Пользовательский поиск

Книга Холодная война. Содержание - Глава 31

Кол-во голосов: 0

— Может быть, нам стоит еще немного подумать об этом, — заговорила она наконец, когда он уложил электронный таймер в специальный кармашек рюкзака и закрепил его ремнем.

Шефер поднял на нее взгляд.

— Я тоже хочу, чтобы они ответили за свои преступления, — продолжала Лигачева, — но мне совсем не хочется, чтобы американцы прибегли к помощи ракет, дабы обрести уверенность, что моя страна не воспользуется этим звездолетом для завоевания былого положения великой державы мира.

— У Вашингтона кишка тонка шарахнуть ядерными ракетами по кому бы то ни было, — возразил Шефер. — Мы просто украдем его у вас, а потом раздадим всем сестрам по серьгам.

— И что в этом будет хорошего?

Шефер собрался ответить, но мгновенно окаменел, сидя на валуне на корточках, с рюкзаком-бомбой в поднятой руке. Его взгляд был прикован к входу в корабль пришельцев.

Лигачева волчком повернулась в ту же сторону.

В проеме входа стоял один из монстров и смотрел на них. Он был без маски — и вышел он не для того, чтобы драться, сообразила Лигачева, а просто взглянуть, что происходит.

Это вовсе не означало, что он не мог уничтожить их обоих, не оставив и полшанса. Ему должно быть известно, что они убили его товарищей. Она внезапно ужаснулась, сообразив, что он видит в ее руках АК-100, именно то оружие, которое снесло головы всем трем монстрам.

— Если она немного переменит хватку и вскинет автомат, то, может быть, и успеет застрелить пришельца, если он не оторвет ей голову первым. Она уже видела, с какой скоростью способны двигаться эти твари, как быстро они умеют убивать.

Однако Лигачева не делала попытки и держала дуло автомата отведенным в сторону. Она лишь отвела взгляд, чтобы посмотреть на Шефера и удостовериться, что он по-прежнему не шевелится.

Детектив не оправдал ее ожиданий: он уже очнулся и продолжал деловито возиться со своей бомбой.

— Теперь порядок, — крикнул Шефер пришельцу. — Выходи поиграть! Эти «эс четыре» превратят тебя в гамбургер быстрее, чем агентство новостей дает отбой своим байкам.

Лигачева во все глаза смотрела, как пальцы Шефера приближаются к кнопкам индикатора кода установки таймера электронного детонатора.

— Но если вы установите его, чтобы сразу убить эту тварь, то взрывом прихватит и нас! — воскликнула она.

Шефер даже не посмотрел на нее. Он не сводил взгляда с пришельца, все его внимание было поглощено врагом.

— Я устал от ваших забав, — бубнил он. — Мне надоело возиться со всеми вами! На этот раз мы покончим с этим...

Лигачева поняла, что он имел в виду. Шефер действительно был готов умереть. Он просто хотел, чтобы его смерть обрела смысл, тот смысл, которого он не нашел в жизни: он решил прихватить врага с собой.

Ей хотелось остановить его, но детектив сидел довольно далеко, и она не успела бы дотянуться до детонатора, а что-то кричать бесполезно, потому что он даже не услышит, какие бы убедительные слова она ни нашла.

И тут прозвучал выстрел, пуля ударила в корпус корабля в нескольких сантиметрах от ног Шефера.

Лигачева, Шефер и пришелец одновременно подняли взгляды на то место, откуда стреляли.

Пятеро мужчин в коричневых парашютных костюмах стояли на краю оврага, глядя на них. Шестой был на коленях, с дымящимся стволом автомата.

— Бросайте это дело, коп, или следующая пуля пройдет между глаз! Русская тоже пусть бросит оружие! — крикнул по-английски стоявший на коленях.

Глава 31

Шефер уставился на солдата с автоматом.

— Уайлкокс, — сказал он и осторожно опустил рюкзак на валун; мешок соскользнул на корпус корабля.

— Извини, сынок, — крикнул генерал Филипс, — на этом все!

Лигачева бросила АК-100 и обвела взглядом стоявших над оврагом людей. Американцы следили за ними от самой насосной станции, но не пришли на помощь, когда надо было драться с монстрами. Вместо этого они вознамерились не дать Шеферу положить конец угрозе нового появления пришельцев.

Им нет никакого дела до жизни Шефера или ее жизни — Уайлкокс дал ясно это понять. И... что же? Они хотят, чтобы пришелец остался жив? Они хотят получить корабль?

Вероятно, они просто не хотят, чтобы этот звездолет остался на ее Родине. Им больше по вкусу, чтобы пришелец убрался восвояси, а потом вернулся и снова устроил резню ради собственной прихоти.

Лигачева начала понимать, почему Шефер, этот изнеженный американец, ожесточился не меньше русских, вынужденных бороться за выживание в следующих одна за другой войнах и революциях, не говоря уже о суровых зимах.

А что же этот пришелец? Он действительно хочет просто улететь в своем на скорую руку залатанном корабле? Она бросила на него взгляд.

Тварь стояла и пялила глаза на людей над оврагом, наблюдала за ними и ждала. Что-либо прочитать на отвратительной нечеловеческой физиономии было невозможно. Ей хотелось бы знать, о чем чудовище думало.

Ему ненавистен холод. Скорее всего пришелец хочет побыстрее покинуть Землю.

— Новый поворот дела, генерал? — крикнул Шефер.

— Вам не понравится, — отозвался Филипс. — Мне он нравится не больше, чем вам, но приказано позволить им беспрепятственно взлететь. Так что двигайте оттуда, аккуратно и налегке.

Лигачеву продолжал мучить вопрос, что пришелец думает обо всем этом. Понимает он, о чем говорят? Или он сбит с толку? Не кажется ли ему происходящее какой-то ловушкой?

Или он просто очарован, изумлен спектаклем, радуется склоке в стае дичи, на которую его сородичи привыкли охотиться?

— Я плясал под вашу дудку, генерал, с самого начала этой заварушки, — сказал Шефер. — Какого черта вы от меня хотите, зачем мне вас слушать? Ваши люди отобрали у меня все, чем я дорожил; — работу, дом, брата. Что я получу, если поступлю так, как вы хотите, — пулю в голову? Отвяжитесь!

Шефер напружинился, чтобы прыгнуть за рюкзаком.

Продолжавший стоять на коленях Уайлкокс холодно ухмыльнулся, поудобнее ставя палец на спусковой крючок.

— Я ждал этого момента со вчерашнего дня на стрельбище, — сказал он, словно обращаясь к автомату, подрагивавшему от нетерпения в его руках. — Прощай, коп!

Он ошибся в оценке стремительности Шефера. Пуля не задела ни одного жизненно важного органа, но прошила мякоть бедра.

Этого оказалось достаточно, чтобы заставить Шефера беспомощно покатиться по нестерпимо горячему корпусу звездолета пришельцев. Он промчался мимо рюкзака и грохнулся к ногам чудовища, в метре от открытого входного люка.

Подняв взгляд на тварь, Шефер увидел подрагивавшие клыки-щупальца его пасти и набрал полные легкие воздуха. Он ощутил запах собственной паленой кожи, обожженной корпусом корабля.

— Что ж, приступай, — крикнул детектив, обращаясь к чудовищу, — давай покончим с этим делом!

Монстр посмотрел на него сверху вниз, прищурив глаза, и снова поднял взгляд на край оврага. Потом повернулся и стремглав бросился внутрь корабля, оставив Шефера лежать на пандусе входа.

— Нет, ублюдок! — закричал ему вслед Шефер. — Эй, пришелец, сукин ты сын! Лучше я погибну, сражаясь с тобой, чем меня продырявит этот болван Уайлкокс! — Он попытался вскочить на ноги, но снова упал и покатился, на этот раз плюхнувшись в перемешанную с гравием грязь, которая окружала корпус корабля.

— Первая пуля была во славу Господа Бога и на благо Америки, — сказал Уайлкокс, прицеливаясь в голову Шефера, — а эта от меня!

Генерал Филипс, стоявший рядом с ним, стиснул зубы.

Прогремел выстрел, эхом отразившийся от стен оврага...

Уайлкокс внезапно рухнул лицом в снег. Из раны в пробитом пулей плече обильно текла кровь.

Филипс резко повернулся и посмотрел на гребень окружавшего овраг снежного наноса.

— А эта — от меня, — послышался громкий голос с явным привкусом бруклинского акцента.

Филипс увидел мужчину с оружием в руках, из дула ствола поднималась струйка дыма. Немного грузноватый мужчина, в русской армейской шинели и меховой шапке, держал в одной руке АК-74. Несмотря на одежду и снаряжение, Филипс почему-то не сомневался, что перед ним американец.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru