Пользовательский поиск

Книга Голос Рыка. Содержание - ГЛАВА 18

Кол-во голосов: 0

– Нет, так и есть…

– Ну тогда ответь, почему ваши поставщики, или компаньоны, как ты их называешь, все барыши, всю славу отдают вам? – Толик был полон решимости докопаться до истины.

– Славу может быть, а вот насчет денег ты ошибаешься – большую часть денег они себе забирают! – Кукловод даже в своем нынешнем положении при слове «деньги» оживился. – Бабки они получают… ох, какие хорошие!

– Но часть – это не целое. – Толик усмехнулся. – И раз компаньон такой жадный, то просто так делиться не стал бы? Согласен?

– Да! – торопливо кивнул Зырянов. Вернее, кивнул бы, если бы не фиксатор головы.

– Нет, я все же не понимаю, как кто-то может быть владельцем… гениального продукта и отдавать его в руки таких проходимцев, как вы? – гнул свое программист.

– Но все так и есть! – Зырянов, видя, что ему не верят, снова начал вздрагивать. Он боялся, что сейчас последует наказание, а еще неизвестно, что страшнее, сама боль или ее ожидание.

– Подожди, не трясись! – успокоил его Рыков. – Лучше попробуй ответить на мой вопрос.

– Какой вопрос? – Кукловод был так испуган, что в его памяти не держались даже события минутной давности.

– Я спросил, почему владелец продукта не реализует его сам, а передает его в ваши руки?

– Не знаю! – воскликнул Зырянов, трясясь всем телом. – Правда не знаю!

– Но не кажется ли тебе, что этот вопрос напрашивается сам собой?

– Да!

– Тогда ты не станешь отрицать, что здесь есть какая-то неувязка? – настаивал Толик. Он больше не обращал внимания на состояние начмеда. Хочет трястись, пусть трясется. А ему нужно спасать Лену и Анатолия Викторовича. И для этого он должен получить максимум информации.

– Есть! – согласился Зырянов.

– И ты наверняка об этом думал! Ведь так?

– Да!

– Ну так говори, что твоя светлая голова надумала! – потребовал Рыков.

– Я не знаю… но мне кажется, они боятся, что если люди узнают, кто настоящий производитель, то насторожатся и перестанут брать, – сказал Зырянов. – Им очень важно, чтобы как можно больше людей пользовалось «Авиценной». Они даже бомжам ее раздают! Как благотворительность.

– Они? – насторожился Толик. У него возникло ощущение, что он только сейчас приблизился к тому, для чего здесь оказался. – Кто это они?

– Големы, – сообщил Кукловод. – Кто они такие и откуда взялись, я не знаю. И почему големы… тоже не знаю. Я даже слова этого не слышал… раньше. Это они сами себя так называют.

– Странно… Я, кажется, где-то встречал это слово, – Рыков задумался. – Кажется, у Стругацких… Ну и что твои големы хотят?

– Не знаю. Я виделся только с Бронзовым и Золотым… Да, у них такие странные клички… или звания, они не говорят, но, судя по их взаимоотношениям, это скорее звания. Потому что когда прилетал Золотой, то Руслан – он Бронзовый – так вокруг него и стелился! А ведь Руслан – старший среди големов в Москве. Это я точно знаю. А Золотому меня представил Паша Белгородцев… покойный уже. Взорвали его, а раньше мы с ним такие дела делали. Он с Борей еще в Свердловске работал, связи имел будь здоров! Белгородцев и помог Золотому выкупить этот завод, он же и меня порекомендовал. Как врача и как своего человека… Бин, ну, Золотой этот, приказал мне следить за Должанским и докладывать о каждом его шаге. Но я знаю, что у Бина еще кто-то есть на заводе. Тот следит, все ли я сообщаю или не все.

– Да, паучатник у вас что надо! А вот эти, как их… големы… Черт, теперь буду мучиться, пока не вспомню, где еще я встречал это слово. Нужно будет свой компьютер подкорректировать, чтобы и базы данных на слова держал… – Толик задумчиво качнул головой. – А вот ты… Ты не пробовал отыскать толкование этого понятия в библиотеке или еще где-нибудь… Ну, скажем, в Интернете?

– Пытался! В библиотеке… один раз. Но не нашел. Да и искать боялся. Вдруг те… пронюхают! – Зырянов поежился. – А они… Порвут на кусочки и не задумаются! А из того, что удалось найти про големов… только то, что это понятие из черной магии. Но те големы, которых я видел, живые люди! Хотя не гарантирую. Вполне возможно, что без чертовщины какой-то тут не обходится. Уж очень они… А может, я ошибаюсь… Может, они просто так конспирацию поддерживают, тумана нагоняют. Но в любом случае я с ними встречаться на узкой дорожке не стал бы!

– А конспирация им зачем? – удивился Рыков. – «Пепси-кола» себя, наоборот, афиширует! Не темни, говори все, что думаешь! Или ты темнишь… Смотри, а то…

– Нет, не надо! Не надо… Прошу вас! Я же и так как на исповеди! – заверещал Кукловод. – Мне кажется, они террористы. По крайней мере, Бин уж точно. На вид чистый араб, вытянутое лицо, борода – четки все перебирает… и что ни слово, на аллаха ссылается. С людьми говорит, как будто мы из дерьма сделаны! Второсортный товар…

Толик вдруг напрягся и рукой закрыл рот Зырянова. Его обостренный слух уловил шлепающие звуки шагов по лестнице.

– Так, пока на сегодня хватит, – приказал он. – Обо мне никому ни слова! Иначе я тебя… Ну да сам знаешь! Но если будешь мне верен, я помогу тебе избавиться от этой заразы. Помни, твое спасение в моих руках.

Рыков поднял наушники и надел на голову Зырянову. По тому, как тот сразу скривился от боли, он понял, что дрессировка новообращенного продолжается. Толик на секунду задумался, потом потянулся к шнуру, что вел к пыточному аппарату, и, вытянув окостеневший кончик пальца, проколол провод. По лицу начмеда, с которого сразу спало напряжение, программист понял, что достиг цели. Мучения Кукловода прекратились. Что поделаешь, как бы Толик ни относился к Зырянову, к пыткам он относился еще хуже.

– Спи, дрессировки больше не будет, – сказал он Кукловоду. – Но даже во сне помни, что я сказал! И когда кто-нибудь будет к тебе входить, начинай дрожать. А то опять попадешь под свою науку.

Выскользнув в коридор, Толик прижался к стене. Времени на раздумья оставалось совсем мало. Скоро здесь будут те, чьи шаги становятся все ближе и ближе. Вот-вот зажжется свет! Толик юркнул в комнату напротив той, где держали его. Расчет строился на том, что нежданные ночные посетители будут искать его там, откуда он сбежал, а оттуда перейдут к Зырянову. За это время он должен найти путь спасения…

Толик быстро осмотрелся. Черт, это ж надо так влипнуть! На окнах кабинета были решетки. Просветы между прутьями были такие узкие, что сквозь них не сумел бы пролезть ни один нормальный человек. Даже ребенок… Разве что кошка или собачонка… Кошка? А кто сказал, что он не может уподобиться кошке? Рык теперь все может! Главное – не переборщить!

ГЛАВА 18

Звон разбитого стекла Горик услышал еще издали. Он и его товарищи, тащившие с собой Должанского, бросились к отсеку изолятора.

– Родион, Митяй, проверяйте левую сторону, я правую! – приказал он своим спутникам, – Быстро!

Добежав до изолятора и заглянув в первую же дверь, Сартов заметил длинный стол, а на нем дрожащего человека, прикованного к этому столу-кровати.

– Это кто? – спросил он у директора.

– Зырянов!

– Что с ним?

– Проходит… дрессировку. – Вадим Александрович впервые ощутил реальность того, что сам может оказаться на этом месте.

– А этот где… Рыков? – нетерпеливо спросил Георгий. – Беглец ваш, неуловимый…

– Наверное, дальше. – Генеральный показал на стенку. – Или на другой стороне.

– Пошли! – приказал Сартов. Его челюсть, поросшая бородой, дернулась вперед, словно бы задавая направление движения.

– Вот он! – раздался крик в одном из помещений. – Уходит, держи его!

– Митяй, не упускай! – закричал Георгий.

Он влетел в комнату, из которой донесся голос Митяя, но, кроме своего товарища, никого там не увидел.

– Где? – проревел Сартов. – Где он?

– Ушел, сука! – глиняный показал рукой на разбитое стекло. – Через окно ушел!

Напарник включил свет и, подойдя к окну, недоверчиво потрогал рукой прутья решетки. Оглянулся на Митяя и демонстративно потряс ее. Решетка не поддалась, даже не зашаталась.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru