Пользовательский поиск

Книга Дух Татуина. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

Лея была так поглощена мыслями, что не услышала шагов Хэна по гравию, пока он не подошел совсем близко. Зная, что он очень педантично относится к вахте, Лея подняла бинокль и уставилась на оазис.

— Ты кого хотела обмануть? — немедленно произнес Хэн, подойдя.

— Прости, — Лея была так взволнована, что в голосе не слышалось ни капли сожаления. — Хэн, думаю, я поняла. Поняла, зачем мы приехали.

— Попозже расскажешь. Вставай. Нам пора ехать. Быстро.

Лея моментально вскочила.

— Империя?

— Хуже. — Хэн показал небольшой транзистор с длинной антенной, вроде того, что использовали в жучках: — Сквибы.

— Эти вомпы следовали за нами? Хэн кивнул:

— Пескоход поднимается по каньону.

— Уверен, что это они?

— Хират так думает, — сказал Хэн. — Может, придется ее оставить, если Чуи не сможет поймать ее. Она быстро бегает, даже со сломанной ногой.

Лея моментально остановилась. Хэн врезался в нее и выбил бинокль из рук.

— Да!

— Что? — Хэн поднял бинокль и взял Лею за руку. — Ховерскаут за камнями, пошли.

— Нам он не нужен, — Лея выдернула руку и побежала по ущелью вниз. — Пока не нужен.

— Эй! — крикнул Хэн, пускаясь вслед. — Ты куда?

— Заключить сделку, — отозвалась Лея. — Думаю, Татуин только что подарил нам профоггов!

Глава 22

Когда черный ящик краулера уже нельзя было разглядеть в песках, Тату I осветила просторы Западного Дюнного моря. Лея повернулась к Хэну, который лежал в багажнике ховерскаута и смотрел на небо в бинокль.

— Он уехал, — сказала Лея. Их группа была где-то в десяти километрах от жилища Оби-Вана, у въезда в темный каньон на краю моря. — Что видишь?

— За ним следит только один ДИ — истребитель. — Хэн опустил бинокль и слез с ховерскаута. — Похоже, план сработал.

— Если Хират сдержит слово, — заметил Ц-ЗПО, который сидел на переднем пассажирском месте. — Я бы лично никогда не поверил йаве.

Сидящий за рулем Чубакка насмешливо фыркнул.

— Нет, неправда! — сказал Ц-ЗПО. — Я не сомневался, что хозяйка Лея никогда не отдаст меня в качестве оплаты.

— Гордый дроид, — сказал Хэн. — Но он прав. Хират идет на большой риск. Она может решить, что он слишком велик для нее.

— Может быть, — сказал Слай, они с Грисом сидели сзади, работая над встроенными рациями в штурм — шлемах, которые отыскали в пещере. — Вы ее уже обманывали?

— Никого мы не обманывали! — сказала Лея. — Вы решили расторгнуть сделку в каньоне. Мы не должны были отдавать вам инициатор.

— Да, кстати, а как вы запустили реактор? — поинтересовался Хэн.

— Заряд барадиума из термального…

— Слай! — перебил Грис. — За это они не платили.

— Она свое дело сделает, — сказал Слай, немедленно вернувшись к разговору о Хират. — Мы потому и сказали, чтобы вы пообещали набор инструментов с «Сокола» вместо вашего дроида. «Куакскон-15» для йавы слишком ценная штука, чтобы не согласиться. Она рискнет, потому что надеется, что вы выберетесь и отдадите ей набор.

Из динамиков шлемофона в руках Гриса раздался металлический звон. Он повернул выключатель под подбородком шлема, кивнул и повернулся к Слаю.

— Дроид был прав, — Грис передал шлем Чубакке. — Они изменили модуляцию. Это код «Синий».

— Конечно, — сказал Ц-ЗПО. — В планшете было указано, что смена моды — стандартная процедура, если похищено имперское оборудование.

Слай тоже успешно переключил частоты в своем шлеме и отдал его.

— Мы очень доверяем вам, — сказал он Хэну.

— Тогда зачем рисковать ее жизнью? — Хэн указал на Эмалу, которая стояла подле Леи в темном плаще. В руках у нее был бластерный карабин — явно слишком большой и неудобный для сквиба, — а на спине рюкзак с водой, который весил чуть ли не половину ее собственного веса. — Нам компания не очень нужна.

— Я помогу вам найти оазис, — отозвалась Эмала. — Мы думаем лишь о цели.

Хотя Лея знала, что сквибы скорее защищают собственные интересы, чем заботятся о цели, она даже не пыталась спорить. Помимо возражений Хират, что просто вернуть пескоход — недостаточная компенсация за риск, на который она пошла, больше всего проблем было со сквибами. Они просто отказывались сотрудничать, если один из них не отправлялся вместе с Леей и Хэном в «оазис духа», несмотря на то, что это сводит на нет все возможности замаскироваться под штурмовиков.

Лея взяла шлем и посмотрела на Эмалу.

— Надеюсь, ты не отстанешь, — сказала принцесса. — Без брони с охладительной системой тебе будет жарко.

— Потому она и идет, — сказал Грис. — Она самая стойкая.

Эмала гордо навострила уши. Хэн покачал головой, взял шлем и похлопал Чубакку по предплечью.

— Смотри, ни во что не врежься. Когда полетишь на «Соколе», не поцарапай. ..

Чубакка закатил глаза и недовольно заворчал.

— Хэн, на этом корабле царапины еще с тех пор, как он сражался над первой «Звездой Смерти». — Лея повернулась к Чубакке: — Царапай его как хочешь. Может, тогда, наконец, он решит покрасить эту развалину.

Вуки усердно закивал и включил репульсоры, умчавшись вниз по каньону с ЦЗПО и двумя сквибами, помахав на прощанье. Лея знала, что вуки не любили долгих прощаний. Для них это означало, что они видятся в последний раз.

Хэн обнял Лею за плечо, глядя на то, как ховерскаут исчезает за углом.

— Ты думаешь, получится? — спросил он.

— Не знаю, — повернулась к нему Лея. — У тебя есть идея получше? Хэн улыбнулся.

— Ага, — он обнял ее и прижал к себе, стукнув броней, а потом наклонился к лицу. — Вот.

Эмала застонала.

Лея проигнорировала ее и поцеловала Хэна, пока сердце не начало бешено скакать. Потом поцеловала еще раз. Не потому, что в последний раз, а потому, что они вместе идут на задание. Наконец она отодвинулась и улыбнулась Хэну:

— Время для марш-броска, солдат.

Лея и Хэн надели шлемы и направились к оазису. Эмала шла в километре позади, чтобы следить за тылом и не попасться на глаза в случае чего. Они двигались осторожно, в тени у подножия скал, чтобы не выходить на солнце и не попадаться на глаза часовым — имперцам и тускенам.

Несмотря на охладительную систему в броне, они медленно и тяжело брели. На пескоходе Хэн собрал из частей брони костюм почти по размеру, но Лее пришлось подкладывать свою броню шерстью томуона. И даже после этого налокотники и набедренники были ей длинноваты, и ей приходилось каждый раз делать усилие, чтобы шагнуть. За четыре часа они прошли всего четыре километра, и когда они, наконец, забрались в небольшое углубление в стене каньона, Лея была утомлена, а тело ломило.

Да и не везло им жутко. Хорошо, если Китстер Банаи еще жив, что маловероятно. А если они не добудут «Закат Киллика» вовремя, чтобы успеть связаться с Мон Мотмой, сотни аскайанских боевиков испытают куда больше боли, чем может причинить имперский дроид — следователь. Когда они забрались в большое углубление в стене каньона, Лея была утомлена, тело ломило. Эмала подошла к ним через пару минут, двигаясь бесшумно в сливающемся со скалами плаще. Она чуть не прошла мимо, когда Лея, наконец, заметила ее и помахала рукой. Она измучилась чуть ли не больше Леи и с усталым вздохом уселась в тени. Ее рюкзак с водой был пуст на три четверти.

— Как себя чувствуешь? — спросила Лея.

— Я же добралась сюда, так? Не думайте, что сможете меня бросить

— Эй, полегче, — сказал Хэн. — Мы думаем только о ваших интересах.

Эмала бросила на него приторный взгляд:

— Не думай, что я на это куплюсь. Я вас, людей, знаю.

— Тебе не надо отдохнуть? — спросила Лея. — Чуи и остальные уже на границе соляных равнин. Они не могут покинуть каньоны, пока мы не дадим сигнал.

Эмала прильнула ртом к трубочке с водой, протянутой из-за спины, поднялась и подняла винтовку.

— Я прикрою.

Лея надела шлем, потом сняла с пояса рацию и посмотрела на Хэна. Они боялись, что любой сигнал с их комлинка будет немедленно замечен прослушивающими, и потому решили использовать найденные рации штурмовиков. Если повезет, имперцы даже не заметят дополнительные сигналы в собственной коммуникационной сети.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru