Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-1: Западня. Содержание - Глава четырнадцатая ЭКСКУРСАНТ

Кол-во голосов: 0

Глава четырнадцатая

ЭКСКУРСАНТ

Дождь продолжал лить и на следующий день, но к тому времени всем надоело сидеть взаперти, будто прокаженным. Не обращая внимания на ливень, все уселись в вертомобиль, который предоставил им генерал-губернатор, и полетели. За пультом управления сидел Хэн. Он как можно быстрее поднялся на нужную высоту, рассекая наполненные дождем серые тучи и с трудом удерживая под контролем подпрыгивающий и раскачивающийся во все стороны аппарат. Наконец-то их окружало голубое небо.

Удивительно, как быстро преобразило всех зрелище безоблачного неба. У всех поднялось настроение, повеселел даже Чубакка, с трудом втиснувшийся в свое кресло второго пилота. Дети тотчас успокоились, перестали спорить, кому где сидеть. Как один, они принялись тыкать пальцем в тучи, оставшиеся внизу, и рассказывать друг другу, каких чудовищ и диковинных существ они им напоминают.

Самочувствие Хэна тоже улучшилось. Отчасти это объяснялось тем, что они вырвались из пелены дождя, но главная причина была в том, что они оказались далеко за пределами Коронета, хотя и ненадолго. О людях, которые называют себя туристами и при этом постоянно сидят в четырех стенах, могут начаться всякие разговоры.

Календа наблюдала за вертомобилем с чувством облегчения и страха. Следовать за ними она не могла. Зато сможет хоть немного отдохнуть. Похоже на то, что багаж воздушных путешественников не слишком велик. Очевидно, прогулка займет у них не более дня. За это время она сумеет немного освежиться, как следует перекусить и чуточку поспать. Конечно, не исключена возможность, что оппозиция воспользуется отсутствием семейства Соло, чтобы устроить им какую-нибудь пакость. Но можно включить записывающее устройство, вмонтированное в макробинокль, пока она отдыхает. Потом можно будет прокрутить запись. Если выяснится, что затевается какая-то провокация, она увидит это из записи и успеет своевременно принять меры.

Обстановка не улучшалась. Календа понимала, что еще не скоро сможет оказать своим подопечным хоть какую-то помощь. Но самое главное, что она может сейчас сделать, — это оставаться поблизости от дома, где живет семья главы государства.

Следующий шаг она обдумает потом.

А тем временем надо хоть немного соснуть.

Наконец облака снова оказались наверху, и взорам пассажиров вертомобиля предстал покатый ландшафт Кореллианы. Поросшие деревьями пологие холмы и сбегающие с них равнины нарушали ровные полосы ухоженных полей.

Иногда то справа, то слева возникал какой-нибудь городок.

Хэн посмотрел вниз. Зрелище радовало его сердце. Перед ним простиралась та Кореллиана, которую он помнил, во всяком случае, так ему казалось. Как знать, может быть, те самые аккуратные фермы, красивые на первый взгляд городки находятся в таком же запущенном состоянии, как и столица планеты. Но разве нельзя хотя бы вообразить, что там счастливая, сытая жизнь?

Послышался звуковой сигнал автопилота, загорелась индикаторная лампа. Они приближались к раскопу. Посмотрев вперед, Хэн увидел огромный котлован, темным пятном выделявшийся на фоне ландшафта.

— Эбрихим! — позвал он наставника. Расстегнув привязной ремень, тот выбрался из кресла и подошел к пилоту.

— Слушаю, капитан Соло. В чем дело?

— Здесь будет проходить наша экскурсия? — спросил Хэн.

— Да, господин. Похоже на то, судя по описаниям.

— Так вы никогда здесь прежде не были? — изумился Хэн Соло. — Я-то думал, что вы будете нашим проводником.

— Совершенно верно, — ничуть не смутившись, ответил Эбрихим. — Я уже давно изучал этот раскоп. Прочитал все научные работы, посвященные ему, беседовал со многими виднейшими археологами. Это первый и самый значительный раскоп на нашей планете, и поэтому он представляет особый интерес. Потому-то мне и не разрешали побывать здесь — не давали допуска.

— Выходит, вы используете общество главы государства для того, чтобы без специального разрешения посетить место раскопок? — спросил Хэн не то с досадой, не то с восхищением.

— Вот именно, — признался Эбрихим. — Разве мог я упустить такую возможность?

— Вы говорите, что это первые археологические раскопки, которые проводились когда-нибудь на этой планете? — спросила Лея, сидевшая во втором ряду кресел. — Как это могло случиться?

— Законный вопрос, — отозвался Хэн. — Когда я здесь жил, никто не интересовался подобной чепухой. Почему же теперь к этому раскопу проявляется такой интерес?

Подняв ладони вверх, Эбрихим покачал головой.

— Трудно сказать, — ответил он. — Я полагаю, что это объясняется внезапно возникшими шовинистическими чувствами у рас, населяющих Кореллиану и другие миры нашей системы.

— Не вижу никакой связи, — заметила Лея.

— Видите ли, прошлое стало предметом гордости. Кто появлялся здесь первым? Кому принадлежит преимущественное право владения этим или тем участком земли, той или иной планетой? Даже среди лиц, не проявляющих особого интереса к политике и обитающих во всех пяти мирах системы, вопросы, связанные с археологией, стали злобой дня. Мне известно, что на всех Пяти Братьях сформированы группы ученых — людей, дроллов и селониан, — которые производят археологические работы, занимаются научными исследованиями. Все они соперничают друг с другом, пытаясь доказать, что именно их раса возникла первой или же достигла наивысших результатов раньше остальных рас. И так далее и тому подобное.

— Политическая археология, — заключил Хэн. — Это для меня что-то новое. И что же мы будем там осматривать?

— Интересный вопрос, — отозвался Эбрихим. — Никто не знает определенно, что представляет собой раскоп. Это весьма древняя система искусственных подземных камер, многие из них обрушены или заполнены осадочными породами и чем угодно. Некоторые камеры хорошо сохранились. В них множество разнообразных машин, причем никто не знает, для чего предназначались эти механизмы, кто их создал и зачем.

— Разве археология не занимается исследованием глиняных хижин или черепками гончарных изделий? — нахмурился Хэн.

— Многие из нас думают именно так, — ответил Эбрихим. — Но цивилизация существует в течение очень и очень продолжительного периода времени. Мы говорим о тысяче поколений, в течение которых существовала Старая Республика, как будто до нее не существовало ничего. Но ведь это происходило всего лишь двадцать тысяч лет назад или около того? А может, и целых двадцать пять тысяч лет?

— Но ведь это такая древность, — заметил Джесин.

— Разве? — спросил Эбрихим. — А сколько времени светят звезды? Сколько времени существует жизнь на планетах?

— Очень давно? — полюбопытствовал Джесин. Эбрихим засмеялся смехом, похожим скорее на гогот.

— Конечно, очень давно. В тысячу, три или четыре тысячи раз больше, чем жизнь тысячи поколений, о которых обычно говорят. Срок более чем достаточный для того, чтобы могли произойти такие события, о природе которых мы никогда не узнаем.

— Выходит, еще до возникновения Старой Республики кто-то построил все эти сооружения? — спросил Хэн.

— Есть предположение, что так оно и есть, — ответил наставник. — Наверняка не знает никто. Существуют методы датирования, но никто в Кореллианском Секторе не знает, как их применять. Возможно, наступят лучшие времена, и такого рода специалисты прилетят к нам.

— Возможно, так оно и случится, — проговорил Хэн, проверяя показания приборов. — Но сейчас нам нужно приготовиться к посадке. Вы, Эбрихим, и все остальные, займите ваши места и убедитесь, что ремни безопасности пристегнуты. Начинаю снижение.

Поверхность раскопа походила на колонию общественных насекомых, которую кто-то разворошил, и вот теперь насекомые эти носятся во все стороны, чтобы исправить повреждения.

Рабочие — одни лишь представители человеческой расы — вывозили из раскопа на больших самосвалах груды земли и мусора. Дройды всевозможных видов и конструкций вносили и выносили из огромной пещеры различную аппаратуру.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru