Пользовательский поиск

Книга Факел чести. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

Итак, я хозяйничал в доме и ждал, пока враг заметит меня. Кухню я привел в совершенно запущенное состояние (Джослин непременно высказалась бы, что в этом дурная привычка оказала мне хорошую службу) и старался вести себя как ни в чем не бывало.

Десять дней мною пренебрегали и финны, и гардианы. Сообщники Темпкина больше не появлялись. Не знаю почему, но даже мои соседи делали вид, что не замечают меня.

Затем в один прекрасный день долгожданное событие произошло.

Вернувшись домой с прогулки по соседним улочкам, я обнаружил, что в гостиной меня ждут гардианы.

Их было трое — главный, развалившийся в моем любимом кресле, и двое прихвостней в мундирах, стоящих рядом.

Увидев старшего гардиана, я понял, что смотрю прямо в лицо врага. Он был слишком толст, его тучность прямо-таки кричала о склонности гардиана жить на широкую ногу, была неопровержимым доказательством, что этот человек ест и пьет больше других — благодаря своим неограниченным правам на все, что только пожелает.

Мышино-серые волосы гардиана были подстрижены так коротко, что топорщились ежиком. Его глаза отражали лишь скуку и брезгливость — пока не устремились на меня. Внезапно эти глаза возродились к жизни, воинственной, отвратительной жизни. Эти глаза почти заплыли складками жира, но блестели, как холодные драгоценные камни. Свой широкий тонкогубый рот гардиан держал приоткрытым, как будто готовясь всосать любой лакомый кусочек, что попадется на его пути.

Униформа этого отвратительного существа была не стандартно-серой, а темно-красной, с черными эполетами и карманами. Яркие нашивки на груди смотрелись особенно крикливо на мрачном красном фоне. Поднявшись, он уставился на меня и заговорил по-английски с типично гардианским акцентом, грубо и гнусаво.

— Я — полковник Брэдхерст из особого разведотдела. В досье сказано, что твое имя — Джефферсон Дэрроу. Мы считаем, что ты слишком поздно был включен в список квалифицированных специалистов протектората Новая Финляндия. — Сделав многозначительную паузу, он вдруг заорал: — Где находится компьютер, на котором тебя внесли в списки, кретин? Или ты возник здесь из воздуха?

— Я…

— Молчать! — Полковник прошел к окну и уставился на чудесный вид за ним так, словно затаил на него злобу. — Сколько ты прожил в системе Новая Финляндия?

— Мы с женой прибыли сюда около десяти месяцев, или шести тысяч часов, назад.

— Неподходящее вы выбрали время, верно? Твоя жена умерла и оставила тебя здесь в одиночестве… Какая досада. — Полковник развернулся и вновь уставился на меня. — Одно мы знаем наверняка: твои сородичи, финны, — отъявленные сплетники. А о тебе никто и ничего не знает. Что ты скрываешь?

— Я просто… ни с кем не общаюсь. Мне нечего скрывать. В сущности, я давно ждал вас.

— Конечно, тебе нечего скрывать — ни сейчас, ни впредь. — На его лице появилось жесткое выражение. — От меня ничего не скроешь. Говоришь, ты ждал нас? Зачем? Что ты здесь делаешь, Дэрроу?

Я решил, что Дэрроу должен быть трусом. Разыграть испуг оказалось довольно просто. Требовалось лишь сосредоточиться, чтобы заставить Брэдхерста заглотать приманку, а не стоять как вкопанному.

— Я… я работаю над особым передатчиком, очень сложным, который… — заикаясь, начал я.

— Врешь! Без тебя эту хибару обыскали сверху донизу. Твоя лаборатория набита бесполезными, никуда не годными игрушками. Говоришь, передатчик очень сложный? Чепуха! Все вы стараетесь произвести впечатление на новых хозяев, добиться расположения, выхвалиться перед ними, чтобы получить привилегии и присвоить все, что только можно. Твой народ не знает преданности, Дэрроу.

— Это не мой народ! — возразил я. — Я не принадлежу к нему, финкой была моя жена. Я ничем не обязан этим людям, и они для меня ничего не значат — в отличие от вас.

— Тогда почему же ты сам не обратился к нам? — допытывался Брэдхерст.

— Вы же сами сказали — финны любят посплетничать. Если бы я обратился к вам и ничего не добился, меня прирезали бы как пособника гардианов. Я не начинал новую работу, боясь, как бы этого кто-нибудь не заметил. Новый передатчик вот здесь. — Я указал на свой лоб. — Мне недостает лишь оборудования, компьютерного времени, чтобы сделать тесты, и возможности испытать передатчик. У меня нет всего необходимого, чтобы изготовить его, но я знаю, что я способен собрать действующий передатчик материи!

Выражение на лице полковника резко изменилось — очевидно, до него дошло, что из меня можно извлечь некоторую пользу.

— Передатчик материи? Что ты несешь?

— Это устройство, которое может перемещать предметы в пространстве с помощью радиоволн. — Я решил, что для приманки этого хватит.

Полковник застыл — не просто замолчал, а намертво застыл на месте. Его лицо стало бессмысленным, и, несмотря на роскошный мундир и надменную позу, он стал походить скорее на робота, чем на человека. Я почти с уверенностью мог прочесть его лихорадочные мысли: «Передатчик материи! Если он говорит правду, то это нечто особое. Стоит нам завладеть секретом такого изобретения, и мое положение укрепится. И потом, чем я рискую? Его он врет, его можно убить, и никто не узнает, как глупо я попался. Я могу лишь выиграть, но не проиграть».

— И ты сможешь доказать это? Ты будешь сотрудничать с нами? — наконец требовательно спросил он.

— Да, — ответил я, чувствуя, как заколотилось сердце. — Только дайте мне место для работы. И потом, я хочу, чтобы моя работа была оплачена.

— Конечно. — Полковник задумчиво разглядывал меня. Тиранам зачастую неведомо, что такое добровольное сотрудничество. — Если ты не лжешь. Я пришлю сюда наших специалистов. Ты опишешь им этот передатчик и принцип его действия. Но если ты попытаешься обмануть их, тебя ждет медленная и мучительная смерть. Если же ты сказал правду и сможешь собрать такой передатчик, тебя щедро вознаградят. Гардианы великодушны с теми, кто готов предложить им выгодные сделки. — Полковник собрался уходить. — И еще одно: ты и в самом деле мог прибыть сюда десять месяцев назад. Сейчас я не стану тратить времени на допрос. Если записи неверны и ты приложил к этому руку, ты будешь наказан. Мы подробно разузнаем о тебе, о твоем настоящем и прошлом, и если поймаем тебя на лжи, то уничтожим, невзирая на передатчик. — Он вышел, двигаясь на редкость легко для такого грузного человека. Оба солдата удалились вслед за ним.

Я рухнул на диван, обливаясь потом. Игра продолжалась.

6

— Эй, поосторожнее!

Рядовой в серой форме схватил чувствительный измерительный прибор, как ручную гранату. Джефферсон Дэрроу, классный специалист, воспользовался помощью своих друзей. Я внушил им, что мне не удастся надежно компенсировать избыточную кориолисову силу на Вапаусе. Разумеется, вращение Новой Финляндии вокруг оси создавало тот же самый эффект, но не настолько сильный. Здесь компенсировать ее было возможно. Мои стражи верили всей этой чепухе, и потому испытание устройства было намечено провести на поверхности планеты. За десять недель, проведенных среди людей, которых гардианы считали учеными, мне удалось, не выдавая самого принципа действия, убедить их, что аппарат будет действовать. К счастью, гардианы не посылали своих самых передовых ученых на вновь захваченные территории.

Мне помогло и то, что человечеству уже десять лет назад было известно о возможности создания передатчика материи. Точно так же о расщеплении атома ходило много разговоров еще в начале 30-х годов прошлого тысячелетия, прежде чем атом действительно удалось расщепить. Как и прежде, люди были готовы поверить тому, о чем долго слышали. Почва для моего эксперимента была подготовлена таким же образом. При такой поддержке мои объяснения и действия могли оставаться весьма неопределенными. Сооружая действующий приемник для передатчика материи, я хотел, чтобы гардианы знали о нем как можно меньше. К тому времени, как мои теории дойдут до настоящих ученых на родной планете гардианов и в них выявят ошибки, будет уже слишком поздно — конечно, если мне повезет.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru