Пользовательский поиск

Книга Холодная война. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

— О, что касается... — начал было Смитерс, но сразу же спохватился. — Вы все еще не понимаете, Шефер? — продолжил он совершенно другим тоном. — У нас проблема, большая проблема, много более серьезная, чем любая сеть распространения наркотиков. Мы нуждаемся в вашей помощи, и вы окажете ее нам, чем бы это для вас ни обернулось.

— Я достаточно хорошо все понимаю, — холодно возразил Шефер. — Но я также знаю, что Бейби нравилась мне в тысячи раз больше, чем вы, Смитерс.

— Мы оказались перед лицом чего-то значительно более важного, чем торговцы наркотиками, Шефер, — членораздельно произнес Смитерс, не реагируя на выпад детектива. — Столкнулись с чем-то гораздо худшим. — Он кивнул своим людям: — Взять его.

— Вы хуже этих торговцев! — завопил Шефер, но люди с автоматами подступили с двух сторон и привычными движениями вскинули оружие, целясь ему в голову. Шефер замер.

Третий убрал пистолет в кобуру, аккуратно застегнул куртку, затем шагнул к Шеферу, одновременно опустив руку в карман плаща.

— Вы хуже, чем любой из них, — повторил Шефер, когда агент вытащил из кармана черный футляр и открыл его — внутри был наполненный шприц для подкожных инъекций. — Люди, которых я арестовываю, по крайней мере, знают, что они допустили правонарушение.

Мужчина в черном плаще вонзил иглу в руку Шефера и надавил плунжер.

— Вы, Смитерс, и вся ваша шайка, — не унимался Шефер, — вы цените не дороже дерьма такие понятия, как правопорядок или правонарушение...

Болеутоляющее или что-то другое подействовало быстро: Шефер продержался на ногах еще несколько секунд, прежде чем подкосились колени, но к этому моменту он уже не мог произнести ни слова, даже потерял способность связно мыслить.

Ему показалось, что и в таком состоянии расслышал слова Смитерса:

— Вы правы, Шефер. Нас не заботят ни правопорядок, ни правонарушения, ни философия любого толка. Единственная наша забота — страна.

Но полной уверенности у него не было, и Шефер решил, что вполне мог вообразить себе эту речь.

Когда он стал падать на пол, сознание еще не настолько покинуло его, чтобы не заметить, как бессердечные ублюдки просто расступились, даже не подумав подхватить его.

Глава 10

— Похоже, он приходит в себя, генерал.

Шефер слышал слова, но прошло еще несколько секунд, прежде чем он смог придать им какой-то смысл и выделить из оглушительного грохота, в котором почти тонули голоса.

Сознание прояснялось. Он понял, что находится в вертолете, что кто-то говорил о нем и говоривший заметил, что он просыпается.

— При выходе из сна после этого снадобья неизбежны некоторая дезориентация и легкое головокружение, детектив Шефер, но это быстро пройдет.

Шефер приоткрыл глаза и увидел мужчину в армейской форме США, стоявшего возле него на коленях, — офицер, точнее капитан. Мужчина выглядел искренно озабоченным, но Шефер добрую минуту не мог в это поверить.

Он сообразил, что лежит на носилках в кабине военного транспортного вертолета, но со своего места не мог с уверенностью определить тип машины, тем более что кабина пилота была отгорожена шторкой. Вероятно, этот капитан — врач. Шефер быстро приходил в себя и уже смог разглядеть медицинские эмблемы в его петлицах — да, армейский доктор.

Детектив повернул голову в другую сторону. С другой стороны носилок сидели на корточках еще двое — тоже медицинский персонал, но эти были в белых халатах, а не в форменной одежде. Двое других — солдаты, выглядевшие охранниками, — сидели ближе к хвосту машины.

А у его ног устроился генерал Филипс.

Шефер посмотрел на генерала долгим, пристальным взглядом.

Он имел с ним дело прежде, когда эти твари из внешнего космоса мародерствовали в Большом Яблоке. Филипс проявил себя ублюдком, в этом у Шефера не было сомнения, но все же не таким роботом, как Смитерс и остальные. Дачу, брату Шефера, Филипс действительно нравился, да и сам Шефер не мог не заметить признаки человечности в этом старом вояке.

— Видимо, у меня меньше определяемых законом прав, чем я думал, — сказал Шефер. Его голос прозвучал слабо и хрипло; он сделал паузу, чтобы прочистить горло. — Может быть, я всего лишь тупоголовый коп, генерал, но разве похищения перестали быть в этой стране преследуемыми по закону? Не говоря уже об убийствах.

Филипс окинул Шефера сердитым взглядом.

Ему было ненавистно втягивать в это дело гражданских, особенно против их воли, но, когда о нем снова вспомнили после долгих месяцев безделья и он познакомился с предоставленными в его распоряжение людьми и ресурсами, у него не осталось сомнений, что без помощи не обойтись.

Всех его специалистов разогнали; исследовательская работа была прекращена полностью. Полковника Смитерса и его людей, откомандированных в контрразведку, вернули в подчинение Филипса всего сутки назад. Группу капитана Линча не расформировали, но его люди занимались главным образом строевой подготовкой, тренировались в стрельбе, подрывном деле и рукопашном бое, но не имели ни малейшего представления об этих чертовых тварях, с которыми им, возможно, предстояло сразиться.

С уходом людей, занимавшихся исследованиями, никто в правительстве не знал — действительно ничего не знал — о пришельцах. Ему предоставили право выбора любых людей, всю полноту власти требовать какую угодно помощь, но единственным, о ком Филипс мог вспомнить как о человеке, знающем достаточно много, человеке, которого можно найти немедленно, был Шефер.

Ему был необходим только Шефер. Судьба целого проклятущего мира зависела от этого человека.

А Шефер не желал сотрудничать.

— Не надо толковать мне о законе, Шефер, — решительно возразил генерал. — Некоторые вещи выше человеческих законов.

Глаза Шефера сузились.

— А некоторые не выше, генерал, но кто же назначил вас Господом Богом и дал право судить и карать? Эти ваши головорезы отправили к праотцам двух граждан страны!

— Двух граждан, которые торговали кокаином и помогли ухлопать четверых полицейских, Шефер, — ответил Филипс. — Я не давал Смитерсу и его людям полномочий убивать их, но и вы не пытайтесь убедить меня, что чертовски сокрушаетесь по поводу случившегося с Бейби, Артуро или Регги.

Филипса вовсе не обрадовался, узнав, как Смитерс справился с его поручением, но ему не хотелось, чтобы Шефер догадался об этом, — просто не время и не место для подобного спора.

— Вы знаете всех по именам? — изумился Шефер. — Здорово, генерал, это впечатляет.

Как ни отвратительно было сознавать, но осведомленность Филипса действительно произвела на него впечатление. Он сам не знал имени Регги, не было ему известно и о гибели Роулингса и его людей.

Значит, Бейби и ее друзья были в курсе происходившего, но тем не менее решили испытать свой шанс. Артуро погиб в перестрелке, но Бейби и Регги оказались беззащитны — их не следовало убивать.

— Это моя обычная работа, и у меня ее немало, — сказал Филипс. Он действительно был занят по горло с того самого мгновения, когда на его столе зазвонил телефон. В руках генерала появилась папка-скоросшиватель. — Читаю, например, о вас, Шефер. Вы выросли в Пенсильвании, преуспели в языках — бегло говорите на русском и французском, нахватались на улицах немецкого и испанского. — «Знание Шефером русского языка — большая удача», — подумал Филипс, но говорить этого не стал. — Служите в управлении нью-йоркской полиции с тысяча девятьсот семьдесят восьмого года, детективом стали в восемьдесят шестом. У нас есть ваше досье времен службы в армии, ваше личное дело из полицейского управления. Мы, черт побери, покопались и в ваших характеристиках времен детства начиная с детского сада. Я обратил внимание, что три года подряд вы «нуждались в коррекции поведения», мешавшего вам «заниматься делом и играть с другими детьми». Похоже, существенных изменений педагогам так и не удалось добиться, но я надеюсь, что мы с вами поладим.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru