левым плечом о край возвышения, Хэн весьма быстро очухался и успел метнуться вправо, избежав очередного удара ребром ладони по горлу.

В следующую долю секунды Хэн понял, что может доверять селонианке, во всяком случае отчасти. Он заметил, что, перед тем как ударить его, самка убрала свои когти.

Ока втягивает когти. Вот здорово! Иначе она дважды разодрала бы Хэну всю физиономию. Дракмус вела честную игру и, вероятно, будет продолжать до тех пор, пока ей не придется убить Хэна, чтобы не быть убитой самой громилами Тракена. Придется проиграть ей, причем сделать это убедительным образом. Хэну это большого труда не составит. Тем более что обе руки у него связаны. Во всяком случае надо постараться. Хэн потянул за веревку, но тотчас понял, что крепкие путы не разорвать. Он ловко избежал очередного выпада слева, но зато пропустил ощутимый тычок прямо в грудь. От такого удара загнулся бы и самый тренированный боец.

Хэн грохнулся на пол, сильно припечатавшись спиной о бетонные плиты. Правда, он сумел чуть-чуть самортизировать падение, подставив связанные сзади руки и защитив затылок.

Не успел Хэн толком оправиться от удара, как Дракмус снова ринулась в бой. Не то по счастливой случайности, не то благодаря мгновенной реакции Дракмус, Хэн чудом избежал новой плюхи, откатившись влево, в то время как селонианка кинулась вправо.

Затем Соло вновь вскочил на ноги. И тут же чуть опять не слетел с катушек. Похоже, после не очень изящного пируэта на пол он растянул лодыжку. Проклятье, только этого не хватало! Впрочем, травму можно использовать…

Вполголоса выбранившись, Хэн заковылял в дальний угол площадки со всей скоростью, на какую был способен. Правый глаз уже начал заплывать, из носа капала красная юшка. Если это называется «не получить тяжелых увечий», как обещала Дракмус, на что же она способна, когда разозлится по-настоящему и перестанет валять дурака? Придется положситься на ее слово. Загадывать тут тяжело. Или она войдет во вкус, осерчает на Хэна и прикончит, или же сменит гнев на милость…

Круто повернувшись, Дракмус двинулась к Хэну мягкой танцующей походкой опытного бойца. Руки расставлены, хвост свирепо раскачивается взад и вперед. Бандиты, стоявшие по обеим сторонам узилища, свистели, подбадривая соперников, сыпали отборными ругательствами. Становилось душно, в камере словно бы стало чуть темнее. Хэн помотал головой, пытаясь хоть немного сосредоточиться, но тотчас пожалел об этом: головокружение усилилось.

Долго ему не продержаться.

Надо кончать эту бодягу. И как можно раньше, сдаться, но не без борьбы. Пусть Тракен порадуется представлению. Хэн знал, что родственничек, по крайней мере в прежние времена, остался бы страшно доволен, если б Дракмус послала Хэна в глубокий нокаут. Он почувствовал бы себя обманутым, если б Хэн просто потерял сознание, оставшись лежать неподвижной грудой. Но именно так и произойдет, если он будет продолжать валяться. А Хэн не хотел разочаровывать своего родича. В особенности когда у того под рукой бластер и подходящая мишень, чтобы дать выход разочарованию. Хэн думал, что нужен Тракену живым, но был не настолько в этом уверен, чтобы рисковать жизнью. Кроме того, меткий выстрел из бластера может изувечить человека, оставив его в то же время в живых.

Надо продолжать драться. Хэн, пошатываясь, мотнулся вправо. Дракмус не спеша двигалась по кругу, ожидая подходящего момента для атаки. Хэн снова рванул путы — скорее всего от отчаяния, чем надеясь на удачу. И с изумлением убедился, что веревки лопнули.

Скорее всего, когда Хэн навернулся после тычка селонианки, веревочные узлы задели какой-нибудь острый угол бетонной плиты. А может, в экстремальной ситуации силы у Хэна удесятерились. Впрочем, детали значения не имели. Теперь руки у него свободны. Приняв боевую стойку, Хэн двинулся к Дракмус.

Та удивилась не меньше Хэна, увидев, что руки у него свободны. Она попятилась, увеличив расстояние между собой и противником. Селонианка огрызнулась. Послышался звук, полный гнева и разочарования, и Хэн понял, что игра окончена: селонианка шутить теперь не станет. Возможно, убивать Хэна она не захочет, но в том, что она намерена измочалить его, сомневаться не приходится.

Ну что ж, пусть попытается. Преимущество по-прежнему на стороне могучей самки, однако у Хэна теперь появился хоть какой-то шанс постоять за себя. Он сделал ложный выпад влево, потом еще раз, затем ушел вправо, после чего, соединив руки в замок, кинулся вперед, нацелившись в солнечное сплетение селонианки. В последний момент он вспомнил, что надо ударить чуть выше, ведь перед ним сейчас не человек. Хэн наверняка свалил бы обычного бойца, но в этот раз удар не достиг цели. Дракмус молниеносно отступила назад, и Хэн с трудом устоял на ногах, по инерции пролетев вперед. Самка резко присела, и тут-то Хэн сумел подловить ее на прием. Прямой выпад угодил точно в подбородок селонианки — это место у самок весьма чувствительно к ударам. Хэн вознамерился добавить ребром ладони по шее, но тут же спохватился, разумно ли это делать.

Судя по гримасе боли, удар пришелся Дракмус действительно не по вкусу. И привел самку в дикую ярость. Острые клыки щелкнули в каком-то сантиметре от руки Хэна. Несмотря на жалкие попытки увернуться, твердый, как железо, кулак угодил человеку прямо в грудь. Попади он в живот, Хэн отрубился бы минуты на две, но удар пришелся слишком высоко. Как бы то ни было, Хэн снова шлепнулся на пол.

Сморщившись от жуткой боли, Хэн долго стоял на карачках, не в силах подняться. Ему казалось, что все ребра превратились в пыль — и он теперь всю жизнь будет передвигаться на манер слизня.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru