Пользовательский поиск

Книга Факел чести. Содержание - 11

Кол-во голосов: 0

План «Гадеса», предоставленный финской разведкой (ценой жизни нескольких смельчаков), оптимистично покрывали пластиковые значки различной формы и размера и жирные карандашные линии, тянущиеся прямо к центру лагеря.

Пятьдесят человек предстояло бросить на захват подстанции. Двадцать — уничтожить ограду между двумя определенными точками. Еще сто должны были ждать с ручным противовоздушным оружием у базы не менее чем за десять часов до штурма.

Две тысячи пятьдесят человек направлялись на поиски и уничтожение космических судов. Приблизительная численность объединенных сил Лиги и финнов — четыре тысячи триста человек.

Приблизительная численность противника — шесть тысяч.

Беспечный порыв ветра залетел в приоткрытое окно и сдул с карты несколько значков, с тихим стуком попадавших на пол.

11

Тейлор решительно не знал, как поступить со мной. На вопрос, чем бы я хотел заняться, я ответил коротко: «Разведкой».

Адъютант генерала направил меня в 5-ю команду и показал, где она расположилась. Там мне пришлось подождать. Оказалось, что команду составляют Крабновски вместе с тремя незнакомыми мне солдатами.

— Доброе утро, командир. В штабе мне только что сказали, что вас направили сюда.

— Привет, Краб. Зови меня просто Мак. Не знаю, значит ли здесь что-нибудь мое флотское звание. Полагаю, вы и есть пятая команда?

Краб от неожиданности осекся.

— Да, это мы. Эй, Боб, Голди, Джоан, познакомьтесь с командиром Маком.

Боб окинул меня мутными глазами под черными зарослями бровей.

— Ну и что?

— Привет, Мак, — поздоровалась Голди, невысокая, плотно сложенная женщина, которая выглядела неотразимо даже в просторной форме армии США. Ее огромные, синие и ясные глаза было ни к чему подчеркивать косметикой, волосы отливали теплым медовым оттенком. Со своей пышной грудью, тонкой талией и округлыми бедрами Голди напоминала песочные часы.

Джоан не отличалась столь броской внешностью, и все-таки она была красивой, а Голди — всего лишь хорошенькой. Высокая, сдержанная, с коротко подстриженными темно-каштановыми волосами, стройная и гибкая Джоан уставилась на меня серыми спокойными глазами, широко расставленными на прекрасно вылепленном лице.

— Привет, Мак, — произнесла она. — Послушай, на тебе форма рядового, с чего же тогда Краб назвал тебя командиром?

— Я и есть командир флота Республики Кеннеди. Просто никто не удосужился найти для меня флотский мундир.

— А нагишом воевать просто неприлично, — вставил Краб.

Внезапно остальные трое заметно занервничали.

— Так вы настоящий офицер? — осторожно поинтересовалась Голди.

— Самый настоящий.

— О Господи! Прошу прощения за фамильярность, сэр. Просто в армии привыкаешь относиться к людям согласно тому, какая на них форма.

— Все в порядке. Я здесь не для того, чтобы командовать. Меня просто направили сюда на время операции.

— Да, сэр, — отозвалась Голди.

— Не сэр, а Мак.

— Слушаюсь, Мак.

— Ладно, не важно.

Голди обернулась к Крабновски.

— Почему ты не предупредил нас, что этот человек офицер?

— Я думал, что у вас хватит ума узнать его, — отозвался Краб.

Голди вгляделась мне в лицо, почти неузнаваемое для самого меня под слоем пыли и трехдневной щетиной, и вдруг ее осенило:

— Так вы командир Ларсон! Терренс Маккензи Ларсон! Тот самый, что доставил нас сюда!

— Верно.

Джоан присвистнула и ткнула Краба в бок.

— Краб, как это ты завел такого важного друга?

— Благодаря обаянию, Джоан, и только.

— Значит, это вы помогли нам бежать из тюрьмы, — продолжала Джоан. — И это вам вживили имплантат.

— Ну ничего, за это гардианы еще поплатятся! Сукины дети! Прошу прощения, сэр, — смутилась Голди.

— Что же, давай начнем работу, и у тебя будет шанс расквитаться с гардианами.

— Машина ждет снаружи.

Десять минут спустя военная полиция и городской полицейский-финн выпустили нас за черту города, в котором расположились войска.

Выехав из города, мы увидели, что вся земля покрыта тонкой снежной пудрой. Вокруг было бело и тихо.

Наша задача была проста: выслеживать патрули и разведотряды гардианов, которые могли наблюдать за продвижением войск Лиги к «Гадесу», обезвреживать их или же предупреждать о гардианах тех, кто следовал за нами.

Мы влезли в одну из отбитых у гардианов машин, на которой был установлен пулемет. Для пятерых человек здесь было тесновато, особенно потому, что двое из этих пяти были такие громоздкие существа, как мы с Крабом, но все-таки мы уместились внутри.

Однако кое-что смущало меня, и я решил задать вопрос.

— Послушай, Краб, ты не мог бы мне кое-что объяснить? Почему машина ничем не замаскирована? Похоже, начальство не заботится о вас.

— Дело не в скупости начальства, — отозвался Краб. — Просто это бессмысленно. Заметил, на чем мы едем?

— На машине, отбитой у гардианов.

— Верно. Всего-навсего на машине — не на катере, не на шагающем вездеходе. На самой обычной простой машине с двигателями во втулках каждого колеса и аккумулятором под задним сиденьем. Гардианы рассуждали точно так же, как мы.

— Как это?

— Обе армии сейчас отрезаны от складов десятками световых лет. И потому транспорт должен быть настолько простым, чтобы он не требовал сложного ремонта или замены деталей. Кроме того, для нашей работы эта машина подходит как нельзя лучше. Местность здесь пересеченная, дорога идет то вверх, то вниз — гораздо чаще, чем по прямой линии. Любой наземный катер свалится с первого же здешнего холма, на который попытается взобраться. И потом, катера сильно шумят, на них установлено оружие с инфракрасным прицелом, они не особенно надежны — их сбивает с курса первым же сильным порывом ветра, а если надо поспешить, можно лишиться головы, ожидая, пока появится воздушная подушка. Нет, катера гораздо сложнее и ненадежнее, чем такие машины.

— Пожалуй, в этом есть смысл, но почему вас отправили на задание с этим примитивным оружием? И почти без боеприпасов…

— А зачем? — удивилась Голди. — Если мы найдем цель, это еще не значит, что мы в нее попадем. Кроме того, мы знаем, что можем надеяться только на себя. А если придется удирать? Представляешь, если нам придется бросить оружие и нам вслед будут стрелять? А из этих винтовок все равно никуда не попадешь.

— Опять ты за свое! Сколько можно ругать УОЛ? — рассердилась Джоан.

— Я вовсе не ругаю его! — возразила Голди. — Это всем известно — оно никуда не годится.

— Постойте, — вмешался я, — что такое «уол»?

— Вот, — объяснил Боб, похлопав по стволу своей винтовки. — Универсальное Оружие Лиги — УОЛ. Им снабжены все войска, отправленные сюда.

— И если хочешь знать, в нем есть к чему придраться, — добродушно продолжала Голди. — УОЛ имеет слишком низкую скорость стрельбы — около восьмидесяти выстрелов в минуту в автоматическом режиме.

— Слушай, давай без шуток, Голди, — вступил в разговор Краб с таким видом, словно уже не раз приводил один и тот же довод. — Стреляя в автоматическом режиме, в девяносто девяти случаях из ста ты ни в кого не попадешь. Ты стреляешь просто затем, чтобы заставить противника спрятаться в укрытие и помешать ему целиться в тебя. Даже если бы скорость стрельбы составляла двести пятьдесят выстрелов в минуту, противники не смогли бы прятаться раньше, а у тебя кончились бы патроны в четыре раза быстрее — и потом, зачем тащить с собой такую тяжесть только для того, чтобы кого-то отпугивать?

— Но разве нельзя облегчить вес боеприпасов? — удивился я.

— А какой в этом смысл? Вес придает патрону нужную инерцию, дальность полета, точность, пробивную силу — в общем, позволяет оставлять в мишени классные огромные дыры, — заключил Краб. — Если патроны станут легче, скорость их снизится от сопротивления воздуха, их будет сбивать в сторону даже легкий ветерок — что в этом хорошего? Нет, УОЛ мне нравится, — задумчиво добавил Краб. — Внушительная вещь, простая в механическом отношении. Редко ломается. Просто лучше бы нам выдали еще сотню зарядов для лазера.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru