Пользовательский поиск

Книга Дух Татуина. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

— Вполне уверен, — он запустил руки ей под одежду, и в комнате внезапно стало тепло. — Она будет мешать.

Глава 14

Хэн проснулся, вдыхая запах шелковых волос Леи, ощущая прикосновение ее теплой кожи. Ее дыхание грело ему ухо. Ночью Лея как-то сумела присоединить капельницу обратно к его руке и вернуться в кровать, не разбудив его, так что теперь его губы не казались ему сухими. В комнате царила приятная прохлада, окно над кроватью наполнялось розовым цветом — восходило первое солнце. Все в жизни было прекрасно.

Разве что кроме приглушенного шума из зала. Он напоминал знакомый до боли звук голосового аппарата, через который кто-то отдавал команды. Голос командира отделения, отдающего команды штурмовикам. Хэн моментально проснулся и увидел на столике у кровати два бластера — свой и Леи.

Электронный голос рявкнул еще пару приказов. Хэн даже не подумал отцепиться от капельницы или разбудить Лею. Он просто кинул ее бластер на другую сторону кровати, затем схватил свое оружие и попытался соскочить с кровати, потянув Лею за собой. В руке вспыхнула жгучая боль — вырвался шприц, — и он грохнулся на пол, а Лея упала на него. Ее веки приоткрылись, она заглянула ему в глаза.

— Хэн? — она сонно улыбнулась. — О, да тебе лучше?

— Извини, только не перед людьми, — он поднял бластер с пола и сунул ей в руку. — Ты же знаешь, я не такой.

Ее глаза широко распахнулись.

— Людьми?

— Тихо, слушай.

Они притихли и прислушались к приглушенным голосам из соседней комнаты. Слова было трудно различить, но шум голосовых аппаратов штурмовиков было не спутать ни с чем. Лея слезла с кровати и направилась к двери из спальни.

Хэн приподнялся.

— Эй! Не выходи…

Лея шагнула в зал.

Хэн помчался за ней через кровать.

— Надень хоть что-нибудь!

Заглянув в зал, он не увидел никаких штурмовиков. Лея стояла у стола, глядя на планшет, из динамиков которого доносились голоса.

— Дэйма дала его мне, чтобы следить за фойе, — сказала Лея, поднимая планшет.

С бластером в руке и планшетом в другой, каскадом шелковых волос за плечами, она была прекрасна как никогда. Хэн был, наверное, самым счастливым контрабандистом в Галактике; если она еще избавится от страха перед своими детьми, Хэн был просто уверен, что, когда придет время, он уйдет из этой Галактики самым счастливым человеком.

Лея оторвалась от планшета и нахмурилась.

— Хэн, что ты стоишь, как деревянный? Хэн пожал плечами:

— Солнечный удар, наверное.

— Да ты зальешь кровью весь пол, — Лея показала ему на его руку, с которой текла кровь с тех пор, как он выдрал иглу. — Возьми какую-нибудь тряпку и иди сюда. Хэн схватил небольшое полотенце с полки и сел рядом с ней за стол. На видеопланшете было изображение отряда штурмовиков в вестибюле «Сиди Дрисс». Командир наклонился через конторку, обращаясь к напуганной до смерти па'ловик — ее тонкие руки и длинный хоботок тряслись.

— Я не могу предоставить эти записи, — сказала она. — Я ночной портье. У меня нет пароля на дневные записи.

Командир схватил ее за хоботок и притянул через конторку к себе, приставив дуло бластера к губам на конце хобота.

— Но ты можешь найти того, кто знает.

— Д-да, — сказала она.

— Так найди, — он отпустил хобот, и она отлетела назад через дверь позади конторки. Он подозвал двух штурмовиков:

— Сопроводите ее.

— Что думаешь? — спросила Лея. — Будет драка?

— Не знаю, — Хэн направился в спальню. — Но одеться не помешает. Если придется срочно уходить, я не хочу татуинский загар на всем теле. — Думаю, будет драка, — Лея последовала за ним, все еще глядя на планшет. — Надо бы удостовериться, что Чуи и сквибы проснулись.

— Лучше не трогать рацию — у импов может быть следящее оборудование, — сказал Хэн. — Через какую стену комната Чуи?

Лея ткнула в стену и бросила планшет на кровать, чтобы они оба могли следить за происходящим, одеваясь. Хэн ударил по стене бластером два коротких и два длинных удара — это обозначение неприятностей. Хэн и Чубакка использовали с тех пор, как стали вместе летать. Потом, не отводя глаз от планшета, он потянулся за штанами.

Ночной портье и ее сопровождающие ушли. К командиру отряда подошел штурмовик.

— Не стоит быть таким жестоким, сержант, — сказал штурмовик. — Она и так была готова содействовать.

— Простите, сэр, — даже через электронный фильтр голос сержанта едва ли был искренним. — Я думал, жестокость — наш новый стиль.

— Эффективность — наш новый стиль, сержант. — Броня офицера не позволяла определить его ранг. — А грубо обходиться с гражданами без необходимости — совершенно не эффективно.

— Да, сэр, — сказал сержант. — Я просто не хотел, чтобы они ушли.

— Конечно же.

Офицер поднял винтовку и ударил прикладом по шлему сержанта. Тот упал на пол. Другие штурмовики смотрели, как офицер нацелил бластер на подчиненного.

— Скажите, сержант, вы хотите теперь мне помогать? — спросил офицер. — И, пожалуйста, отвечайте честно. Это приказ.

Помолчав, сержант признался:

— Нет, сэр, не хочу.

— А почему же вы думаете, что запуганный гражданин что-то для нас сделает, помимо того, что нужно ему, чтобы выжить?

— Не знаю, сэр, — сказал сержант. — Думаю, не сделает.

— Поздравляю, сержант. Живите, — офицер убрал оружие. — Когда придет следующий гражданин, как вы будете его расспрашивать?

— Эффективно, сэр.

— Хорошо, — офицер подозвал двух штурмовиков, чтобы те помогли сержанту подняться. — Вы понимаете, почему так важно найти этих повстанцев и картину?

— Потому что адмирал хочет, чтобы она была в его коллекции, — сказал сержант.

Хэна так увлек урок, который преподавал начальник штурмовику, что он почти забыл, что имперцы были в той же гостинице, где и они. Он словно видел, как офицер закатил глаза за черными линзами шлема.

— Ну а что с повстанцами? Они-то зачем? Вперед выступил рекрут, явно желающий проявить себя:

— Потому что адмирал так сказал, сэр. Это все, что вам нужно знать, сэр.

Офицер не обернулся к рекруту.

— Сержант, ведите свое отделение.

— Да, сэр.

Сержант направил на нарушителя субординации винтовку, но потом подумал, что не стоит стрелять, и посмотрел на офицера. Тот покачал головой — не стоит. Тогда сержант врезал рекруту прикладом.

Тело штурмовика грохнулось на пол. Он был без сознания, понял Хэн.

— Кем бы ни был этот новый адмирал, он учит старых ранкоров новым трюкам. — Хэн все еще не мог оторваться от планшета. — Этот офицер не следует имперской доктрине.

— Нет, не следует. Но если ты не хочешь, чтобы он научил нас новым трюкам, лучше давай одевайся, — Лея ткнула в рубаху на коленях Хэна, о которой он почти забыл. — По-моему, их отряд не потратит много времени на регистрационные записи Дэймы.

Хэн нацепил рубаху и снова постучал по стене Чуи. На этот раз вуки ответил ударами кулака. Офицер продолжил урок.

— Сержант, мне повторить вопрос?

— Нет, сэр. Важно поймать повстанцев, потому что они — новореспубликанское отребье. Офицер молчал, выжидая.

— Потому что они были готовы уничтожить картину, лишь бы она не попала в наши руки, — продолжил сержант. — Потому что они были в маскировке на аукционе, а адмирал хочет знать, кто они на самом деле.

— Прекрасно, сержант, — офицер отошел назад к штурмовикам. — Справитесь с этим заданием и можете стать командиром взвода.

Сержант сразу выпрямился.

— Не нравится мне этот офицер, — сказала Лея. Она уже оделась и убрала бластер в кобуру. — Он молодец.

— Ага, — сказал Хэн. — И использует нас для упражнений. Терпеть этого не могу.

Па'ловик и ее сопровождающие вернулись с сонной женщиной, которую Хэн слабо помнил — он ее видел когда Чубакка заносил его в гостиницу. У нее было круглое лицо и пепельно-серые волосы. В глазах читался вызов — Хэн видел это даже на маленьком экране планшета.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru