Пользовательский поиск

Книга Клин. Содержание - Глава семнадцатая Спасение утопающих

Кол-во голосов: 0

Назад питерского сталкера пришлось нести на себе. Хоть погони сразу и не было — на заводе если и услышали выстрелы, то приняли их, вероятно, за звуки планируемого расстрела, — Сергей понимал, что рано или поздно пропавшую четверку людей их товарищи хватятся, поэтому он снова использовал хитрости из своего арсенала фронтового разведчика и сделал так, чтобы преследователи остались уверены: неизвестные пришли по дороге, с юга.

Как только брат закончил свое повествование, я сразу спросил:

— А за что Вентилятора собирались расстрелять, он рассказал вам?

— Он почти сразу потерял сознание, — нахмурился Серега. — Сказал лишь, что его заставляли вступить в группировку. Мол, это и подразумевалось, когда кто-то из них обещал устроить ему экскурсию по Темной долине. А Вентилятор их, мягко говоря, послал. И, вероятно, не только словами. Ну, те и обиделись… К тому же приняли его за шпиона «Долга», или просто нашли таким образом себе оправдание, ведь с «долговцами» у «свободовцев» издавна открытая война.

— А танк?.. Он рассказал вам, где находится танк?

Брат посмурнел еще больше.

— Не успел. Одна надежда, что Анне удастся его привести в сознание.

Будто услышав его слова, из кузова вездехода вышла Анна. Девчонка была перепачкана в крови, а лицо было искажено такой гримасой страдания, что нам сразу все стало ясно.

И все-таки Серега спросил:

— Умер?..

Девчонка кивнула и резко отвернулась, наверняка пряча от нас брызнувшие слезы. Штейн дернулся было к ней, но брат жестом остановил ученого: пускай, дескать, выплачется. А потом негромко сказал:

— Надо бы похоронить мужика. Есть чем копать?

— Под сиденьями в кузове есть пара лопат, — кивнул Штейн. — Сейчас принесу.

Он деликатно обошел стороной плачущую девчонку, забрался в кузов и вынес оттуда ломик и пару лопат — штыковую и совковую.

Я, покряхтывая, поднялся. Боль то ли стала чуть тише, то ли я к ней уже попривык.

— Лежи! Куда вскочил? — прикрикнул на меня Серега, но я отмахнулся, подошел к Штейну и взял у него ломик.

— Не геройствуй, — проворчал брат. Но настаивать на том, чтобы я лег, не стал, сказал лишь: — Возьми уж тогда совковую лопату, будешь землю после лома откидывать.

Он отобрал у меня ломик и пошел выбирать место для могилки. Остановился возле кустов, поплевал на ладони и начал, хэкая, долбить ломом землю. Мы со Штейном направились к нему и тоже стали копать.

Хоть почва оказалась и довольно мягкой, копали мы долго — думаю, не меньше часа. Что удивительно, тяжелый физический труд пошел мне на пользу — теперь больше болели мышцы рук, которые, говоря откровенно, отвыкли работать подобным образом. Да что там отвыкли — они, почитай, за все мои девятнадцать лет ни разу так интенсивно и долго не трудились.

Выкопав могилу, мы подошли к Анне, которая что-то делала с двумя палками, которые, видимо, только что вырубила. Приглядевшись, я увидел, что она связывает их проволокой в виде креста. Более короткая палка была стесана посередине и там, на белом ровном дереве, виднелось уже вырезанное ножом: «Вентилятор». Только тогда до меня дошло, что Анна и делала не что иное, как крест для могилки.

— Зачем крест? — вырвалось у меня. — Лучше бы звездочку!..

— Нарисуй ее себе на… — буркнула девчонка, не закончив, впрочем, начатой фразы.

— Дядя Фёдор, не мешай, — дотронулся до моего плеча Штейн. — Она все правильно делает.

Я решил не спорить. Не столько потому, что признал их правоту, сколько из-за того, что понял: звезду из палок все равно не сделаешь, а оставлять могилу безо всего тоже было бы как-то не по-людски.

Серега забрался в кузов и вынес оттуда окровавленное тело Вентилятора. Я посмотрел на своего земляка с искренней жалостью. Это на самом деле был уже мужчина в годах — довольно крупный, с мясистым носом, с начинающими редеть темными, зачесанными назад волосами.

А ведь на самом-то деле он моложе меня, подумал вдруг я. Мысль же, пришедшая следом, и вовсе заставила меня вздрогнуть: этот мужчина вполне мог быть моим сыном!..

Признаюсь, кожа у меня мгновенно покрылась мурашками. Мне вспомнилось, что Анна называла его настоящую фамилию, но она давно вылетела у меня из головы. Впрочем, если бы это была моя фамилия, я бы сей факт, конечно, запомнил. Тем не менее я спросил, превозмогая свою неприязнь:

— Ань, как, ты говорила, его фамилия?..

— В Зоне фамилии ни к чему, — буркнула девушка.

— И все же, — настойчиво попросил я.

— Чеботарев. Михаил Чеботарев. Но здесь он навсегда останется Вентилятором.

У меня слегка отлегло от души. Впрочем, мне тут же стало за это стыдно. Ведь мой земляк из будущего все равно был чьим-то сыном, а может, он и сам был чьим-то отцом… Да и вообще, он был человеком — хорошим человеком, если верить Анне. А почему мне ей, собственно, не верить? То, что мы с ней питали друг к другу неприязнь, по большому-то счету ничего ведь в ней не меняло.

— Пусть земля будет ему пухом, — выдавил я, удивляясь себе все больше и больше. Ничего подобного раньше я ни за что бы и не подумал сказать.

— Погоди, еще не закопали, — сказала Анна. Но в ее голосе я услышал такие нотки, какие в мой адрес никогда еще не звучали из уст этой девчонки. А потом она подняла на меня покрасневшие заплаканные глаза и спросила вдруг: — Это ты убил кровососа?

Я был почти уверен, что уж если Штейн мне не сразу поверил, то Анна не поверит тем более. Но оправдываться или, тем более, что-то выдумывать я не собирался. Поэтому, ожидая услышать презрительную, обвиняющую в обмане колкость, я все же кивнул.

— Молодец, сталкер, — сухо обронила девчонка.

Я не сразу поверил своим ушам. Но в обращенных ко мне глазах Анны я не увидел ни обычного пренебрежения, ни усмешки, ни малейшей тени недоверия. Напротив, в них промелькнуло то, чего я не ожидал от нашей наставницы по отношению ко мне никогда, — уважение. Правда, девушка сразу отвернулась, но мне хватило и того мимолетного мгновения, чтобы почувствовать себя почти счастливым. Почти — потому что мой взгляд тут же наткнулся на сделанный Анной крест и я вспомнил о погибшем Вентиляторе.

Мне подумалось, что я как будто бы стал его преемником: один сталкер умер, а другой вот родился. Ну почему так бывает, что очень хорошее и очень плохое зачастую идут вместе?!..

Глава семнадцатая

Спасение утопающих

С Вентилятора мы, разумеется, не стали снимать ничего из одежды. Нам, в общем-то, ничего не было нужно, да ни у кого из нас все равно бы не поднялась на это рука. Но уже перед тем как опускать тело в могилу, Анна опомнилась и приподняла рукав куртки погибшего сталкера. На запястье Вентилятора, как и у нее самой, был надет КПК.

— Он ему там точно не понадобится, — глухо произнесла девушка и сняла с мертвой руки прибор.

Мы забросали яму землей в полном молчании. Так же молча постояли потом над печальным холмиком и побрели к вездеходу. И лишь когда подошли к испачканной высохшей уже грязью гусеничной машине, Штейн вдруг спросил:

— И куда мы теперь?..

Сергей бросил вопросительный взгляд на Анну, но, увидев, что та никак на это не отреагировала, спросил:

— Он успел рассказать о танке?

Девчонка помотала головой. А потом вскинулась вдруг, вышла из минорного ступора и защелкала кнопками Вентиляторова КПК. Через пару минут лицо ее озарилось.

— Он сделал!.. — воскликнула она. — Он нарисовал план! Просто не успел мне отправить… — Анна поднесла прибор ближе к глазам, и те стали вдруг округляться, а брови поползли вверх. — Вы не поверите!..

Девушка оторвала изумленный взгляд от КПК и посмотрела сначала на Сергея, а потом на меня.

— Что?.. — синхронно шагнули мы к ней с братом.

— Угадайте, где находится танк!..

— За пределами Зоны?.. — нахмурился Серега. Мне показалось, что он продолжал винить себя в случившемся с Вентилятором и, похоже, от всего ожидал теперь самого худшего.

Зато я догадался сразу. Сам не знаю, как это у меня вышло.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru