Пользовательский поиск

Книга Кореллианская трилогия-1: Западня. Содержание - Глава восьмая ВОЗВРАЩЕНИЕ

Кол-во голосов: 0

— Сколько прекрасных дам мы должны с тобой навестить? — спросил Люк, теряя последние остатки осторожности.

— Горячую десятку, — чересчур готовно отозвался «жених». — Этого будет достаточно. Тотчас пройдет слух, что великий Рыцарь Джедай сопровождает Ландо-калриссита. Даже если ты не захочешь сопровождать меня и дальше, одного лишь факта, что ты был со мной, достаточно, чтобы укрепить мою репутацию.

— Тройку, — заявил Люк, понимая, что настоять на такой цифре не удастся.

— Восьмерку, — возразил Ландо.

— Четверку.

— Пусть их будет шесть, Люк. Так уж и быть, по старой дружбе.

Хорошо, остановимся на пятерке.

Лицо Ландо расплылось в широкой, до ушей, улыбке.

— Отлично! — воскликнул он. — На том и порешили, — сказал Ландо, протягивая приятелю руку. Люк не слишком решительно пожал ее. Ландо и не собирался совершать больше пяти этих идиотских визитов в его сопровождении. Однако ему удалось убедить Люка, что согласен на компромисс, хотя на самом деле именно он, Люк, делает ему одолжение.

— Ну, так когда ты сможешь лететь? — спросил Ландо.

— Думаю, завтра утром, — неопределенно пожал плечами Скайвокер. Мон Мотма была недалека от истины, когда сказала, что нет ничего такого, что задерживало бы его на Корусканте. Возможно, она права. Возможно, ему будет полезно снова оказаться в космосе. Заняться делом. Если только можно назвать делом эскортирование Ландо.

— Вот и превосходно. Увидимся после завтрака?

У Люка появилось желание поломаться, просто из принципа, но какой смысл? Ландо провел его, заручился словом Рыцаря Джедая. А когда именно назначить старт — Ландо безразлично. Завтра, послезавтра или на следующей неделе — не все ли равно. Наверняка «Госпожа Удача» готова стартовать хоть сию минуту — на случай, если Люк согласится лететь сейчас же.

Да только к чему? Ландо и так «сделал» его. Ломаться нет смысла.

— Ну, до скорого, — сказал Люк, протягивая «жениху» руку. Тот улыбнулся и с силой пожал ее.

— Ты и сам не останешься внакладе, — заметил Ландо.

Ландо подробно объяснил, как вернуться назад, на верхние уровни города. Хотя Люк хорошо запомнил указания, следовать им он и не подумал, а стал бродить по подземным лабиринтам — грязным и зловещим — построенным неведомыми рабочими в незапамятные времена, потом — по великолепным улицам верхнего города, с его могучими замками, роскошными бульварами и сверкающими башнями. Даже в самые мрачные времена Люк Скайвокер не боялся бродить по городу. На Корусканте трудно найти глупцов, которым вздумалось бы досаждать Джедай-Мастеру, и еще меньше таких, чьи агрессивные намерения Люк не смог бы разгадать задолго до нападения. Он может гулять где ему вздумается, не опасаясь за свою жизнь.

Люк почти не обращал внимания на то, что его окружало. В тот вечер он не видел различия между зловонными туннелями и великолепными эспланадами. Мысли его где-то блуждали. Он бродил несколько часов, вспоминая совет Мон Мотмы, думал о сестре и ее семье, отправившихся в путешествие, о поразительной самоуверенности Ландо, об огромности Имперской столицы и Галактики, простирающейся за ее пределами.

Но всякий раз он мысленно возвращался к Ландо. Это та еще штучка. Люку от него ничего не нужно, но все же он сумел заставить его поступить по-своему.

Поразительно, ничего не скажешь. Он, Люк, обладает способностью читать мысли людей, манипулировать ими. Силою своей психической энергии он может поднять целый космоплан. И все же Ландо исхитрился положить его на обе лопатки.

Люк улыбнулся, подходя к двери своего жилища. Вывод однозначен. Существуют люди, которые прекрасно обходятся без какой бы то ни было помощи Силы.

Глава восьмая

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Мир и спокойствие были редкими гостями в семействе Хэна Соло и прежде. Теперь же, когда все пятеро собрались на борту небольшого космического корабля, такие гости должны были появляться еще реже. И все же, два дня спустя после старта с Корусканта, казалось, что все у них идет как по маслу. Конечно, произошли одна или две пустяковые стычки; больше, чем обычно, было возни, когда следовало укладываться спать. Но в общем с детьми было гораздо меньше хлопот, чем этого ожидала Лея.

Лея мысленно улыбнулась. Таковы все матери испокон веков. Если дети ведут себя хорошо, это ее дети. Когда они несносны или когда она опасается, что они станут несносными, тогда это дети мужа.

В данную минуту она более чем счастлива, что у нее такие дети. Трудно себе представить, чтобы кто-то был послушнее, чем Джесин, Джайна и Анакин.

Все случилось сразу после обеда в первый же вечер их полета. «Сокол» должен был прибыть на Кореллиану через двое суток. Разумеется, можно было добраться туда и раньше, но дело было не только в скорости. Лея настояла на том, чтобы Хэн не вздумал устанавливать никаких рекордов. Лучше прибыть на сутки-двое позднее, чем не долететь вовсе. А то Хэн вечно норовит перегрузить гиперпространственный двигатель, и на корабле то и дело выходит из строя какой-нибудь контур или что-то в этом роде. На этот раз Хэна удалось без труда уговорить. Возможно, он решил, что надо хотя бы сейчас поберечь космоплан.

В семье было так спокойно и тихо, что Лея засомневалась: ее ли это семья. После того как остатки трапезы были убраны, Чуви сел за стол и принялся чинить какую-то деталь, обложившись всяческими инструментами. Анакин сидел рядом, следя, как зачарованный, за каждым движением вуки, и время от времени тихим голосом что-то ему советовал, показывая на одну или другую часть прибора. Чуви не то воспринимал советы ребенка серьезно, не то относился к ним со смирением, совершенно для него несвойственным.

Двойняшки расположились на полу, вернее, мысленно, поправила себя Лея, на палубе — ведь теперь они на корабле. Оба что-то читали. Хэн находился в кормовой части кают-компании, на запасном пункте управления, и проверял работу каких-то бортовых систем. Возможно, он даже и не работал, а просто развлекался с самой большой и лучшей в мире игрушкой — космическим кораблем. Вид у него был счастливый, умиротворенный; таким мужа Лея давно не видела. Лея сидела на противоположном от Чуви и Анакина конце стола. Она читала или делала вид, что читает. Для нее было редкостным наслаждением погрузиться в чтение хорошей книги, а не нудного доклада, представленного ей очередным бюрократом. Она давно мечтала о таком удовольствии, но сама сейчас, по существу, ничего не делала, а лишь вкушала счастье материнства. Дети и муж рядом с нею, живы, здоровы и счастливы оттого, что собрались вместе.

— А на что она похожа, папочка? — спросила Джайна, оторвавшись от книги. Разговора между ними никакого не было до этого, но, похоже, что-то занимало мысли Джайны.

— Кто «она», моя принцесса? — в свою очередь спросил Хэн, повернувшись к дочери на вертлюжном кресле.

— Кореллиана. Какая она? Все так много говорят о ней, радуются, что мы туда летим, но никто ничего не рассказывает про нее. — Поднявшись с палубы, девочка подошла к отцу.

Лея взглянула на мужа. Он, показалось ей, смутился. Хэн редко и мало рассказывал о своей родине, а еще реже — о своей жизни в Кореллианском Секторе. Много лет Лея заставляла себя сдерживать любопытство. Но теперь-то он должен хоть что-то рассказать им.

— Знаешь, — задумчиво начал Хэн, — это очень интересная планета.

— Ты там жил, когда был маленьким? — спросила Джайна, забираясь на колени к отцу. Джесин, скрестив ноги, остался сидеть на полу, но Анакин последовал примеру сестры. Спрыгнув со стула, он обогнул стол и влез на колени к матери. Уж он-то знал, когда начинается интересное.

— Совершенно верно, я там жил, — начал Хэн многообещающе. — Это прекрасная планета. Беда только, что многие названия на ней звучат похоже друг на друга, и это нередко приводит чужеземцев в замешательство. С кореллианцами этого не происходит никогда. Если я кореллианец, а вы мои дети, то, выходит, вы тоже кореллианцы. Так что слушайте очень внимательно и не делайте ошибок, а то вы меня сильно огорчите. Договорились?

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru