Пользовательский поиск

Книга Факел чести. Страница 61

Кол-во голосов: 0

Нелепо говорить такое об истребителе, способном вылетать на орбиту, но требовалось учесть: чтобы войти в атмосферу, «Левиафан» должен был выровнять скорость в полном соответствии со скоростью вращения планеты. Огромному кораблю предстояло протиснуться сквозь узенькое игольное ушко. «Левиафану» придется двигаться со скоростью на десятки тысяч километров в час меньше орбитальной, иначе его разнесет на куски.

Истребители класса «Нова» представляли собой нечто среднее между воздушными и космическими кораблями, но в любой из этих сред оказывались менее эффективными, чем те или другие. Загруженные боеприпасами, имеющие достаточно топлива, чтобы достичь орбиты, «Новы» взлетали с перегрузкой не более 2,5 «g» — и это в самом лучшем случае. «Биби» могли бы сбивать их одного за другим еще на взлете — если бы гардианы осмелились начать запуск. Ситуация для «Нов» становилась еще хуже при выходе на большую высоту и низкой скорости полета: крылья здесь были бесполезны, а топливо в громадных количествах расходовалось на набор высоты.

Все это наводило на следующие мысли: у «Левиафана» нет воздушных кораблей, способных защитить его на границах космоса, где воздуха недостаточно для реактивных двигателей и для крыльев, и нет космических кораблей, способных защитить «Левиафан» в непосредственной близости от планеты, где им придется двигаться слишком медленно.

На границах космоса… Когда «Левиафан» достигнет их, у нас появится шанс. Стоит нанести удар именно в тот момент, когда его ракеты не угрожают Вапаусу, когда космические истребители почти бесполезны — и гигант окажется уязвимым. Не допускать взлета ни одного истребителя «Левиафана», а затем захватить его как можно быстрее.

Идея была не лишена смысла. Она могла сработать. Я запустил имитатор боя.

Спустя пятнадцать минут Джослин принесла мне чай и листок бумаги с печатным текстом. Поместив и то, и другое в ниши, она стояла у меня за спиной, наблюдая за работой. Я ощущал ее присутствие, но прошло несколько минут, прежде чем я смог оторваться от своего занятия и поговорить с ней.

— Привет, — отсутствующим тоном произнес я.

— Привет, — отозвалась Джослин. — Выпей чаю и расскажи про свой грандиозный план.

— Непременно. Дай только мне самому в нем разобраться. Как дела у корабля?

— Небольшая утечка воздуха продолжается — должно быть, где-то разошлась обшивка. Корабль слегка болтает, но довольно медленно, безо всяких выкрутасов. Незначительный крен тут же выправляется. Кроме того, есть небольшие проблемы с поддержанием температуры в кабине. При определенных углах поворота по отношению к солнцу начнутся перепады температуры. С системой очистки воздуха в основном все в порядке, но через некоторое время здесь будет довольно душно и влажно. Я не хочу рисковать с починкой системы без необходимости — боюсь, этот ремонт только наделает вреда. Разумеется, пилотировать корабль невозможно, но некоторое время мы в нем еще продержимся.

— Сколько?

— Неделю, если не будем привередничать. Или десять дней, если ты не прочь провести это время в скафандре.

— Но ремонт возможен?

— Разумеется! Надо лишь добраться до верфи, найти запасные детали и восстановить компьютерные программы. Бедняжка только слишком обобрана, и удила у нее затянуты чересчур туго.

— Как и у всех нас.

— Мак… — решительно начала Джослин и замолчала.

— Что?

— Я не хочу сдаваться. Я не оставлю корабль в космосе и не позволю, чтобы эти ублюдки завладели им и начали расстреливать людей где-нибудь в другом месте.

Я взглянул на жену, признавая, что выглядит она ужасно. Ее лицо покрывали кровоподтеки от лопнувших при большой перегрузке капилляров. Веки припухли, глаза покраснели. Губы пересохли и потрескались. Голос Джослин оставался спокойным и уверенным, но в нем сквозила ярость.

— Это не просто мой корабль, Мак. Это мой дом.

— И мой дом тоже, Джослин. Послушай, у меня есть план — по-моему, он сработает. Если мы испробуем его, нам придется покинуть «Джослин-Мари», но совсем ненадолго. Обещаю, гардианы ее не получат. Мы заминируем корабль и взорвем его, если понадобится.

Джослин крепко обняла меня, и я радостно ответил на ее объятия.

— Спасибо, Мак! Знаю, мне не следовало признаваться в этом даже самой себе, но, пробыв долгое время на корабле, начинаешь привыкать к нему. А мы с «Джослин-Мари» долго пробыли вдвоем, без тебя. Я не отдам ее этим мерзавцам.

— Они ее не получат, — подтвердил я. — Им вообще ничего не достанется. Кажется, я нашел способ справиться с ними.

Джослин отстранилась и пристально взглянула мне в глаза, словно проверяя, правду ли я говорю. Наконец она улыбнулась и вдруг опять похорошела.

— О Мак, нам давно пора что-нибудь предпринять. Но что ты задумал?

— Ты слышала когда-нибудь о первом законе нападения?

— Это какой-нибудь отвратительный американизм? «Бей в самое уязвимое место»?

— Почти угадала — «бей, когда враг уязвим». — Я дал компьютеру команду проложить курс входа «Левиафана» в атмосферу. — Эта схема основана на самых достоверных сведениях о «Левиафане». Входя в атмосферу, корабль должен совершить сложный маневр, при котором необходима высочайшая точность. Посмотри на эту пунктирную линию — это ее курс относительно планеты. Если команда «Левиафана» не желает разбиться или отказаться от своего замысла и вернуться в дальний космос, они должны следовать этому курсу, отклоняясь от него не более чем на полпроцента. А теперь смотри дальше. Двигатели застопорены. В этой точке «Левиафан» начинает слегка удаляться от планеты. Ему придется осторожно маневрировать, помня о гравитации планеты и о том, что Новая Финляндия движется следом за ним.

«Левиафан» находится на чуть более быстрой орбите, составляющей радиус планеты и еще чуть-чуть. В этот напряженный момент корабль просто не может позволить себе защищаться. Кораблю придется двигаться с черепашьей скоростью, держа корму направленной строго к планете, так, чтобы при снижении скорости двигатели были обращены к ней. Чтобы влететь в атмосферу, крылья корабля должны быть обращены в нужном направлении. Разумеется, в сущности, этот корабль — одно большое крыло, подъемное тело, но это крыло должно быть направлено в определенную сторону Корабль слишком велик и не способен к быстрому маневрированию. Планета находится слишком близко от него и постепенно приближается. Прежде чем начать поворот, гардианам понадобится посадить на борт все истребители и как следует укрепить их на своих местах, чтобы они не разбились, когда корабль перевернется вверх дном. Пока судно переворачивается в космосе и начинает входить в атмосферу, осуществить запуск истребителей или стрельбу с него будет чертовски трудно. Как только они начнут поворот, все космические истребители, не успевшие попасть на борт корабля, можно считать погибшими.

— Но остаются лазерные орудия.

— Знаю. С этим мы как-нибудь справимся — пока не знаю как. Смотри дальше. «Левиафан» завершает маневр и готовится к входу в атмосферу. В атмосферу ему так или иначе придется входить в пике со скоростью около пятисот километров в час. Корабль немедленно попытается выйти из пике и в затяжном планировании снизиться к более плотным слоям воздуха. Ему придется постоянно следить, чтобы нос не опускался, и держаться на минимальной скорости. «Левиафану» необходимо как можно скорее пройти наружные слои атмосферы. Очутившись в более плотных нижних слоях, он сможет опустить нос и набрать крейсерскую скорость около двухсот километров в час. Все ясно?

— Ясно, — подтвердила Джослин.

— Отлично. Вновь набрав скорость, корабль становится быстроходным и вполне управляемым. Но до тех пор пока скорость не набрана, ручаюсь, с корабля не станут производить запуск — как и в то время, когда нос его будет опущен и скорость составит пятьсот километров в час. Истребители просто скатятся с него и разобьются.

Джослин постояла молча, глядя на схему, потом вернулась к началу показа и быстро прогнала его вперед. «Левиафан» вновь застопорил двигатели, развернулся и нырнул в атмосферу, достиг высоты пять тысяч метров и перешел на крейсерскую скорость.

61

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru