Пользовательский поиск

Книга Хозяева космоса. Содержание - Глава первая

Кол-во голосов: 0

– Но как же Динки и... – Рани умолкла, когда до нее дошло, что те, кто находился на планете внизу, приказали уничтожить челнок и убить всех, кто был на борту.

– Пора вылетать, – инженер даже не обернулся, чтобы проверить, привязались ли Рани и Ларк. Он пустил в ход двигатель. Малогабаритный корабль ушел в гиперпространство.

При помощи видеоэкрана Бартон в последний раз взглянул на Гамму Терциус-4. Он оставил там тех, кто сделает себя хозяевами вселенной при помощи зверских убийств. Надо им не позволить достигнуть успеха.

Они этого не сделают!

– Ала, – тихо произнес Кинсолвинг, а затем сосредоточился на работе звездного двигателя.

ЧАСТЬ 2

ИНОПЛАНЕТНАЯ ПАУТИНА

Глава первая

Бартон Кинсолвинг ожесточенно трудился, чтобы обойти действие предохранителей на контрольной панели звездного корабля «Фон Нейманн». Брат собственницы корабля Рани дю Лонг установил их, чтобы предотвратить резкий переход в гиперпространство, который мог бы уничтожить тонкий квантовомеханический баланс в сверхмощных двигателях.

– Не понимаю, зачем торопиться? – пожала плечами Рани. Она перевернулась вверх ногами, ее юбка вихрем крутилась вокруг загорелых бедер. Женщина выгнулась, желая увидеть, достаточно ли долго Кинсолвинг любуется на то, что она считала своим основным достоинством.

Кинсолвинг работал лихорадочно, спеша увести «Фон Нейманна» подальше от Гаммы Терциус-4, чтобы боевые лазеры планеты потеряли, наконец, цель. Офицеры корпорации Межзвездные Материалы не выпустят его, зная, что он добрался до их секретных файлов.

Бартону стало известно о Плане Звездной Смерти. Он узнал о заговоре мужчин и женщин из Межзвездных Материалов, которые задумали геноцид планет, населенных разумными существами.

Работая, Кинсолвинг ругался. Он понимал ощущение досады и гнева, владевшие многими землянами из-за того, как обходились с ними инопланетяне. Среди звезд земное человечество считалось молодым видом, путешествующим в космосе едва ли двести лет. Это ничто по сравнению с тысячами других видов разумных существ. Зачем признавать равными себе расу, которая еще должна заработать привилегии для себя?

Кинсолвинг понимал и принимал взгляды земных правительств, что в один прекрасный день человечество все-таки заслужит, что его признают равным, но случится это только после долгой и прилежной работы.

Но председатель корпорации Межзвездные Материалы Гамильтон X. Фремонт выбрал иной, скорбный и насильственный путь. Зачем ждать, чтобы нас приняли инопланетяне, которые будут всегда ненавидеть человечество Земли и считать людей незваными пришельцами, вторгшимися в их владения? Поэтому убивайте чужаков-чудиков!

Бартон не был уверен, что это Фремонт санкционировал геноцид, так как не сумел переговорить с ним лично. Но другие директора ММ оказались тесно связаны с этим планом. Мария Виллалобос, Кеннет Гумбольт, Лью, Мечникофф – все они были виновны. Эти директора санкционировали подрывную деятельность в собственной компании, чтобы продвинуть свой безумный план.

Они пытались убить его в принадлежащих компании шахтах, добывающих редкоземельные породы, они совратили его возлюбленную Алу Марккен, они посылали за ним убийцу.

Кинсолвинг ощущал удовлетворение, пусть и временное. Он спасся от Камерона и его роботов-убийц на Гамме Терциус-4. Он сбежал, получив информацию о существовании резонирующих электронных приспособлений, действующих на определенные виды инопланетян подобно наркотикам. И он сорвет их план.

– Добился! – обрадовался Кинсолвинг. Реле предохранителей были отключены, и теперь «Фон Нейманном» можно управлять вручную.

– Это еще не все, чего бы ты добился, если бы подольше покрутился вокруг Рани! – Ларк Версаль вплыла в тесную рубку, ухватившись одной рукой за подпорку. Ее голубые глаза сердито сверкнули, когда она взглянула на озорно улыбающуюся Рани дю Лонг. Кинсолвинг порадовался, что две эти женщины – подруги. Не хотел бы он находиться на одной планете с ними, если бы они оказались врагами.

– Он ведь не твой, дорогая, – с некоторой злобой произнесла Рани.

– Я первая его увидела. Я его спасла...

– Ларк, – оборвал ее Кинсолвинг. – На это нет времени.

Бартон не хотел, чтобы Ларк рассказывала Рани о его бегстве с планеты-тюрьмы. Чем меньше народу будет знать, что многие жители космоса охотятся за ним, тем дольше он проживет. Доставить инопланетным властям сведения о План Звездной Смерти, выработанном Фремонтом и другими, вот главная задача. Не стоит рисковать, тратя силы на мелкие ссоры. Если лоррская полиция обнаружит Кинсолвинга до того как он вступит в контакт с жителями Зета Орго, то он потерпит поражение, а Фремонт восторжествует.

– Место назначения, сэр? – спросил корабельный компьютер. – В моем банке данных есть запрограммированные маршруты к большинству главных звездных баз.

– Зета Орго-4, – скомандовал Кинсолвинг. – Оптимальный курс, горючее экономить не нужно.

– Курс известен, сэр. Желаете ли вы отбыть с орбиты? Мы находимся в одной десятитысячной радиана от точного места взлета.

– Так выполняй его, – рявкнул Кинсолвинг.

– Ты сломал мой корабль! – воскликнула Рани, когда экран переднего обзора засверкал ослепляющими звездами. – Мой брат меня за это убьет!

– Это не перегрузка и не установление курса, – объяснил Кинсолвинг, и сам пораженный не меньше Рани. – Они просто расстреляли лазером ту ракету, на которой мы прибыли сюда с ГТ-4.

– Но Динки и остальные... – голос Ларк Версаль сорвался, когда она осознала, что только что потеряла друзей – совершенно бессмысленно. Безжалостные люди меньше всего заботятся о тех, кто встал на их пути.

– Они погибли. И мы тоже погибнем, если не сможем сейчас же отсюда переместиться.

Рука Кинсолвинга висела в воздухе над рубильником, который перенесет «Фон Нейманна» в гиперпространство. Кинсолвинг сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Так много всего с ним случилось. Все, к чему он всегда стремился, это быть инженером в шахте, пройти через некоторые чудеса Вселенной, уйдя с перенаселенной Земли, и что еще?

Была еще Ала. Как он ее любил! Его толстые пальцы слегка дрогнули. Он ее все еще любит... Если бы только они смогли поговорить, прежде чем Кинсолвинга отправили на планету-тюрьму. Ему следовало разобраться, какое участие принимала Ала в Плане Звездной Смерти. Он не мог поверить, что она начала работать на План добровольно. Она пешка, жертва обмана, как и он сам. Кеннет Гумбольт каким-то образом внушил ей, будто геноцид – только ответ на те горести и напасти, которые достались человечеству среди звезд.

Кинсолвинг ударил по рубильнику и ощутил, как содрогнулся «Фон Нейманн», когда мощные двигатели начали одолевать пространство, прочерчивая новые линии среди звезд. Ощутив мощный толчок, он откатился от контрольной панели и отлетел в соседнее помещение, опрокинув и Ларк, и Рани. Втроем они превратились в клубок перепутанных рук и ног. Инженер с трудом освободился, а женщины словно не желали двигаться.

– Не сопротивляйся, Барт, дорогой, – призвала его Ларк. – Это судьба! – Она захихикала, потом поцеловала его в губы.

– Я поняла, что именно мне не нравится, – сказала Рани дю Лонг. – Ты стараешься сохранить его только для себя одной. Я всегда полагала, что ты жадная сучка, Ларк.

Кинсолвинг выкрутился и окончательно освободился. Псевдогравитация гиперпространства мешала иметь тот же вес, что на планетах размером с Землю, но ее оказалось достаточно, чтобы он смог встать на ноги и отбежать в сторону. Он развернулся и посмотрел на двух женщин, на худенькую блондинку Ларк и пышную темноволосую Рани.

– Как вы можете? – возмутился Кинсолвинг, больше рассерженный, чем смущенный их поведением. – Только что погибли ваши друзья. Их превратили в плазму лазеры космопорта ГТ-4. Неужели это ничего для вас не значит?

Ларк Версаль вздохнула и покачала головой:

46
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru