Пользовательский поиск

Книга Дух Татуина. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Лея тоже сняла капюшон.

— Надеюсь, вам этого хватит, — она выглянула в окно; штурмовиков не было, но они не могли быть слишком далеко. — Потому что нам действительно надо уходить.

— Вполне хватит, — Тамора прошла через комнату, отойдя от кухни. — Пойдем через задний ход, чтобы не заметили.

— Э-э… вы ничего не забыли? — Хэн нахмурился и посмотрел на кладовку из пластила. — Например, ваших детей?

— Они в заднем куполе, — Тамора показала Хэну на купол во дворе. — Неужели вы думаете, что я бы закрыла своих детей в кладовке?

Глава 6

Четырехместный флаер с трудом вмещал четырех человек; Лее пришлось сидеть у Хэна на коленях, а Чубакке, который помещался только на переднее сиденье, пришлось вести машину. Тамора сидела на коленях у Ц-ЗПО, указывая им путь в лабиринте пыльных аллей. Судя по всему, они направлялись в торговый район Мос Эспа. Ворчун сидел сзади, напротив Леи и Хэна с детьми Банаи на коленях, и что — то ворчал по поводу водительских талантов вуки. Хотя им обоим не было и шести, дети старались сдерживать свой испуг, безоговорочно слушались матери и тихо плакали.

Лея хотела обнять их, но потом решила ограничиться улыбкой и парой слов поддержки. Ей подумалось, что эти дети вряд ли нормально отреагировали на объятья незнакомца, а даже если и так, их матери бы не понравилась такая фамильярность с теми, кто охотится за их отцом.

— Поверните.

Тамора указала на переулок, столь узкий, что Чубакке пришлось развернуть машину на репульсорах, прежде чем проехать. Лея опустила руку под плащ, чтобы быстрее вытащить бластер в случае чего. Хотя Тамора уже объехала два поста со штурмовиками, Лея все еще нервничала. Судя по тому, что она видела, Мос Эспа был городом, где беда поджидала за каждым углом и неприятности таились в каждой тени. Неудивительно, что Тамора была столь осторожна — неосторожные в этом городе долго не проживут.

Об осторожности забывать не стоило, подумала Лея. Женщина была весьма удивлена — даже очень, — когда узнала лицо Соло, и едва ли она стала бы выкидывать фортели с детьми в лендспидере. Однако в любом деле с незнакомцами и имперцами надо было помнить о возможном предательстве.

И пока что Тамора не сумела объяснить, зачем Банаи украл «Закат Киллика». Она настаивала на том, что он ненавидел имперцев — вопреки предположениям Леи — и никогда не продал бы им картину, но никакой причины для кражи найти она не могла. Единственное, что она предположила, — Банаи забрал картину, чтобы спасти ее, и надеялся позже найти покупателя с Алдераана.

Все это, разумеется, звучало очень благородно, да и перед аукционом Лея видела достаточно вещей Банаи, чтобы понять, что он любитель искусства. Но ведь это был человек, у которого дома стоял голографический куб Анакина Скайвокера. Лее казалось, что ни один достойный человек не оставил бы этот куб, знай он, что его друг вырос и стал Дартом Вейдером.

Также Лею мучила мысль об оживленных торгах за куб. В любом обществе есть несколько индивидов, которые прославляли силу даже в самых брутальных ее воплощениях. Но на аукционе были десятки местных участников и сотни зрителей, которые считали голографический куб отличным произведением искусства.

Возможно, это было влияние Силы в этом месте, ослепившее местных, к образу того чудовища, которым стал Анакин Скайвокер. Это даже могло объяснить ту кошмарную полуявь-полусон на борту «Сокола» — какой-то страшный след ее отца, оставленный в детстве на этой планете, ощутил ее приближение и дал о себе знать.

И если Анакин оставил след в Силе, то и Люк, должно быть, оставил свой след. Оба обладали Великой силой, и наложение этих отпечатков могло объяснить, почему она видела Люка на темной стороне.

Конечно, Лея даже не знала, возможно ли это. Но это объяснение ей нравилось больше, чем другие, приходившие на ум.

Тамора сказала Чубакке остановиться у грязной лачуги на краю торгового района. За лачугой был высокий частокол, украшенный сверху эмиттерами антиворовского поля. За забором виднелись кабины, турели и двигатели для всех видов транспорта — от грузовых скифов до тяжелых грузовых звездолетов. На двери висела кривая металлическая табличка

«ЗАПЧАСТИ ВАЛЬАА — ПОЧТИ НОВЫЕ ДЕТАЛИ ПО ПРИЕМЛЕМОЙ ЦЕНЕ».

Если Тамора не лгала, Банаи должен был ждать ее внутри. Чубакка открыл дверь машины, и они вышли на запыленные после бури улицы. В воздухе здесь висело еще больше пыли, чем в Высотах Эспа, удерживая жару и делая душную атмосферу Татуина невыносимо жгучей. Но когда первое солнце опустилось к самому горизонту, небо окрасилось в цвета, достойные кисти Об Хаддора. Над головами полыхали полосы заката — алая, коралловая, медная, с вкраплениями золотого и розового. И на этом прекрасном фоне росли несколько темных узнаваемых силуэтов.

Лея указала на приближающиеся объекты:

— Хэн, это?..

Знакомый рев донесся издалека, становясь все громче и визгливее, и Лея получила ответ на свой вопрос.

— ДИшки!

Едва Лея это сказала, истребители спикировали на Высоты Эспа и с ревом пронеслись над городом, поднимая с крыш пыльные хвосты. Когда Хэн и остальные обернулись, истребители были над ними, так низко, что в воздухе раздалось потрескивание от разрядов с их ионных двигателей. Эскадрилья пролетела настолько быстро, что за ней было не уследить взглядом, превратив пыльный воздух в серый туман, — и с воем унеслась в пустыню.

— Это просто неприлично. — Хэн попытался пригладить взъерошенные ионными разрядами волосы. — Космопорт должен лишить имперцев права на посадку.

Чубакка, которого ионизированный воздух превратил в двухметровое подобие кухонного ежика, с рыком показал на космопорт Мос Эспа. Пять челноков класса «часовой» спускались прямо под заходящим солнцем, уже приподняв носы для захода на посадку. Каждый челнок мог нести 54 штурмовика, в сумме получалось 270 солдат — целая штурмовая рота.

— Боги мои, — прошептала Тамора. — Во что Китстер нас втянул?

Ужас на лице можно было и сымитировать, но не то, как побледнела ее кожа. Никто не смог бы так сыграть. Она обернулась к Лее.

— Все ради картины?

— Имперские начальники привыкли получать то, что хотят. — Лея озабоченно посмотрела на Хэна, затем подтолкнула детей Банаи к матери: — Ведите детей вперед.

— Конечно… детей, — Тамора протянула им руки и взволнованно оглянулась на снижающиеся челноки, уходя. — Мы подождем внутри.

Когда они ушли, Хэн задал вопрос:

— Как думаешь, нас узнали на аукционе?

— Возможно, — ответила Лея. — Не знаю, но готовиться надо к худшему.

Она пристально посмотрела на Ворчуна. Хэн кивнул и повернулся к викваю:

— Гм… спасибо за помощь, но…

— Это не моя война, — виквай повернулся, чтобы уйти. — Не буду тут задерживаться.

Лея могла бы заплатить ему, но она решила, что есть способ и получше вознаградить виквая за то, что он не выдал их.

— Ворчун, если хочешь, можем подбросить тебя с этой планеты до:

— Не хочу лететь вместе с вуки, — Ворчун посмотрел на челноки, которые уже подняли крылья, чтобы сесть на землю. — Кроме того, когда я отсюда выберусь, я хочу сам решать, куда мне лететь.

Чубакка прорычал что-то вроде «хорошая идея», но с тем же успехом это могло означать «желаю удачи».

Хэн и Лея натянули капюшоны и вошли в «Запчасти Вальда», куда зашла Тамора. Внутри было сумрачно, относительно прохладно и не очень пыльно для этого города. А еще внутри все было завалено деталями репульсоров, серводвигателей и частями дроидов. Тамора и дети были у задней стены лачужки у двери в задний двор, перегороженной нижней частью испарителя. Хэн повернулся к Чубакке:

— Я думал, ты разобрался со сквибами. Чубакка возмущенно рыкнул.

— Ты закрыл их в мусорном баке?! — воскликнула Лея. — Чуи, да там же просто духовка внутри! Чубакка что-то проревел и пожал плечами.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru