Пользовательский поиск

Книга Дух Татуина. Содержание - Глава 19

Кол-во голосов: 0

— Хэн, ты что, был готов заставлять это существо страдать, пока оно не рассказало бы нам то, что надо?

— Ну, если ты об этом

— Кроме того, у нее нога сломана, — добавила Лея. — Ей придется с нами поехать. Хэн приподнял бровь.

— Этим ты мне и нравишься.

— Быстро схватываю?

— Круто переговоры ведешь.

* * *

Через два часа Лея и Хэн прошли уже на десять километров в глубь каньона, укрывшись в тени небольшой расселины, отходящей от основного ущелья. В этой расселине можно было принять сигнал. Они ждали, глядя на то, как бегут секунды на хронометре, пока Мон Мотма подойдет к голокомму в своих личных апартаментах. Хотя плечо все еще болело, благодаря бакте Лея уже могла двигать рукой, как будто и не было вывиха, — разумеется, не без болевых эффектов.

Большая часть каравана аскайанцев давно исчезла в лабиринте расселин, но Борно был всего в десяти метрах от них, сидя на рососпиннике и готовясь взять у них голокомм. Чубакка и Ц-ЗПО ждали вместе с Хират у края небольшой пещеры, где спрятали все еще включенный ховерскаут. Сквибы — вероятно — все еще оставались в пещере, пытаясь включить реактор их «собственного» пескохода без ключа — инициализатора, который Хэн подобрал в куче мусора, разбросанного тускенами.

— Верховный советник что, вообще не знает, что такое вовремя? — поинтересовался Хэн. Он был облачен в броню штурмовика, как и Лея, и охладитель работал на полную мощность. — Уже две минуты прошло.

Лея уже знала, что сейчас на «Химере» засекли подозрительное сообщение по ГолоСети и доложили о нем вахтенному командиру — может, даже тому самому капитану Квентону, что был на аукционе. Через пять минут после того, как его известят, появится первая группа и обнаружит Борно на краю каньона с голокоммом, который помашет им рукой. Через минут пятнадцать-тридцать, если повезет, — появится штурмовой челнок.

Если все пойдет по плану, капитан роты поверит покаянной истории на электронном планшете, который оставит Борно, и примется искать их посреди Великого Чотта, даже не удосуживаясь поисками лидера каравана. Если все пойдет не по плану… Борно обещал, что живым не сдастся, и Лея верила ему — даже если он клялся в этом лишь потому, что никому не выдаст местонахождение своей деревни.

Изображение Мон Мотмы замигало на голокомме, ее волосы были растрепаны, глаза все еще сонные.

— Лея? Извини…

— Ничего, — перебила Лея. — Но у нас всего шестьдесят секунд, потом придется отключаться. Лицо Мон Мотмы стало куда собранней.

— Понимаю. Картину достали?

— Нет, но и имперцы пока нет, — ответила Лея. — Есть новости насчет задания Призраков. Местные источники сообщили, что локальные силы уже выдвинулись на задание и связаться с ними нельзя. Повторяю, связаться с ними нельзя.

— Местные источники? На Татуине?

— Долгая история. Времени нет, — сказала Лея. — По-моему, они надежные.

Мон Мотма помрачнела.

— Лея, когда Люк передал твой доклад, я решила отозвать Призраков. Приказ уже закодирован и отправляется через тридцать часов.

— Отменить можешь?

Мон Мотма прикусила губу, опустив взгляд, и покачала головой.

— Без картины не могу. Не знаю, когда имперцы начнут взламывать коды старым ключом:

— Но о Сети они узнают, — закончила Лея. — И этого будет достаточно.

— Ты знаешь, чем мы рискуем. Лея знала — боевой группой целого «звездного разрушителя», Веджем Антиллесом, Призраками… возможно, Пронырами и еще парой элитных эскадрилий.

— Понимаю, — сказала она. — Дай нам тридцать часов.

— Нам? — спросила Мон Мотма. Лея кивнула:

— Хэн тоже этим занимается. Мон Мотма улыбнулась:

— Скажи, что мы рады его возвращению. Новая Республика по нему скучала.

Лея повернулась и увидела, что Хэн презрительно усмехается голограмме.

— Он будет очень рад это слышать. Пусть ваши помощники отслеживают все возможные каналы связи. Я не знаю, когда снова выйду на связь, но это уже будет не с этим передатчиком.

— Я им скажу, — сказала Мон Мотма. — И, Лея — да пребудет с тобой Сила.

— Спасибо. Она нам не помешает.

Лея прервала связь и немедленно выключила передатчик, открыв корпус.

— Не люблю женщин, — Хэн наклонился рядом с Леей и вытащил устройство для посылания волн-призраков, переключив схемы так, что передатчик стал работать как обычный голокомм. — Всегда играют без риска.

— Так правильно играть, Хэн.

— Вот видишь… а это я тоже не люблю. Хэн убрал устройство в карман, закрыл корпус передатчика и отдал его Борно.

— Спасибо, дружище. Будь осторожен.

— И вы будьте осторожней, друзья. Пусть песок никогда не оплавит ваши подошвы.

— Пусть всегда будет для вас тень от солнца, — ответила Лея. — Если правительство Новой Республики может что-то для вас сделать, то…

— Сделать для нас? — Борно захохотал. — Не думаю, принцесса. От правительств мы как раз и скрываемся.

Аскайанец развернулся и, помахав толстой рукой, погнал рососпинника галопом.

Глава 19

Хэн уже чувствовал себя не так уж плохо на Татуине. Никакой награды за его голову. Ни карбонита. Ни Джаббы Хатта — одно это уже превращало планету в рай. Он был за рулем быстрого ховерскаута и летел через самое сердце Юндландских пустошей, тени только-только начали скрывать валуны на дне каньона, рядом с ним, схватившись за поручни, сидела самая прекрасная женщина Галактики.

Может, Лея думала о том же — и о том, как она чуть не потеряла Хэна вновь. Она постоянно суетилась вокруг него, предлагая воду, проверяя, достаточно ли ему прохладно, объясняя ему, как сильно она его любит, при малейшей возможности. Не то что бы он возражал, но он просто не мог понять почему. Он вел себя как настоящий хатт с тех самых пор, как покинул Датомир, считая Временное правительство своими врагами и требуя, чтобы Лея сделала выбор между ним и ими.

А там, в пещере, когда она выбрала остаться с ним, а не исполнить долг, он понял, что с этим блефом он проиграл. Если бы ему удалось отговорить Лею уйти из совета, у нее появился бы отличный повод — и рано или поздно Хэну пришлось бы пожертвовать чем-то в обмен на это — может, азартной игрой на большие деньги в сабакк, может, страстью к путешествиям… а может, даже «Соколом». Чем бы ни пришлось — он знал, что не сможет отказаться от этой части себя и при этом остаться собой. Также и Лея не останется женщиной, которую он любил, если уйдет из совета.

Хотя вообще-то Хэн не хотел, чтобы имперцы получили код. Что бы он не думал о Временном правительстве — а ему было на них наплевать, во всяком случае на Мон Мотму и других, кто без проблем отправил Лею выходить замуж по расчету, — Хэн любил Новую Республику, и он бы себя ненавидел, если бы из-за его обиды Республика потеряла один из самых важных своих секретов.

Но признаваться в этом Хэн не собирался. Он наслаждался вниманием — хотя уже начал уставать от восклицаний:

— Осторожно, пастух несчастный!

Хэн был также рад тому, что одурачил сквибов. Ключ-инициализатор был спрятан в багажнике флаера, и Грис с компанией все еще будут бегать вокруг пескохода в пещере, когда вернется Хират со своими сородичами, чтобы похоронить погибших и забрать краулер.

Даже имперцы вели себя так, как они ожидали. Через десять минут после их отъезда три ДИшки начали крутиться над аскайанцем. Через двадцать минут, когда Соло уже был в семи километрах оттуда — появился штурмовой челнок. Хэн никогда, наверное, не узнает, послали ли имперцы за Борно отряд — и смогли ли они его захватить, — но челнок провел на земле лишь несколько минут, а потом улетел в сердце Великого Чотта.

Теперь Хират вела Хэна и остальных по лабиринту каньонов и ущелий, где их трудно — почти невозможно — обнаружить со спутника. Их цель, по словам йавы, — оазис глубоко во владениях тускенов, священная деревня духов у подножия гор. Целое племя песчаных людей однажды нашли там изрубленными на куски злым духом — во всяком случае, так верили песчаные люди. Теперь все тускены останавливались там и приносили дары и совершали жертвы, прежде чем покинуть эту землю. Хират заверила их, что песчаные люди намеревались предложить Китстера и его картину «духу». Все, что Хэну и Лее потребуется, чтобы вернуть «Закат Киллика», — подождать, пока тускены не уйдут, пройти и забрать ее.

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru