Пользовательский поиск

Книга День, когда они возвратились. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

— Я начал было подумывать о том, чтобы поднять дидонцев — из них получились бы хорошие партизаны, а то и команды звездолетов — и продолжать борьбу. Потом мне удалось тайком прилететь на Эней, тут я связался с одним из своих друзей… как его зовут, неважно… он тоже из университетских. Через него я установил контакт с движением сопротивления.

— А оно существует?

Стюарт внимательно посмотрел на девушку:

— Это спрашиваете вы, невеста Айвара Фредериксена?

— Со мной это никогда не обсуждалось. — Татьяна поставила чайник и чашки на столик и присела на краешек кресла напротив гостя. Ее глаза были устремлены на собственные стиснутые пальцы. — Он… то, что он сделал, было просто результатом безумного порыва. Не правда ли?

— Тогда, может быть, и было. Но не теперь. Конечно, ваш дорогой комиссар Десаи хотел бы, чтобы вы думали именно так.

Татьяна собрала все свое мужество и выдержала его взгляд.

— Несомненно. Я виделась с Десаи несколько раз. Я передала то, что он сказал, некоторым своим друзьям — не высказывая собственное мнение, просто передала. Поэтому я теперь подвергнута остракизму? Мне казалось, люди в университете должны согласиться с тем, что информация никогда не бывает лишней.

— Я кое-что поразузнал, — ответил Стюарт. — Вокруг вас создалось странное напряжение. Сторонний наблюдатель вроде меня чувствует это сильнее, чем непосредственные участники. С одной стороны, вы девушка Айвара Фредериксена, Поэтому быть с вами рядом небезопасно: он может вновь объявиться в любой момент, и трусы предпочитают не рисковать. С другой же стороны… У вас определенно есть мана — лучшего слова тут не подобрать. Вот некоторые и чувствуют себя рядом с вами неуютно; вы не вписываетесь в упорядоченную, разложенную по полочкам университетскую рутину — недаром же Айвар выбрал именно вас. Вот они и находят оправдания тому, чтобы не торопиться с восстановлением прежних близких отношений. И еще, — Стюарт медленно выдохнул дым, — если уж говорить начистоту, складывается впечатление, что вы позволяете врагу использовать себя. Вы можете считать, что вы просто передаете полученную от Десаи информацию. Но сам факт того, что вы его принимаете и вежливо с ним разговариваете, означает, что вы не на все сто процентов на стороне сопротивления. Поэтому от вас и отшатнулись наиболее горячие головы — а таких много, вы даже не представляете себе, насколько много, и их число растет с каждым днем.

Он наклонился вперед.

— Когда я понял, как обстоят дела, я решил, что обязательно должен с вами повидаться, Татьяна. Похоже, что Десаи наполовину уговорил вас убедить Фредериксена сдаться, если у вас появится возможность связаться с ним. Ну так вот, не делайте этого. Держитесь подальше от имперских агентов. — В его голосе зазвучали жесткие нотки. — Движение сопротивления достигло такого накала, что мы вот-вот примемся за их пособников всерьез. Я знаю, вы никогда на самом деле к ним не принадлежали. Так не позволяйте же этому прохвосту Десаи поймать вас на крючок.

— Но… — ошеломленная девушка с трудом нашла слова, — что вы собираетесь делать? На что рассчитываете? И Айвар — он же просто увлекшийся мальчишка, вынужденный скрываться, не представляющий для Терры опасности… если… если он вообще еще жив…

— Он жив, — заверил ее Стюарт. — Я не знаю, где он и что с ним, но он жив. Слишком много ходит слухов, чтобы за ними не крылась доля правды. — Его голос зазвенел. — Да вы же не могли не слышать — приметы, знамения, предчувствия… Никто теперь не обращает внимания на его слабака-папашу, Айвар по праву стал вождем свободолюбивых энейцев, и когда Строители вернутся — а они обязательно вернутся… Вы — суженая Айвара, вы родите ему сына, и Строители сделают его больше чем просто человеком.

Глаза Стюарта сияли верой.

Глава 13

К югу от Гринбоула холмы поднимались еще выше, но река по-прежнему струилась спокойно. Айвар хотел бы, чтобы его кровь тоже перестала бурлить.

В поисках успокоения он вышел на палубу и стал всматриваться в ночь. На баке он почувствовал присутствие еще кого-то, кроме впередсмотрящего, чьи глаза помогали радару.

На небе по берегам потока — Млечного Пути — толпились звезды, Креуса торопилась следом за Лавинией. Свет их ясно очерчивал береговые скалы, все их выступы и трещины, оставляя подножия в тени, дрожал и дробился на воде. Холодный ветер шептал что-то в тишине, поднятые паруса походили на привидения.

Впереди и позади, разделенные для безопасности несколькими километрами, светили огнями другие суда каравана. Многие корабли шли сейчас этим путем: приближалось Время Возвращения.

Айвар разглядел впередсмотрящего, стоящего на коленях возле бушприта. Рядом с ним лунный свет блестел на перьях Эранната, мантиях Рио Меа и Ян Вея. Капитан и монах совершали, казалось, какой-то ритуал: в молчании они поднимали руки, склоняли головы, провожая взглядами луны, сблизившиеся и вновь разошедшиеся.

— Ах, — вздохнула Меа.

Матрос поднялся с колен.

— Прошу меня извинить, — произнес Эраннат. — Если бы я знал, что здесь совершается религиозный обряд, я не пришел бы сюда. Но я остался, чтобы не отвлекать вас своим движением.

— Вы не причинили вреда, — ответила Меа. — На самом деле ваш силуэт даже придал ночи особое очарование.

— Кроме того, — сказал Ян мягким голосом, — хотя этот обряд мы всегда совершаем в определенное время, он не является в полном смысле слова религиозным. — Он погладил свою жидкую седую бороду. — Да и существует ли у нас религия, подобная христианству и иудаизму Ти Ши или язычеству тинеранов? Это ведь всего лишь вопрос определения, не так ли? Мы ничего не проповедуем, не почитаем богов. Для большинства из нас это просто не имеет значения. Разве то, существуют ли боги, или Бог, не просто научная проблема — космогоническая?

— Тогда чего же вы ищете? — спросил ифрианец.

— Полноты, — ответил монах, — единства, гармонии. Через ритуалы и символы. Мы понимаем, что это всего лишь ритуалы и символы. Но они говорят ищущему разуму то, чего не могут сказать слова. Река — это продолжение, судьба; солнце — жизнь; луны и звезды — выход за пределы человеческой ограниченности.

— Мы размышляем над этими сущностями, — добавила Рио Меа. — Мы стараемся соединиться с ними, со всем, что существует. — Ее взгляд упал на Айвара. — Ахоа, сэр Маринер. Присоединяйтесь к нам.

Ян, более сосредоточенный, чем она, продолжал:

— Наша раса, как и ваша, менее одарена в отношении «чань» — понимания, — чем народ Утренней Звезды с их многими разумами. Однако когда Шень — Старейшие — вернутся, человечество достигнет такого же бессмертного единства и сохранит при этом силу, которую мы были вынуждены развить, чтобы вынести теперешнее одиночество внутри себя.

— И вы тоже? — резко спросил Эраннат. — Неужели все на Энее ждут этих наставников и спасителей?

— Теперь все больше и больше, — ответила Меа. — Вверх по реке от Юнь Као распространилось слово…

Айвара как будто ударило током. Меа пристально смотрела на него. Он понял:

«Они не просто жизнерадостные, практичные труженики. Мне следовало понять это раньше. Тот гроб — и их готовность совершить опасное путешествие, чтобы почтить и своих предков, и своих потомков, а теперь еще и это, — нет, они так же насквозь пропитаны эсхатологией,[12] как и любой фермер, почитающий Библию и бластер».

— Слово об освобождении? — воскликнул он.

— Да, хотя это лишь начало, — ответила Меа.

Ян кивнул, впередсмотрящий положил руку на заткнутый за пояс нож.

Капитан произнесла отрывисто:

— Не хотите ли вы поговорить об этом… Рольф Маринер? Я не отказалась бы от выпивки и сигары в моей каюте.

У него зашумело в ушах.

— И ты тоже, добрый друг и мудрый советчик, — услышал он ее приглашение, адресованное монаху.

— Тогда позвольте пожелать вам спокойной ночи, — сказал Эраннат.

вернуться

12

Эсхатология — религиозное учение о конечных судьбах мира и человека.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru