Пользовательский поиск

Книга Дух Татуина. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

— Уверена, Йюла знает об этом, Ц-ЗПО, — перебила Лея; она меньше всего хотела снова рассказывать отцу Гэвина Дарклайтера про события хапанского кризиса. — Об этом вся Галактика знает.

Йюла оправдал ее надежды, мрачно кивнув:

— Больше, чем следует. — Он уставился на Ц-ЗПО: — И Хэн Соло для меня навсегда останется генералом Гэвина.

— Он был бы рад это слышать, — сказала Лея. — Скажите, насколько трудно ему было бы добраться до Анкорхеда через Равнины Меса прошлой ночью?

Йюла попытался скрыть свою тревогу, отведя взгляд к барьеру силового поля, но он не смог провести Лею — ответ значил слишком много.

Она схватила его за руку:

— Он не мог.

— Он не смог, — сказал Йюла. — И никто бы не смог. Последнее, что мы слышали из Анкорхеда, — предупреждение всем путешественникам, чтобы они искали убежище и спасались от бури. Никто не добрался до города.

Лея не стала спрашивать, уверен ли он в этом, и не стала возражать, что никто не был столь удачлив или находчив, как Хэн. Она знала, что Хэн не добрался до Анкорхеда. Она знала это еще до того, как они остановились здесь.

Она забралась обратно в кабину и потянулась к карте, обнаружив, что Чубакка уже набрал команду осмотра местности. Лея обернулась к Йюле:

— У вас не найдется немного воды и пара энергоблоков?

— Нет, — Йюла наклонился к машине и взял ее за руку. — Я не позволю вам.

Лея начала искать кредитки.

— Я с радостью возмещу…

— Теперь вы оскорбляете хозяина, — заметил Йюла. — На Татуине за это могут бросить в яму к сарлакку. Лея нахмурилась:

— Не понимаю.

— Понимаете, — Йюла вытащил пульт из кармана плаща и щелкнул в направлении поля-барьера, которое мгновенно стало матово-желтым — Я не позволю вам выйти в такую бурю. Даже ради Хэна.

Глава 11

Где-то в глубине души Лея понимала, что ей следовало поинтересоваться фермой. Она должна была пройти за Йюлой и его семьей через комнаты с побеленными стенами, окружавшие центральный дворик, и попытаться угадать, где спал ее брат, где он играл, когда был маленьким, где он стоял и смотрел на звезды, мечтая о том, как будет пилотом. Пока она не оказалась на этой ферме и не увидела выжженную землю, на которой Люк провел свое детство, она не могла понять, насколько труднее и проще была его жизнь. И насколько более одинокой была эта жизнь. Оказавшись здесь, она могла лишь поражаться тому, в кого он превратился… поражаться и думать, а смогла бы она так высоко подняться с этого дна.

Но Лею не интересовала ферма. Она хотела лишь сидеть в маленькой прихожей, которая возвышалась над землей, смотреть в желтый туман, слушать гром над равниной, видеть проблески молнии в грозовом небе и беззвучно молить Силу о том, чтобы буря закончилась — или чтобы по рации раздался звук голоса Хэна, какой бы ни был он слабый.

К несчастью Сила на мольбы не отвечала. Безликая сила, к которой можно прикоснуться, но которая не может сострадать, ей было плевать на человека, и она служила лишь тем, кто служил ей. Великая сила не спасет Хэна. Только Лея могла это сделать, но она не была готова к этому. Она слишком боялась того, чем могла бы стать.

На лестнице, ведущей вниз, под землю, кто-то громко кашлянул. Лея обернулась, увидев Силию Дарклайтер, которая несла в руках поднос с крепким чаем из кожуры хуббы и татуинский пресный хлеб.

— Можешь ссориться с Йюлой, если хочешь, милая. Но я — это я, а не он.

Стройная женщина ростом едва ли в треть роста Йюлы, Силия тоже была седовласой, а ее морщинистое лицо выглядело в полтора раза старше, чем пятьдесят лет, которые Лея прикинула, судя по возрасту Гэвина.

— Я не сержусь на Йюлу, — отозвалась Лея. Силия недоверчиво приподняла брови.

— Ну, не должна сердиться, — виновато улыбнулась Лея. — Он прав, я знаю. Я просто так беспокоюсь о Хэне.

— Как и все мы. Даже сквибы намечают координаты поиска.

— Конечно. Уверена, что они чуют хорошую награду.

— Которую ты бы с удовольствием заплатила. — Силия поставила поднос на широкую полку в стене. — Никто не знает пустыню лучше этих троих, а учитывая имперцев, большую поисковую кампанию не организуешь.

— Спасибо за хороший совет. — Лея заметила, что на подносе была только одна чашка. — Вы не составите компанию?

Силия улыбнулась:

— Уверена, что ты хочешь побыть одна. Я всегда хочу побыть одна, если беспокоюсь о Гэвине или Йюле, — и, кроме того, мне еще надо кое-что починить. Йюла говорит, что мы начнем поиски, как только стихнет буря. И если учесть, что речь о Хэне Соло, может, даже и чуть раньше. Лея немедля приободрилась.

— Даже слов нет, как много значит для меня ваша помощь.

— Не стоит, дорогая, — Силия налила чай в чашку. — Мы все через это проходили.

— Спасибо, — Лея взяла чашку. — А что об этом пескоходе? Нельзя забывать, что там Китстер Банаи.

— Не волнуйтесь за Китстера, — сказала Силия. — Йавы о нем позаботятся, а как йавы, пустыню знают разве что только песчаные люди. Они отведут краулер в безопасное место, а потом направятся к Анкорхеду, едва стихнет буря.

— Вы уверены?

— Пескоходы всегда останавливаются в Анкорхеде. — Силия взяла Лею за руку. — Он будет в порядке. И ваша картина тоже.

Лея вздрогнула, услышав укоряющие нотки в голосе Силии, но не поддалась желанию рассказать о том, что настоящая причина их беспокойства — секретный код в «Закате Киллика», который может стоить жизни тысячам людей Новой Республики — в том числе Веджу Антиллесу, всей Призрачной эскадрилье и большей части аскаянского сопротивления.

Вместо этого она спросила:

— Как там Чубакка? — Когда Йюла закрыл силовое поле, Чубакка был куда больше разъярен, чем Лея, — надеюсь, что он не начал снова рычать.

— Не волнуйся о Чубакке. Йюла сказал ему установить магнитометр на наш скиф. Пока он занят подготовкой к поискам, у него нет времени рычать.

Лея встала.

— Мне тоже надо что-то делать. Я не очень-то умею обращаться с сенсорами, но я могу вам помочь.

— Еще один повар в моей кухне? — лицо Силии окаменело. — Нет, спасибо.

— О, — Лея почувствовала себя словно заказала нерфбургер на иторианском банкете. — Тогда я присмотрю за Ц-ЗПО.

— Нет нужды. Дроид сам пошел принять масляную ванну. — Силия замолкла, затем недоуменно продолжила: — Как-то он уж очень хорошо тут ориентируется.

— Он был тут раньше. Дядя Люка владел им, хоть и недолго.

— Конечно же — и как я могла забыть, — взгляд Cилии помрачнел. Она направилась к лестнице, но остановилась на полпути и вынула небольшой планшет из кармана. — Кстати, о Ларсах, — это осталось после их смерти. Не все записи сохранились, но, может, тебе интересно.

Лея открыла панель и увидела, что это на самом деле небольшая видеокамера с маленьким экраном:

— Дневник?

— Моя дочь Аня нашла его в грибах возле испарителя. Мы думали попросить Гэвина, чтобы он передал его Люку, когда вернется. Может, вы могли бы это сделать за него.

— Конечно. Так он принадлежал одному из Ларсов.

— Думаю, да, — Силия чересчур уж торопливо отвернулась и начала спускаться по лестнице. — Я посмотрела только чуть-чуть — и поняла, что это не наше дело. Но, думаю, Люк не будет возражать, если ты посмотришь. Может, это поможет тебе занять время.

Лея подождала, пока Силия спустится вниз. Она явно видела больше, чем призналась, но почему она хотела, чтобы дневник посмотрела Лея, было непонятно. Наверное, просто хотела занять мысли Леи. Сев обратно в кресло, Лея включила дневник.

На дисплее загорелась надпись «ЗАПИСЬ?» Лея выбрала первую, и в нижнем уголке экрана появилось время. Напротив времени был квадратик для даты, но там горело сообщение «Данные о дате испорчены». Через миг на экране появилась темноглазая женщина. Курносая, темноволосая, чуть усталая, на лице морщины от забот и вечной непогоды. Несмотря на усталость, она была все же привлекательна, по меркам Татуина. На лице читалась тихая гордость и невозмутимое спокойствие, которые Лея ясно видела, несмотря на маленький дисплей.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru