Пользовательский поиск

Книга Факел чести. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

Казалось, Джордж меня не слышал. Опустившись на колени, он разглядывал труп с бесстрастным, затвердевшим лицом.

— Той ночью, когда мы выпили, — глухо заговорил он, — я понял, что Столица — дрянное место. Мы готовы прозябать даже здесь, в этом вонючем лагере, лишь бы быть подальше от Столицы, оказаться рядом с людьми, которые привыкли жить в мире и на свободе. Больше я не мог терпеть. Я стал думать о машине, о том, что можно предпринять. Потом решил убить тебя, а потом… — Осекшись, он поднял голову, глядя на меня так, словно видел в первый раз. — Ты и вправду из Лиги? — спросил он.

Я вдруг вспомнил, что надо дышать, жадно глотнул воздуха и в последнюю минуту избежал судорог.

— Да. Я — Терренс Маккензи Ларсон, лейтенант флота Республики Кеннеди. Я из Лиги.

— Отлично. — Джордж поднялся и пнул труп. — Что будем делать с этим?

— Не знаю, — пожал я плечами.

— Подожди минуту, я знаю одно место. Хватай его за руку.

Взяв Брэдхерста за руки, мы поволокли прочь еще теплое тело. Тащить его пришлось метров пятьдесят, к складу с инструментами. Джордж вытащил связку ключей, открыл замок, и мы впихнули труп за дверь. Вернувшись на прежнее место, я попытался засыпать гравием лужу крови и следы, оставленные тяжелым телом. Теперь найти место преступления мог лишь тот, кто знал о нем. Поспешив обратно, я увидел, что Джордж ждет в тени у склада.

— А теперь поговорим, — начал он. — Что появится из этой чертовой штуки, если нажать кнопку?

— Не что, а кто, — поправил я. — Это и в самом деле передатчик материи. Лига отправила сюда пятитысячное войско.

— О Господи! И машина сработает?

— Понятия не имею, но надеюсь, что сработает.

— Но как же мы… не важно. Об этом позднее. Так что же будем делать с Брэдхерстом?

— Дай подумать, — попросил я. События развивались слишком стремительно. — Слушай, ты должен вернуться к ангару и передать водителю, что вы с Брэдхерстом обсуждаете меры безопасности при эксперименте. Скажи, что ты сам отвезешь полковника обратно. Все, что нам нужно, — держать их в неведении до испытания. А что будет потом — уже не важно.

Джордж хотел что-то возразить, но только кивнул. Он убил старшего офицера и теперь, вероятно, собственный народ для него был опаснее войск Лиги.

— Пожалуй, ничего другого нам не остается, — заключил он. — Я скоро вернусь. Подожди здесь.

— А куда еще мне деваться? — с усмешкой спросил я, но Джордж уже исчез в темноте.

Ждать его возвращения пришлось довольно долго. Наконец Джордж вынырнул из-за угла склада.

— Порядок. Похоже, они клюнули.

— Отлично. Давай выберемся отсюда и найдем место, где можно спокойно поговорить. — Мне хотелось оказаться подальше от трупа.

Джордж привел меня в пустое строение на краю лагеря — очевидно, он знал, как избежать столкновения с часовыми. Чем могло грозить все случившееся Джорджу? Чем ему придется поплатиться? Можно ли положиться на него, или к утру он способен передумать? Можно ли вообще доверять перебежчикам?

Но сейчас Джордж явно не терзался сомнениями. Он сразу начал расспросы и принялся обдумывать план дальнейших действий. Он вступил в заговор со мной — против тех людей, с которыми завтракал бок о бок еще сегодня утром.

— Мне надо бы о многом расспросить тебя, Джордж.

— Знаю, но ты ведь не расспрашиваешь. И не надо. Я сам все расскажу. Нашими играми я уже сыт по горло. Сегодня утром я проходил по дальнему краю лагеря, возле стрельбища. Я узнал на стрельбище одного из солдат — днем раньше я починил ему затвор. Я видел, как солдаты пристрелили девочку лет двенадцати — она разыскивала отца и подошла к стрельбищу, думая, что он с солдатами. Ей не было дела, чьи это солдаты. Ее убили как шпионку.

Мне было нечего ответить.

События стали разворачиваться слишком быстро. Игра близилась к концу — если, конечно, все будет в порядке. Ни о чем другом я не мог подумать. Никто из нас не знал, что случится завтра. Мы лишь надеялись, что Брэдхерст ни с кем не успел поделиться своим открытием и что гардианам известно меньше, чем нам.

Все, что я знал наверняка, — завтра кого-то из нас уже не будет в живых.

Интерлюдия

Эту ночь со мной провели призраки. Я метался, обливаясь потом, окруженный лицами, которые смотрели на меня со всех сторон, недоверчиво усмехались, словно сомневаясь, что я оправдаю оказанное доверие.

Я отчетливо различал лишь глаза призраков — их лица и тела выступали из мрака, становились почти видимыми, определенными и реальными, только чтобы вновь скрыться.

Оборванный, забрызганный грязью солдат с ребенком на руках; индеец чероки, поджидающий в ночи врагов, захвативших его земли; перепуганная, худенькая девчонка в заваленной при бомбежке подземке, пытающаяся успокоить детей, оказавшихся в ловушке вместе с ней, — она напевала им детские песенки, рассказывала сказки, а тем временем напряженно ждала, не послышится ли вдалеке лязг металла, грохот разбираемого завала, звуки спасения. Она мурлыкала песенку и терялась в догадках, придет ли помощь…

Забытые герои смотрели на меня, хмурились и качали головами, взглядами спрашивая, не подведу ли я, сумею ли выполнить свой долг.

Ближе к рассвету среди призраков появилась Джослин. Она взяла меня за руку и улыбнулась давно умершим защитникам.

Они по очереди кивали и исчезали в сером тумане, отправлялись охранять другие ворота, сквозь которые рвалась беда.

Часть вторая

Война на Земле

8

На следующее утро, когда я проснулся, мне понадобилось немало времени, чтобы понять: ночь наконец-то кончилась и наступил тот самый день. Я быстро оделся и в последний раз исполнил ежедневный ритуал похода к уборной в сопровождении двух вооруженных охранников.

Вернувшись к себе, я надел официального вида белый лабораторный халат поверх комбинезона. Сунув руку под матрас, я вытащил оттуда лазер, отнятый у Брэдхерста, и старательно спрятал его в комбинезоне, надеясь, что просторный халат скроет оттопыренный карман.

Я позавтракал — по крайней мере сделал вид, что ем. Куска три все-таки попало в мой желудок, но я сомневался, что они там задержатся. Да, мне было чего опасаться.

Отправив поднос в столовую, я придал лицу деловитое выражение и принялся вышагивать по ангару. Весь мусор, оставшийся после бурной деятельности, уже был убран, для гостей приготовлены складные стулья. Я знал, что на испытание соберутся зрители, но не предполагал, что их будет так много. Еще одна неожиданность, к которой я оказался не готов.

Минуты тянулись бесконечно, цифры на моих часах сменялись медленно и нехотя. Я пытался убить время, стоя за пультом, вновь проверяя и перепроверяя работу кнопок и последовательность действий, которую уже успел выучить наизусть.

Наконец торжественный момент настал. Фигуры в серых мундирах потянулись одна за другой через дверь ангара и рассаживались по местам.

Я с беспокойством вспомнил о Брэдхерсте. Ждут ли его здесь сегодня утром? Сколько времени пройдет, прежде чем его хватятся? Когда в этом заподозрят меня? Может, перед смертью полковник успел сообщить кому-нибудь о командире Ларсоне?

Люди в сером продолжали прибывать, время близилось к назначенному часу, а я надеялся, что ученые нервничают точно так же, как шпионы.

То и дело я задавал себе вопрос: можно ли доверять Джорджу? Пока он не появлялся. Может, он сбежал? И уже возвращается сюда вместе с тайной полицией?

Но за пятнадцать минут до испытания он появился — единственный из своей команды. Он был в полном мундире — я впервые видел Джорджа при всем параде. Кроме того, мундир давал ему право запастись положенным офицерам оружием. Кивнув мне, он махнул большим цилиндрическим футляром для карт. Джордж сохранял совершенно невозмутимый вид.

Только теперь я смог оценить обстановку, как и подобало солдату. Половина зрителей была вооружена, у дверей застыли навытяжку двое моих охранников, отдавая честь входящим. Голенища их сапог сияли на солнце. Если повезет, они будут больше думать о своих надраенных сапогах, чем о помощи в экстренном случае. Тем не менее у охранников было оружие — лазерные винтовки, способные прожечь дыру в толстой стальной пластине.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru