Пользовательский поиск

Книга Факел чести. Содержание - Интерлюдия

Кол-во голосов: 0

— Наверное, эта штука летает не лучше кирпича, — поддакнул Толли.

— Если она сумеет поднять нас в воздух и подольше не падать, ее дизайн меня вполне устраивает, — заключил я.

— Ну, что это за дизайн! Грубая коробка и пара топливных баков. Половину деталей отсюда можно оставить в ангаре без особого риска, — фыркнул Меткаф.

Трое пилотов уже уселись в кресла, разглядывая пульт. Берман заняла место первого пилота, пощелкала кнопками на пульте, и на нем замигали огни. Кабина наполнилась шумом и пощелкиванием пробудившихся к жизни механизмов.

— Веселенькие штучки, — произнес Меткаф, указывая на индикаторы. — Надеюсь, у них есть какое-нибудь назначение.

— Вы сможете лететь на этой посудине? — поинтересовался я.

— Посудина — это в самую точку, но, пожалуй, мы с ней справимся, — заявил Меткаф. — Во всяком случае, пульт здесь вполне обычный. Дай нам еще немного времени, чтобы разобраться.

Внезапно весь корабль вместе с ангаром затрясся — бой приближался к нам. Еще один взрыв прогремел поближе пару секунд спустя.

— Ладно, разбирайтесь, а я посмотрю, как дела снаружи, — сказал я.

Толли покачал головой, пробуя еще несколько тумблеров.

— О ребятах беспокоиться незачем, сэр. Если бы не они, мы бы сейчас здесь не сидели.

— Оставьте местечко для меня. Я скоро вернусь.

Я выбрался из корабля и встретился с Джорджем, который как раз карабкался на крыло, прижимая к груди кипу толстых книг с замысловатыми названиями. Я подсадил его и направился дальше.

Едва я добрался до выхода из ангара, все вокруг словно осветила молния. Грохот на мгновение оглушил меня, швырнув на землю.

С трудом поднявшись на ноги, я увидел, как из-за угла ангара спиной вперед выполз Крабновски.

— Краб! — позвал я, подползая ближе и вглядываясь в ночь.

— Скорее убирайтесь отсюда, — торопливо отозвался он.

— В нас стреляют?

— Стреляют куда попало. Черт, ну и холодная же земля! Этак мы или отморозим себе все потроха, или сгорим заживо.

— Сколько времени у нас осталось?

— Кто знает! Может, десять минут, а может, пятьдесят лет. Все зависит от того, сколько времени наши продержат гардианов на другой стороне базы. Но если гардианы в состоянии атаковать, нам всем не поздоровится.

— О Господи!

— Так что возвращайтесь и постарайтесь скорее взлететь. Может, разбить их и не удастся, но исчезнуть отсюда надо успеть. Время работает против нас.

Десять минут спустя я вернулся на корабль и углубился в изучение штурманского пульта. Сможем ли мы взлететь?

Сможем — если Чен и пилоты разберутся в назначении всех кнопок. Если я сумею задать программу запуска, которая приведет нас на Вапаус. Если приборы не врут и топлива действительно хватит.

Я начал работу на пульте. Джордж и Чен помогали остальным, поминутно заглядывая в инструкции.

Навигаторская система не отличалась от тех, к которым я привык, и потому я разобрался с ней в два счета. Полеты к Вапаусу наверняка были для корабля обычным занятием, и потому в компьютере хватало данных.

Да, техника была совсем недурна. Но цифры… с каждой минутой они нравились мне все меньше. Окно — промежуток времени и участок неба, необходимые для встречи с Вапаусом, — было досадно узким, а затраты топлива предстояли чудовищные.

Окно оказалось теснее, чем я рассчитывал. Задумавшись, я пытался найти решение и наконец обнаружил одно, но был не слишком доволен им. Нет, для полета с экипажем, состоящим из дилетантов и во вражеском воздушном пространстве, выход решительно не годился. И все же мы могли попытаться…

Краб просунул голову в люк за моей спиной.

— Командир, если вы не взлетите через десять минут, вам отсюда вообще не выбраться! Наши отступают — отсюда их уже видно.

— Буксир! — воскликнула Берман. — Цепляйте эту чертову машину к буксиру, иначе мы не выберемся из ангара! Толли, иди с Ларсоном. Давай, Рэнди, выводи его на полосу. С остальным разберемся в воздухе.

Мы с Толли выбрались наружу Понадобилось три изнуряющие минуты, чтобы найти буксир. Если бы его не оказалось в ангаре, наш план с треском провалился бы. Самостоятельно «Нова» могла двигаться только с помощью реактивных или ракетных двигателей, а запуская их в ангаре, мы рисковали развалить его так же запросто, как карточный домик, и похоронить себя под обломками. Наконец Толли нашел буксир, припаркованный в самом темном углу снаружи ангара.

Бой приближался к нам, наши отступали. Вскоре ангар должен был оказаться на передовой. Вспышки и гром выстрелов слышались все ближе и ближе.

— Похоже, они развоевались не на шутку, — заметил Толли.

— И это только начало, — подтвердил Краб. — Заводи его, и поживее.

Мы не стали спорить. Толли вскочил за руль буксира, и мы прицепили его к шасси корабля.

Грохот выстрелов было уже не перекричать. Внезапно Толли схватился за грудь, на которой расплывалось алое пятно, и повалился с сиденья. Боб возник рядом как из-под земли, вскочил на место Толли и завел двигатель, одной рукой держа винтовку и продолжая отстреливаться. Но мундиры тех, в кого он стрелял, были странно знакомыми…

— Это же наши! — воскликнул я.

— Какая разница, черт побери! — взревел Краб. — Взлетайте!

Случайный или прицельно пущенный снаряд снес заднюю стенку ангара. Крабновски упал, а Боб крикнул мне:

— Скорее! Скорее улетайте отсюда!

Он по-прежнему отстреливался, выводя «Нову» на полосу. Голди и Джоан прикрывали нас с боков, очередями отвечая на огонь, вылетающий из темноты.

Я запрыгнул на крыло и нырнул в люк, слыша, как по обшивке вокруг меня чиркают пули. Захлопнув люк, я наглухо задраил его.

— Буксир ушел. Да благословит тебя Бог, Толли! — воскликнула Берман. — Путь свободен! Запуск главных двигателей… один, второй — все работают.

Мощные реактивные двигатели пробудились к жизни.

— Двигатели на полную мощность по моей команде, — произнес Меткаф. — Следи за носом, Ева.

Я выглянул в боковой иллюминатор. Три крохотные фигурки уплывали все дальше, стреляя в темноту.

Той ночью все они погибли — этого и следовало ожидать. Кроме них, погибло еще Бог весть сколько наших.

— Нарекаю тебя «Боика», корабль военно-воздушных и космических сил США! — провозгласил Меткаф.

Берман запела:

«Полный вперед! Мы — повелители неба!»

Мы взлетели, оставив за собой руины «Гадеса», и устремились туда, где уже разгорался рассвет. Из пылающей ночи — в день.

Прежде чем приняться за работу, я молча помолился за всех нас.

Интерлюдия

Это продолжалось всего минуту, а потом все изменилось — за кратчайший промежуток времени, подобный искре. Этой ночью погибло столько людей, а я покинул поле боя и вступил в новое сражение так неожиданно, что мне казалось, будто все, кого я знал, не погибли, а просто оказались где-то в другом месте. Не мертвы, а исчезли.

В тот момент, когда наш украденный корабль взмыл в небо, я вновь почувствовал пламя — оно вернулось, пусть всего лишь на миг. И теперь я мог повелевать им. Я укротил в себе это чудовище. Я знал, что оно может быть капризным и опасным рабом. В моем воображении пламя внизу и позади салютовало нашему вылету.

Предвестник смерти, яростный разрушитель стал моим рабом. Чистым, неподкупным воином. Затем минута прошла, и я вновь вернулся в сознание.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru