Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-1: Западня. Содержание - Глава десятая ЗАНАВЕС ПОДНИМАЕТСЯ

Кол-во голосов: 0

Глава десятая

ЗАНАВЕС ПОДНИМАЕТСЯ

Со звездой э ТД-10036-ЕМ-1271 происходило нечто неладное, нечто такое, что противоречило всему порядку вещей, всем законам небесной механики. Она была во власти каких-то странных сил, казалось, какие-то огромные невидимые руки орудуют в ее недрах, поднимая температуры и давление до уровней, каких звезды подобного рода никогда не испытывали.

Поверхность звезды колебалась все сильнее и сильнее. Мощные сейсмические волны заставляли пульсировать сверхплотное вещество звездного ядра. Наружные слои ее оболочки стали растягиваться под воздействием повышенного внутреннего давления и тепла. Из желтой звезда превратилась в белую, затем приобрела голубоватый оттенок и, запульсировав иссиня-белым цветом, расплескалась яркой вспышкой ультрафиолета…

Случилось невероятное: ТД-10036-ЕМ-1271 взорвалась.

Ударная волна взрыва — неимоверной мощности поток света и тепла — разошлась во всех направлениях. Ее увидели невооруженным глазом жители полудюжины обитаемых систем, после того как годы или десятки лет спустя свет дошел до них.

Однако событие это не осталось незамеченным и в момент взрыва. В силу более чем случайных обстоятельств неподалеку оказался автоматический зонд-дройд. Он тщательно зарегистрировал мельчайшие детали рождения сверхновой, отметив время, место и просканировав расположение соседних звезд с целью определения координат звезды. Затем автомат отключил свои системы наблюдения и включил навигационный компьютер, приготовился к выходу из системы ТД-10036-ЕМ-1271 и совершил скачок в гиперпространство. Покинув нормальное космическое пространство, зонд устремился в черное межзвездье. Он спешил на рандеву.

Рандеву должно было состояться на Кореллии.

Хэн Соло лег спать с легким сердцем. Поправив одеяла на кроватях своих ребятишек, он остался один на один с собственными мыслями. Закрыв глаза, он вспоминал юные годы, проведенные на родине. С любовью и гордостью думал он о своих детях и был счастлив тем, что на борту старого доброго «Сокола» все в порядке, что все живы и здоровы.

Однако стоило ему уснуть, и хорошего настроения как не бывало. Всю ночь его преследовали кошмары, он заново переживал самые жуткие моменты былых своих приключений. Ему являлись чудовища, пытавшиеся сожрать или убить его, снились аварийные посадки, после которых он каким-то чудом оставался жив, ловушки, из которых он неизвестно как умудрялся выбраться. Хэн был не из тех людей, которым часто снятся кошмары, но когда это происходило, они производили на него особенно глубокое и сильное впечатление. А опасности, которым он подвергался наяву, подливали масла в огонь и служили пищей для новых ночных мучений.

Однако подлинные опасности, с которыми он сталкивался в прошлом, были лишь бледной тенью по сравнению с ужасом, сковавшим Хэна Соло в ту ночь. Ему казалось, будто он вновь и вновь оказывается в какой-то жуткой ситуации. Нечто безликое, таинственное, невидимое, смертельно опасное преследует Хэна и его семью, гонится за ними по зловещим, изувеченным зарослям джунглей, наполненных криками охотников и их жертв. Воздух пропитан зловонием падали, разлагающейся на одуряющей, как в турецкой бане, жаре. И все же, в этой жаре, в этом зловонии, слыша дикие крики, Хэн бежит, спасаясь от смертельной опасности, впереди — жена и дети, позади — Чуви. Дети кричат от страха, Лея прорубает просеку своим лучевым мечом.

Хэн понимает, что нельзя тратить силы или время, чтобы выяснить, что за неведомое существо преследует их, но не может справиться с желанием обернуться. Он оглядывается через плечо и, споткнувшись о лиану, падает наземь. Но лицо его обращено вверх, и глазам его предстает…

Глаза спящего открылись, и Хэн понял, что все это был сон, а сам он в постели на своем корабле, рядом с ним Лея, все живы и здоровы. Сев на кровати, он спустил ноги на пол, посидел, не шевелясь, пытаясь прийти в себя. Тело его было липким от холодного пота. Сделав глубокий вдох, он заставил себя расслабиться.

Поднявшись на нога, Хэн двинулся через мрак тесной каюты в душевую. Он включил свет и, сощурясь, набрал пригоршню воды и плеснул себе в лицо. Почему же так напугал его ночной кошмар?

После недолгого размышления он понял, в чем дело. Все дело в его семье. В опасности не он сам, а его близкие. С часу на час он должен доставить жену и детей на Кореллию, где, по данным разведслужбы Новой Республики, сейчас очень небезопасно: на планете пропало без вести несколько опытных агентов. Опасность велика, но не настолько, чтобы не использовать его, Хэна, и его семью в качестве приманки. Они летят на ту самую Кореллиану, где даже в старые добрые времена пираты были неотъемлемой частью повседневной жизни. Какого же лешего он тащит Лею и пацанов в этот гадюшник?

— Не бери в голову, — произнес он, обращаясь к собственному отражению в зеркале. Лея все равно отправилась бы на торговую конференцию. О ее твердом намерении взять с собой семью Хэну давно было известно. Они оба — Лея и Хэн — слишком часто разлучались, чтобы согласиться на очередную разлуку. Даже Чубакка стал бы настаивать на том, чтобы лететь всей семьей. В особенности, если бы понял, что детям угрожает какая-то опасность.

Короче говоря, он вряд ли смог бы каким бы то ни было образом отменить этот полет. Разве что ему удалось бы убедить свое семейство в том, что опасность, которая им угрожает, гораздо серьезнее, чем кажется на первый взгляд.

И все же. И все же. Эта дамочка из разведслужбы знала больше, чем рассказала. Может, и наоборот, рассказала больше, чем знала. Что-то тут неладно. Хэн был в этом уверен.

Взглянув на часы, Хэн вздохнул. Все равно через час ему надо было вставать. Ложиться снова в постель нет смысла. Лучше пойти заняться подготовкой ко входу в Кореллианскую Систему. Осталось-то всего-ничего — несколько часов.

Вернувшись в каюту, Хэн стал потихоньку одеваться. Пробормотав что-то во сне, Лея перевернулась на другой бок, но не проснулась. Это хорошо. Отступив в коридор, Люк направился в навигационную кабину, расположенную в носовой части космоплана.

Увидев Чубакку, который сидел в кресле второго пилота и проверял работу систем, Хэн не слишком удивился.

— Привет, Чуви, — хлопнул по плечу старого друга Хэн Соло. — Что, тоже не спится?

Ответив негромким рыком, Чуви продолжил заниматься своим делом. Хэн расположился в кресле пилота. Включив ряд систем управления и взглянув на показания приборов, он отстранился от пульта управления, откинулся на спинку кресла и, закинув ногу на ногу, погрузился в мысли.

Его сведения о политической обстановке на Кореллии устарели, самое малое, на двадцать лет. Однако, опираясь на них, можно сделать кое-какие выводы. Кто же там мутит воду? Люди? Дроллы? Селониане? Конечно, то, что там происходит, нельзя вот так просто разложить по полочкам. Все три расы имеют собственные партии, и все три обитают на каждой из пяти планет Системы, в результате чего могут возникать всевозможные объединения союзников и противников в каждой из группировок. Но кто может сказать, сколько группировок распалось или образовалось вновь за этот период?

Правда, над этим не стоит особенно ломать голову. Он, Хэн, знает главное. Дроллы слишком осторожны, слишком разумны, чтобы затевать смуту, в которой им не стать победителями. Селонианам в голову не придет преследовать агентуру разведслужбы Новой Республики. Кроме того, агенты разведки никогда не вмешивались в дела тех групп населения, которые угнетались во время существования Империи. И в первую очередь они бы не стали совать свой нос в дела дроллов и селониан. Даже если бы они попытались, то вряд ли смогли бы привлечь к сотрудничеству кого-то из аборигенов. Не секрет, что количество дроллов или селониан за пределами Кореллианской Системы можно сосчитать по пальцам. Даже если допустить, что разведслужбе Новой Республики удалось бы склонить на свою сторону кого-то из них, вряд ли завербованный стал бы заниматься шпионажем во вред своим сородичам.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru