Пользовательский поиск

Книга Факел чести. Содержание - 18

Кол-во голосов: 0

— Мак, ты хочешь сказать, что с того момента, как он начнет маневр, до того момента, как выровняет скорость в воздухе, «Левиафан» будет полностью беззащитным?

— Если не считать лазерных орудий — да. Ну, что скажешь?

— По-моему, ты прав. Господи, если бы нам вернуть все прежние корабли, атаковать скопом, бросить в бой сразу все силы! Мы могли бы уничтожить на борту этого чудовища все истребители и всех пилотов. «Левиафану» пришлось бы входить в атмосферу, не имея ни единого пилота.

— Знаю. Так почему же это не пришло нам в голову три недели назад?

— Это уже не важно. Вопрос в том, хватит ли у нас сейчас кораблей, чтобы выманить гардианов на бой в нужный момент?

— Ручаюсь, на это мы еще способны. Давай поговорим с Мари-Франсуазой и Рэндоллом и попробуем разработать план.

18

— Мак, ты только дай нам наводку и орбитальные координаты, и мы живо разнесем вдребезги эти лазерные орудия. Предоставь это нам, — заявил Меткаф из кабины своего истребителя.

— Ты сможешь провести всех своих пилотов вокруг Вапауса и подготовить корабли к вылету в назначенное время — так, чтобы с «Левиафана» ничего не заметили?

— Нет проблем! — отозвался Меткаф. — На орбите Камня полно обломков. Нам придется лететь осторожно, но в остальном задача проста — пройти по орбите Камня и перейти к Вапаусу под прикрытием обратной стороны планеты. С «Левиафана» ни за что не разглядеть восемнадцать кораблей среди множества обломков. Может, гардианы и заподозрят что-нибудь, но наверняка ничего не узнают.

— И потом. Мак, не забывай — у нас еще остаются водородные бомбы, которые мы успеем взорвать, если они откроют стрельбу по Вапаусу Они знают об этом, — напомнила мне Джослин. — И помнят, что могут дорого поплатиться.

— Ладно, похоже, мы сможем воспользоваться своим шансом, — заключил я. — Иначе все пропало. Так что займитесь подготовкой к вылету.

— Это ни к чему Нам не хватает пилотов, а не кораблей. Истребителей «Биби» без малого в два раза больше, чем пилотов. На верфи Вапауса успеют привести в порядок — в том числе и внести некоторые изменения в конструкцию по моему распоряжению.

— Ты что-то задумал? — поинтересовался я.

— Естественно. Я поведу на абордаж первый отряд, — отозвался Меткаф.

— Ты шутишь? Или это помехи связи?

— Я сказал, что поведу на абордаж первый отряд.

— На этих кораблях нельзя летать в воздухе, — возразил я. — Вы разобьетесь.

— С таким же успехом мы можем разбиться и в космосе, — невозмутимо ответил Меткаф. — По-моему, у нас все получится. А если нет, переиграем, и тогда придет твоя очередь.

— Меткаф, а ты в порядке?

— В полнейшем, босс. Я еще расквитаюсь с этими ублюдками… Послушай, мы выйдем из зоны видимости через секунду. Связь закончена.

Я пожал плечами и отключился. Меткаф получил приказ, и я знал, что он выполнит его. Если ему вздумалось внести в план свои изменения, тем лучше. Я не сомневался, что стоит только Меткафу пожелать, и он доставит экипажу «Левиафана» изрядную головную боль.

Мари-Франсуаза задала работу всему своему отделу По моему замыслу все корабли, способные перевозить пассажиров, должны были совершить посадку на палубе «Левиафана». Первый ответ Мари на запросы меня вполне устроил. Она также сообщила, что более восьмидесяти процентов населения спутника, то есть две с половиной тысячи человек, добровольно вызвались отправиться на выполнение необычной и опасной задачи. А все корабли вместе смогли бы перевезти не более двухсот человек.

Но Мари-Франсуаза выдвинула невероятное предложение: использовать одноместные спасательные капсулы.

Спасательные капсулы представляли собой простейшие и самые ненадежные суда для передвижения в космосе. Они всего лишь прикрывали тонким слоем защитной обшивки пассажира в скафандре, имели систему поиска и ракетный двигатель. Пассажиру оставалось лишь втиснуться в такую капсулу, нажать единственную кнопку и ждать, скрестив на всякий случай пальцы.

Примитивная система поиска обеспечивала полет в нужном направлении, и, если двигатель срабатывал правильно, капсулу выталкивало в космос, а пассажир иногда даже оставался жив. Стоило нажать другую кнопку, и пассажира выбрасывало из капсулы — тогда либо открывался парашют и пассажира ждала мягкая посадка, либо он падал в океан и тонул.

Разумеется, полеты в капсулах не представляли реальной опасности, но находились люди, которые считали такие полеты азартным развлечением. В моей работе опасность встречалась настолько часто, что я не видел смысла рисковать своей шеей ради забавы.

На Вапаусе нашлось около двухсот спасательных капсул — они предназначались для строителей, работавших здесь в самом начале обустройства спутника. Капсулы им так и не потребовались и теперь пылились на каком-то складе.

Кроме того, Мари-Франсуаза разыскала сборище излишне самоуверенных идиотов, называющих себя «метеорами», — это название я счел на редкость удачным. До войны они регулярно проводили полеты в капсулах и сами мастерили их. С тех пор как началась война, «метеоры» были лишены излюбленного удовольствия, но уже давно приглядывались к капсулам, сваленным на складе.

Президент клуба уверял, что «метеоры» смогут приземлиться на открытую палубу «Левиафана» — при условии, что их запуск с орбиты будет произведен с максимальной точностью. Для пущей безопасности «метеоры» собирались использовать привязные ремни и толстые подкладки к костюмам. Я долго колебался, прежде чем согласиться на их предложение, но в конце концов решил, что в нынешней ситуации мы не можем разбрасываться даже самонадеянными идиотами.

И таких смельчаков находилось немало — все население планеты рвалось в бой, стремилось что-нибудь сделать, уничтожить ненавистный корабль. Мари-Франсуаза сообщала нам, что весь Вапаус гудит как пчелиный рой. Все мастерские переполнены, оружие расхватано, каждое судно, способное двигаться, готово к вылету.

Растущее раздражение людей, запертых внутри пустотелой луны, вынужденных ждать, когда другие решат их судьбу, одержимых ненавистью к врагу и, может, еще больше — изматывающим ожиданием и неизвестностью, будут ли они снова свободные может, погибнут от взрыва водородной бомбы, сменилось внезапным маниакальным взрывом надежды, порожденным неожиданно возникшим шансом сделать хоть что-нибудь.

Тем временем мы с Джослин руководили отступлением в бою, который до сих пор гремел в небе. Мы отступали осторожно и осмотрительно, так, чтобы не остаться без прикрытия с тыла. Свои несколько кораблей мы увели на базу без единой потери.

Очевидно, противник решил, что обстрел Камня произвел запланированное воздействие: вылазки против истребителей гардианов прекратились, как и самоубийственные атаки против самого «Левиафана».

А в это время мы руководили доставкой всех пилотов на Вапаус, предоставляя им возможность вымыться, перекусить, отдохнуть и осмотреть новые корабли.

Возможно, капитан «Левиафана» понял, что корабли вернулись на Вапаус, а может, просто потерял их след среди обломков Камня. Как бы там ни было, нам не пришлось поднимать корабли по тревоге. Скрестив пальцы, я надеялся, что гардианы на время потеряли бдительность.

По прихоти судьбы будущность целой Солнечной системы была вручена мне. Люди, которых я никогда не видел, родившиеся на расстоянии пятидесяти световых лет от моей родины, не говорящие на моем языке, не имеющие со мной ничего общего, спокойно и уверенно брались за оружие, чтобы сыграть свою роль в непродуманном плане, который наверняка стал результатом обильного поглощения кофе и недосыпания.

Впрочем, план постепенно продумывался. Самое поразительное в командовании — видеть, как твои собственные смутные инструкции относительно какого-либо этапа атаки возвращаются к тебе в подробнейшем виде, с приложением компьютерных схем и указанием степени готовности войск. Войска же были не просто готовы — они кипели жаждой отмщения.

Я часто размышлял о командире «Левиафана». Что ему известно о нас? Очевидно, он умудряется поддерживать связь с бандой уцелевших гардианов, скрывшихся где-то на планете. Об этом мы могли только догадываться. Должно быть, на корабле имелась мощная система связи и наблюдения. Знает ли командир «Левиафана», в каком положении он окажется при входе в атмосферу? Нашел ли он способ истолковать наши действия? Попытался ли что-нибудь предпринять в ответ? Что он вообще за человек?

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru