Пользовательский поиск

Книга День, когда они возвратились. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

— Глаза Ангела по-нашему, — пояснил Миккал.

«Разве тинераны используют другие названия звезд? — удивился Айвар. — Но ведь и мы называем созвездия не так, как принято на Терре: отсюда небо видится иначе».

— После того как люди установили с ними контакт, — продолжал Айвар, — ифрианцы быстро достигли современного уровня технологии. У них, конечно, совсем другой тип цивилизации, если это можно так назвать: они никогда не строили городов. Тем не менее они стали такими же космопроходцами, как и представители Технических культур: начали торговать и колонизировать планеты, хоть и с меньшим размахом, чем люди. Когда распалась Лига и настало Смутное Время, они тоже пострадали. Когда порядок наконец был восстановлен, люди создали Империю, ифрианцы — свою Сферу. Это на самом деле не империя, Миккал, просто свободное объединение миров.

Однако сфера влияния Ифри расширялась, Терранская Империя росла тоже, пока они не встретились, и тогда начались столкновения. Пару столетий назад между ними вспыхнула война. Ифрианцы проиграли, и им пришлось уступить многие пограничные территории. Но сопротивление было слишком велико, чтобы Империя могла даже и думать о том, чтобы аннексировать всю Сферу.

С тех пор отношения были… переменчивыми, скажем так. Происходили стычки, хотя снова до настоящей войны дело не доходило; заключались договора, предпринимались совместные акции — с надувательством с обеих сторон, возобновилась торговля, частные лица и организации стали обмениваться визитами. Терру не особенно радует то, что Сфера Ифри растет, хоть и в противоположную от нас сторону, а вместе с территорией растет и его мощь. Однако Империя до сих пор была слишком занята Мерсейей, чтобы что-то делать в здешних местах — не считая удушения свободы собственных подданных, конечно.

— Это как раз то, что нужно для объективной оценки собственного правительства, — заметил Миккал.

— Я поняла, — сказала Фрайна. — Как ясно ты все объясняешь… Но разве он не сказал, что он с… с Авалона?

— Да, — снова принялся объяснять Айвар. — Это планета в Сфере, колонизованная совместно людьми и ифрианцами. Там образовалось уникальное общество. Было бы весьма резонно послать авалонца шпионить на Эней. Ему было бы легче иметь дело с нами, он лучше понимал бы людей, чем обычный ифрианец.

Глаза Фрайны широко раскрылись.

— Так он шпион?

— Агент разведки, если ты это предпочитаешь. Он, понятно, не выкрадывает секреты с баз Космофлота. Просто собирает информацию по кусочкам, а в результате ифрианцы смогут составить более полную картину того, что происходит в Терранской Империи. Не думаю, что он может делать здесь что-то еще. Его, наверное, забросили, пока контроль над прилетами-отлетами отсутствовал из-за войны за независимость. Как и сказал Миккал, рано или поздно он отсюда выберется — думаю, когда Ифри снова откроет консульство в Новом Риме. Тогда им легче будет вывезти его тайком.

— Тебя это не заботит, Рольф?

— А почему это должно меня заботить? Ведь на самом деле…

Айвар закончил мысль про себя:

«Ифрианцы не помогли нам. Уверен, Хью Мак-Кормак пытайся привлечь их на нашу сторону, но ему отказали. Они хотели избежать риска новой войны. Но… если бы мы смогли получить их поддержку, не обнародуя ее, — оружие и боеприпасы, космические корабли, связь, — освободительные силы росли бы, пока… Мы проиграли, потому что не были готовы. Мак-Кормак поднял знамя восстания в результате всплеска эмоций. И он не пытался расколоть Империю — он хотел править ею сам. Что ифрианцы выиграли бы от этого? Ну а если наша цель будет отколоть сектор альфы Креста от Империи, сделать его независимым или даже признать юрисдикцию Ифри — разве это их не заинтересует? Может быть, они даже отважатся на войну, особенно если удастся заключить союз с Мерсейей…» — Он посмотрел вверх, туда, где летел Эраннат, и стал мечтать о крылатых отрядах, которые станут защищать свободу Энея.

Чье-то восклицание вернуло его с небес на землю. Они перевалили через водораздел. На открывшемся перед ними склоне, частично скрытые оползнем, высились руины: монументальные стены и колонны, такие изящные и воздушные, что, казалось, вот-вот улетят. Время не погасило их перламутровый блеск.

— Это же… это же памятник Строителей. Или вы называете их Старейшими?

— Ла-Сариен, — очень тихо ответила ему Фрайна, — Высочайшими. — На лицах сестры и брата было написано благоговение.

— Мы отклонились от своего обычного маршрута, — выдохнул Миккал. — Я забыл, что они когда-то жили здесь.

Они с Фрайной соскочили на землю, преклонили колени и, воздев руки, стали нараспев произносить слова молитвы. Поднявшись, они перекрестились и сплюнули: в этой иссушенной стране так совершали жертвоприношение. Двинувшись дальше, они далеко объехали руины и, прежде чем перевалить за гребень следующего холма, обернулись и попрощались с ними.

Эраннат не стал снижаться, чтобы рассмотреть руины. При его зрении в этом не было кужды. Его медленные круги в небе выглядели как знамение.

Отъехав на километр, Айвар рискнул задать вопрос:

— То, что мы видели… там, позади… это часть вашей религии? Я не хотел бы оскорбить ваши религиозные чувства.

Миккал кивнул:

— Думаю, что можно назвать это святыней. Кем бы Высочайшие ни были, они по сути боги.

«Это ниоткуда не следует, — подумал Айвар, но промолчал. — Интересно, почему это поверье так распространено?»

— Что-то от их духа, должно быть, осталось в их творениях, — сказала Фрайна благоговейно. — Нам нужна их помощь. А когда они вернутся, они будут знать, что мы верили в них.

— Будут ли? — не смог удержаться от вопроса Айвар.

— Да, — ответил Миккал серьезно. Такой тон в его устах прозвучал особенно впечатляюще. — И скорее всего, это произойдет еще при нашей жизни, Рольф. Разве ты не слышал, что говорят об этом? Далеко на юге, где обитают умершие, появился пророк, чтобы подготовить их возвращение…

Несмотря на жару, он поежился.

— Я сам не знаю, верить ли этому, — закончил он рассудительно. — Но ведь всегда можно надеяться, верно? Давайте-ка взбодрим этих ленивых тварей и поторопимся в табор.

Глава 9

Почта с Терры наконец-то пришла. Десаи положил рядом с собой пачку сигарет, приказал принести самовар с чаем и примирился с тем фактом, что и обед, и ужин, и полуночный бутерброд ему предстоит съесть в своем кабинете, не отрываясь от дисплея. Это, конечно, не означало, что он сам, его персонал и компьютеры работали неэффективно: ему лично не было никакой необходимости знакомиться с двумя третями материалов, адресованных его управлению. Но вся ответственность за планету, на которой обитали четыреста миллионов человеческих существ, лежала на нем.

Лорд-советник Петрофф из Политического Совета рекомендовал провести реорганизацию административных структур во всей зоне оккупации: всем комиссарам предлагалось представить свои предложения и отчеты о проведенной работе. Лорд-советник Чардон доводил до сведения комиссара Десаи жалобы губернатора Муратори на отсутствие прогресса в умиротворении системы Вергилия и требовал объяснений. Контрразведка Космофлота желала провести разнообразные операции для выявления активности мерсейских агентов в секторе альфы Креста. Экономическое Бюро требовало свежие данные о полезных ископаемых на необитаемых планетах каждой системы и оценку возможности их разработки в целях промышленного развития отсталых регионов. Бюро по Науке настаивало на увеличении ассигнований на исследовательские работы на Дидоне, обосновывая это необходимостью привлечь на сторону Империи ученых из университета Энея. Бюро Общественной Безопасности требовало отзыва с Дидоны всех представителей человеческой расы, опасаясь, что непроницаемый облачный покров и непроходимые джунгли окажутся хорошим прикрытием для партизан. Дворцовое ведомство срочно нуждалось в разведданных о настроениях местного населения на случай, если Его Величество решит совершить инспекцию миров, пострадавших от недавних волнений.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru