Пользовательский поиск

Книга Клин. Содержание - Глава тридцать первая У «Клина»

Кол-во голосов: 0

— Ничуть, — ответил тот. — Я ни на кого не натравливал этих несчастных созданий. Сначала я их только лишь попридержал, а потом, когда почувствовал, что с ними хочет «пообщаться» уважаемый Сергей Викторович, я их отпустил. Но это ладно. Вы сделали, что хотели, и я за вас рад. А теперь у меня есть для вас две новости: как полагается, одна хорошая, а вторая плохая, и небольшая просьба к Фёдору. С чего начать?

— С плохой новости, — успела первой Анна. Мы с Сергеем одновременно повернули к ней головы, но возражать все же не стали.

— Собственно, конкретно для вас, — слегка поклонился Никиров девушке, — эта новость нейтральная. Вас она, в общем-то, и не касается.

— Я сама разберусь, что меня касается, а что нет, — буркнула Анна.

— Что ж, — пожал плечами старик. — Плохая новость заключается в том, что военные, узнав, что никому так и не удалось с вами справиться, решили сами взяться за вас всерьез. Но им нужны не только вы — а именно Сергей и Фёдор, — но и оборудование для прохода в «Клин», и, собственно, сам «Клин» тоже, со всей имеющейся в нем «начинкой». Так что с большой долей вероятности можно утверждать, что нападать на вас, пока вы не вернетесь к аномалии, они не станут. Скорее всего, они дождутся, когда вы откроете в «Клин» проход, и тогда уже на вас нападут. Так что будьте очень внимательны в этот момент! Может быть, даже лучше не делать этого сегодня, а переждать неделю или даже две до нового выброса… Хотя если уж военные что-то решили, то они вряд ли отступятся от своего и через две недели.

— А хорошая новость? — спросил мой двоюродный брат.

— Хорошая как раз и касается выброса, — сказал Игорь Владимирович. — Вчера я не знал его точного времени, сейчас же на девяносто процентов уверен, что он случится сегодня в районе полудня.

Я вскинул к глазам запястье с часами, но Анна посмотрела на КПК раньше.

— Полвосьмого, — сказала она. — В запасе больше четырех часов. Успеем.

— А что у тебя за просьба ко мне? — пришел черед мне удовлетворить свое любопытство.

Старик заметно смутился. Он торопливо сунул руку за пазуху, достал оттуда белый конверт и протянул его мне.

— Вот… Передай его, пожалуйста… там написано кому.

Я взял конверт и повертел его в руках. Бумага была плотная, качественная, очень белая, без каких-либо рисунков и надписей вроде «адрес получателя» и «адрес отправителя», лишь по центру тянулось написанное от руки: «Никирову Игорю Владимировичу».

— Так это же тебе, — заморгал я. — Зачем ты даешь его мне?.. Или ты хочешь, — дошло вдруг до меня, — чтобы я передал его… там?.. тому?.. Ну, в смысле…

— Да-да, — закивал мой пожилой однокашник, — ты все правильно понял. Тому… мне. Из пятьдесят первого. Если вдруг заартачится, начнет выступать, скажи ему, что тот, от кого это письмо, просил передать, что Ира лучше Таньки, и что в письме написано, почему.

Даже сквозь грубую морщинистую кожу было видно, как покраснел Игорь Владимирович.

— То есть ты написал сам себе, что случится в твоей жизни и как ее лучше изменить? — хмыкнул Серега. Анна же и вовсе разинула рот и ошарашено моргала, вылупившись на старика.

— Я лишь предостерег его от некоторых необдуманных поступков, — скупо обронил тот, явно сожалея, что не передал мне письмо без лишних свидетелей.

— Но ведь… — взмахнул я конвертом. — Ведь опять получается, что я не вернусь… не вернулся домой, поскольку ты не помнишь, что получал это письмо, и раз ты эти поступки все-таки совершил!

— Мы ведь уже дискутировали на эту тему!.. — досадливо поморщился Никиров. — Этот факт вовсе ни о чем подобном не говорит. Есть даже такой термин — «временной парадокс». То есть невозможно вернуться в прошлое и убить своего дедушку — иначе ты и сам не родишься. Но ведь я говорил и про другие имеющиеся гипотезы. Вот ты сейчас рассуждаешь так, словно время одномерно. То есть, если рассматривать по аналогии с пространством, имеет только одну ось координат — длину, по которой мы равномерно-поступательно двигаемся в одном направлении. Но вы своим появлением здесь уже нарушили это умозаключение. Ваш прыжок на семьдесят лет вперед вовсе нельзя назвать равномерно-поступательным! И, скорее всего, время столь же многомерно, как и пространство. Рассмотрим даже не три измерения, а всего лишь два: «дорисуем» перпендикулярно оси абсцисс ось ординат. Пусть это будет ось вариантов. Таким образом, ваше возвращение по оси абсцисс начнет новую временную ветку со сдвигом по оси ординат, а эта, нынешняя, будет продолжаться параллельно ей. Если точнее, то даже не параллельно — пересечением станет точка вашего возврата. А если еще точнее, то это будет некая вилка: единая линяя до точки возврата, а от нее — уже две. В действительности все наверняка еще сложней, но суть не в этом. Я хочу лишь сказать, что твои опасения насчет того, что ты не вернешься домой, не имеют под собой почвы.

— Допустим, — кивнул я. — Но тогда смысла в этом твоем письме нет совершенно! Ты свои ошибочные поступки все равно уже совершил и никаким образом их не отменишь, а что будет с твоим двойником с другой ветки — какая тебе разница?

— Как это какая?.. Ведь он — это все равно я. Пусть хоть в другой реальности моя жизнь сложится более правильно. Мне будет приятно сознавать, что я хотя бы так исправил свои былые ошибки.

— В другой реальности вы с таким же успехом наделаете новых, — усмехнулась пришедшая в себя Анна.

— Ничего, — упрямо мотнул головой старик. — Среди тех, что я сделал, есть очень уж неприятные…

— Танька?.. — ехидно прищурилась девушка.

— В том числе, — снова покраснел Игорь Владимирович.

— Ладно, — прервал нашу дискуссию Сергей. — Письмо Фёдор передаст, но для этого нам нужно вовремя вернуться к бункеру. Ты ведь сам говоришь, что выброс ожидается в полдень, а нам еще надо доехать, попасть вовнутрь и все такое… Сам ведь знаешь, это Зона, тут и расстояния не километрами меряются, и время — не всегда часами с минутами.

— Да-да-да, — закивал Никиров, — в этом ты совершенно прав. Езжайте! Удачи вам! И, Сергей Викторович, подумайте еще раз о моем вчерашнем предложении, оно остается в силе.

Серега неопределенно пожал плечами, а от удивленно посмотревшей на него Анны попросту отмахнулся.

Игорь Владимирович пожал каждому из нас руку, и мы наконец отправились в последний, на что я очень надеялся, маршрут по осточертевшей уже Зоне.

Глава тридцать первая

У «Клина»

Я думал, что теперь Сергей отпустит мутантов, но эти четвероногие уроды все еще сопровождали нас. Основная их масса бежала позади джипа, растянувшись почти на сотню метров; вперед же Серега выпускал по десять-пятнадцать тварей, постоянно меняя их, поскольку авангарду приходилось затрачивать больше сил, выдерживая скорость машины. Хоть Анна сильно и не разгонялась, но тридцать, а то и сорок километров в час джип все-таки выдавал. Как я понял, бегущих впереди мутантов мой двоюродный брат использовал в качестве своеобразных «саперов», проверяя ими безопасность пути от аномалий.

Эта моя догадка вскоре не единожды подтвердилась. Сначала пару псевдособак швырнул в сторону «трамплин», буквально через минуту еще несколько тварей испеклись в «жарке», а уже перед самым лесом трех зубастых уродов размолотила «мясорубка».

Но и оставшихся зверюг было еще предостаточно — подсчитать их точное количество я даже не пытался, но даже навскидку это была добрая сотня, а то и полторы. Такая «жадность» брата мне была непонятна и когда, заехав в лес, Анна чуть сбросила скорость, я спросил у него:

— Зачем нам столько мутантов? Ты ведь опять выдохнешься, а нас вскоре ждет важное дело.

Однако Сергей выглядел на удивление бодро.

— Не выдохнусь, — улыбнулся он. — Как-то на сей раз они очень легко управляются. По-моему, мне сейчас помогает старик.

— Никиров? А что, вполне логично. Уговор ему теперь соблюдать не перед кем, а в том, чтобы с нами ничего не случилось, он тоже заинтересован.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru