Пользовательский поиск

Книга День, когда они возвратились. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Волна радости захлестнула Айвара:

«Это мой народ! Здесь мое счастье!»

Тут он увидел Фрайну в откровенном наряде, повисшую на руке пожилого горожанина, судя по одежде, весьма зажиточного. Мужчина смотрел на нее с откровенным вожделением.

Айвар замер на месте. Рядом с ним Эраннат мгновенно ухватился за стену фургона руками, чтобы высвободить крылья.

— Что такое?! — попытался Айвар перекричать шум толпы. Понимание обрушилось на него как оплеуха. Этот способ заработка был обычным для женщин-кочевниц.

Только не Фрайна! Мы же любим друг друга!

Она соблазнительно покачивала бедрами. В ярком свете фонарей он увидел иссиня-черные волосы, бронзовую кожу, манящие глаза, полуоткрытые губы… Само олицетворение женственности!

— Отпусти мою девушку! — завопил Айвар.

Он кинулся на горожанина и сбил его с ног. Кругом раздались сердитые крики. Айвар выхватил нож. Тяжелое лезвие могло отрубить человеку кисть, могло поразить его в сердце.

Горожанин сразу это понял. Но, крупный мужчина, привыкший командовать, он не отступил. Хоть и безоружный, он принял боевую стойку, которую помнил со дней своей военной службы.

— Поди прочь, бестолочь, — бросила Фрайна Айвару.

— Ну нет, потаскуха! — Айвар отшвырнул ее в сторону. Гибкая и быстрая, как кошка, она задержалась на ногах.

Вновь оборачиваясь к противнику, Айвар вдруг понял, что не должен убивать эту деревенщину: ведь это она соблазнила его… Айвар ударил его кулаком в зубы. Фермер отразил удар — его массивная рука оказалась превосходным щитом, — и закричал: «На помощь! Смотрители!» Этого было достаточно, чтобы поднять тревогу: хотя в маленьких городках не было регулярной полиции, имелись добровольные силы самообороны, поддерживающие порядок.

Ногти Фрайны впились в щеку Айвара.

— Ты затеваешь погром?! — она добавила что-то на хайсуне.

Горожане кинулись к месту драки. Тинераны пытались их удержать, не дать им пройти. Раздались крики и ругательства, посыпались удары.

Миккал Красная Крыша протиснулся сквозь толпу. За его поясом сверкала дюжина кинжалов.

— Илкросни йя? — рявкнул он.

Фрайна показала на Айвара, который прижал ее поклонника к стене фургона.

— Вакхабо! — И громко добавила на англике: — Убей эту собаку! Он ударил меня, твою сестру!

Рука Миккала взметнулась. Мимо уха Айвара просвистел нож и воткнулся, дрожа, в стену.

— Ни с места! — приказал тинеран. — Брось нож, или умрешь.

Айвар отвернулся от противника, утратив к нему всякий интерес. Его охватило отчаяние.

— Ты же мне друг! — отчаянно выкрикнул он.

Воспользовавшись моментом, фермер ударил его по шее и лягнул, когда тот упал. Фрайна злорадно засмеялась и снова повисла на руке мужчины, воркующим голосом превознося его боевые успехи. Миккал, жонглируя ножами, выкрикнул в толпу:

— Мир! Мир! Нам не нужен этот чужак? Мы его изгоняем! Хотите посадить его в тюрьму? Он ваш. А остальные будут веселиться!

Айвар сел. Он не замечал боли там, куда его ударили. Фрайна, Привал для него потеряны. Он был оглушен случившимся, как если бы на него внезапно обрушился сердечный приступ.

Но где-то глубоко в нем сохранялась настороженность. Он увидел, как смыкается вокруг него круг людей, готовых оттащить его в город и запереть. Сквозь туман пробилось осознание того, что донесение об этом обязательно дойдет до имперской администрации.

Его нож лежал на земле. Айвар схватил его и вскочил на ноги. Из его горла вырвался боевой клич.

— С дороги! — зарычал он и кинулся на окруживших его людей. Если надо, он прорубит себе путь на свободу.

В эту секунду зашумели крылья. Поднятый ими ветер взвихрил пыль, тень заслонила свет фонарей. Эраннат взлетел.

Шестиметровые крылья простерлись над толпой. Отблески света заиграли на перьях, выхватили из темноты распростертые руки. Хотя ифрианец и не был вооружен, люди шарахнулись от этих острых как кинжалы когтей, от мощных ударов крыльев.

— Сюда! — просвистел голос Эранната. — За мной, Рольф Маринер!

Айвар кинулся по открывшемуся перед ним проходу в ночь, мимо палаток и разноцветных фургонов. Изящный силуэт скользил низко над его головой, черный на фоне Млечного Пути.

— Держи к югу, — раздался свистящий шепот, — вдоль берега реки. — Ифрианец сделал круг над Айваром. — Я полечу в другую сторону, чтобы сбить их со следа, потом вернусь к тебе. — Еще один круг. — Потом я догоню только что отплывший корабль и устрою, чтобы они взяли нас на борт. Попутного ветра. — Черный силуэт мелькнул на фоне звезд и исчез.

Айвар послушно пустился бежать через луга. Сознание же его было сосредоточено на одном: «Фрайна, Привал потеряны навсегда. Ради чего теперь жить?»

Тем не менее он продолжал бежать.

Глава 11

Когда лодка, направляемая Эраннатом, доставила Айвара на борт «Нефритовых Ворот», он рухнул на койку и погрузился в столь беспокойный, полный кошмаров сон, что испытал даже определенное облегчение, когда через несколько часов его разбудил удар гонга.

Он находился в одиночестве в четырехместной каюте, тесной, но уютной. Белые доски потолка и переборки, покрытые красным и черным лаком, были стерильно чисты, сквозь окно в медной раме на комод и умывальник падал тусклый свет. Топот и голоса над головой жизнерадостно перекликались с глубоким звуком бронзового гонга. Быстрый, певучий язык, на котором говорили на палубе, был Айвару незнаком.

«Пожалуй, нужно пойти посмотреть, что там творится», — пробилась мысль сквозь тоску по тому, что он потерял. Айвару потребовалась вся сила воли, чтобы натянуть на себя одежду и выйти за дверь.

Всюду вокруг него суетились члены команды. Один из парней заметил Динара, улыбнулся ему и сказал:

— Ахой, благословенный пассажир, — на напевном речном диалекте англика.

— Что происходит? — равнодушно поинтересовался Айвар.

— Мы приветствуем солнце, — ответил парень. — Наблюдай, если хочешь, только стой смирно там, где стоишь.

Айвар послушался. Предрассветный холод пробудил в нем жизненные силы, и он огляделся вокруг с растущим интересом.

Небо все еще было усеяно звездами, но на востоке уже начало бледнеть. Берега, в километре с каждой стороны, казались низкими синими тенями, речная вода блестела, как полированный металл, и лишь кое-где висел туман. Высоко над головой первые солнечные лучи вспыхнули на крыльях парящего вулча. Гонг умолк, команда затихла, и воцарилось полное безмолвие, подчеркиваемое чуть слышным урчанием двигателей.

Судно имело более пятидесяти метров в длину и двадцати в ширину, высокие дощатые борта, поднимавшиеся еще выше на тупом носу и закругленной корме. Посередине палубы находились две довольно большие надстройки с украшенными резьбой крышами. На носу и на корме торчали лебедки, там же располагались ветряки, подзаряжающие аккумуляторы, которые приводили в действие двигатели. Между надстройками высилась мачта с тремя квадратными парусами. Айвар заметил на самой верхней рее Эранната. Должно быть, тот провел там всю ночь, предпочтя рею койке.

За кормой на шесте лениво полоскался огромный красно-золотой флаг. Огромная фигура Хранителя, оберегающего корабль от напастей, украшала бушприт. В левой руке Хранитель сжимав меч, в правой держал цветок лотоса.

На носу лицом к команде стояли старик в мантии и шапке с кисточкой и женщина в такой же мантии, но с непокрытой головой. Чуть ниже расположились музыканты с бубном, флейтой, волынкой и барабаном. Команда опустилась на колени, маленьких детей матери держали на руках.

Становилось светлее, и тишина достигла, казалось, совершенно невероятной глубины. Иней на полированном дереве блистал, как звезды на небе.

Наконец над горизонтом поднялся Вергилий. Дрожащая сверкающая полоса протянулась по воде. Старик поднял руки и прокричал короткую молитву, команда повторила ее за ним, зазвучала музыка, все повеселели и вернулись к своим делам.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru