Пользовательский поиск

Книга Битва с небесами. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Все параметры у тебя прежние, если ты не применяешь внешний камуфляж в атмосфере. Я искал варианты со множеством заметных выступов, так что они будут чуть-чуть тормозить. Будь осторожен на крутых поворотах в воздухе – не гарантирую, что эта фигня не отлетит.

– Ты закончил?

– Вроде да.

– Звучит здорово, – сказал Вольф.

– Сделано здорово, – отвечал Кормак. – Теперь ты у меня в долгу.

– Да.

Кормак посерьезнел.

– И я собираюсь попросить об услуге.

Вольф клевал носом над последним бокалом ар-маньяка и пьесой Элиота, когда снова послышалось жужжание. Он сразу очнулся, но звук не прекратился, а, напротив, стал еще громче.

Вольф почувствовал угрозу, опасность и помимо воли оглядел знакомую рубку.

Руку пронзила боль. Он закатал рукав, увидел вздувающиеся красные волдыри.

Жужжание стихло, наступила полная тишина.

Через некоторое время волдыри исчезли.

Вольф встал и заварил себе крепкий кофе.

– «Де Монтель»? – Вольф присвистнул. – Это серьезно.

Кормак снял фольгу, вытащил пробку.

– Вот с каким звуком должна откупориваться бутылка. Никак не привыкну к хлопку, с которым снимается герметичная крышка.

На столе стояли два бокала. Кормак налил один наполовину, другой – на два пальца.

– Мне казалось, ты не пьешь крепкого, – заметил Вольф.

– Хочу составить тебе компанию.

Вольф понюхал, попробовал, кивнул, потом откинулся в кресле.

– Выкладывай.

Кормак выдвинул ящик стола, достал голографическую карточку, протянул Джошуа:

– Помнишь?

У женщины на карточке были темные волнистые волосы, рассыпанные по плечам изумрудно-зеленого платья. Она стояла на палубе прогулочного корабля, за ее спиною круглился горизонт. Видимо, фотограф велел ей улыбнуться, и она старалась, но без особого успеха.

Вольф отметил роскошь обстановки, драгоценность на женщине, всмотрелся в лицо.

– Кажется, да. С военных времен? Кормак кивнул.

– Миниатюрная такая. Первый лейтенант… нет капитан.

– Она самая. Заведовала у меня материально-технической частью. Рита Сидамо.

– Да, вспомнил. Что с ней?

– Вышла замуж за мерзавца, который не дает ей развода.

Вольф поднял бровь.

– Извини, в это трудно поверить. Так легко просто уйти… или позвать на помощь.

Кормак не ответил, но продолжал:

– Мы… ну, дружили три или четыре месяца перед самым концом войны. Против правил, конечно, однако кого это колыхало? Вообще-то это было довольно серьезно.

Война кончилась так неожиданно, что мы оказались подвешенными. Не могли решить, хотим ли остаться вместе, и все такое.

Она демобилизовалась, вернулась народную планету внутри Федерации. Мы обменялись несколькими комами, потом Рита вдруг перестала писать.

Кормак взял бокал, отхлебнул, скривился; прошел к холодильнику и вернулся с пивом.

– Я пережил это. Или думал, что пережил. Черт, мы все умеем себя обмануть.

Три месяца назад я получил это фото и письмо. Она пишет, ей пришлось заплатить, чтобы его переправили на планету.

– Переправили откуда?

– Она перестала писать, потому что вышла замуж. Говорит, быстро и без особой причины. Думаю, потому, что этот тип богат и хорош собой.

– Мне все так же слабо верится.

Кормак сжал губы. Он снова выдвинул ящик, достал микрофишу, сунул в проектор и развернул к Вольфу экран.

Там появилась картинка.

Мужчина примерно одного с Вольфом роста, темноволосый, с резкими чертами, вызывающе смотрел в объектив камеры.

– Его зовут Джалон Какара. Он владеет торговым флотом и собственной верфью.

Пошли новые картинки, начиная с аршинного газетного заголовка:

ЗА МАСКОЙ.

КАКАРА ПРЕВРАТИЛ СВОЮ ПЛАНЕТУ В ВЕРТЕП ГРЕХА

– Он купил в Федерации планетоид, который назвал «Непенте», – сказал Кормак. – Насчет вертепа не знаю. Но выглядит впечатляюще.

Вольф рассеянно кивнул, глядя на мелькающие фотографии: длинная космическая яхта; два дворца; высоченное офисное здание; неправильной округлой формы планетоид; наполовину заполненный космодром, все корабли несут на бортах ломаную багровую линию; смеющиеся, богато одетые люди на какой-то вечеринке; потом Какара и женщина, оба в купальных костюмах, сидят на поручне древнего судна на воздушной подушке.

– Он – скотина, – просто сказал Кормак.

– Я ни разу о нем не слышал, – сказал Вольф, – но это не имеет значения. Похоже, парень и правда очень богат. Беру свои слова обратно.

Он выпил, Кормак снова наполнил бокал.

– Я кое-что разузнал. Старые знакомые в Федерации нарыли что могли. Какара ведет свои дела с Непенте. Если куда-нибудь и отправляется, то на личной яхте. Собственно, это грузовик класса «Дездемона», который он переоборудовал на своей верфи. Иногда он берет Риту с собой. Но по большей части она безвылазно торчит на Непенте. Особенно теперь.

– Я знаю женщин, которым понравилось бы безвылазно торчать на такой планетке.

– Главная страсть Какары – залезать в трусы к женам своих друзей, – сказал Кормак. – И он распускает руки.

Лицо у Вольфа напряглось.

– Она хотела уйти, сказала ему об этом, даже сумела подать на развод. Он перехватил бумаги и уничтожил. Заявил, что она – его. На этом и порешили. Пока. Рита пишет, что ему даже нравится видеть ее своей пленницей.

– Ты хочешь, чтобы я ее вызволил?

– Нет, – сказал Кормак. – Об этом я не прошу. Но было бы здорово, если бы ты придумал для меня план.

– Для тебя? Кормак, ты диспетчер, а не разведчик. Твое дело – отправлять на задание таких, как я, помнишь?

Кормак поглядел на Вольфа в упор.

– Я не видел ее одиннадцать лет и еще до письма постоянно думал о ней, ругал себя последними словами за то, что не полетел к ней, не сделал чего-нибудь. Так что в этот раз я полечу. Я все решил еще до твоего появления и, когда увидел тебя, подумал… подумал, может быть, теперь у меня появился шанс.

Джошуа глубоко вздохнул.

– Дети есть?

– Нет. Она пишет, это одна из причин, почему все пошло наперекосяк.

– Можешь с ней связаться?

– Нет.

– Значит, ты хочешь, чтобы я придумал, как тебе попасть на Непенте, найти твою кралю и, если это не минутный дамский каприз, хватать ее за шкирку и рвать когти, словно какой-нибудь недоделанный Орфей?

Кормак кивнул.

– Знаешь, чем кончится твое дурацкое рыцарство? Тебя убьют.

Кормак пожал плечами.

Вольф взял бокал арманьяка и выпил одним глотком.

– Тебе это не понравится, – сказал Вольф Таену. – Мне и самому не особо приятно, но обстоятельства изменили наши планы.

Глава 3

– Это решение не основывается на логике, – сказал эльяр. Его шейный капюшон наполовину раздулся и налился краской.

– Безусловно, – согласился Вольф.

– У меня повторился твой сон про насекомых, – продолжал Таен. – Я чувствовал подавленность, страх, опасность много большую, чем просто для меня и для тебя. Вот о чем надо тревожиться, а не об этой особе, которая то ли хочет, то ли не хочет соединиться с твоим другом.

– Твои выводы, – сухо сказал Вольф по-прежнему на земном, – получены из холодного логического анализа.

– Конечно, – сказал Таен. – Мой мозг на другое не способен.

– А мой мозг… Ладно, не важно.

Капюшон Таена медленно опал. Инопланетянин пристально взглянул на Вольфа.

– Помнишь нашу первую встречу? – спросил он, снова переходя на эльярский. – Когда наши несмышленыши проверяли твою силу. Пока я не вмешался.

– Опустим, что я успел сломать одному ребра за излишнюю любознательность. Продолжай.

– Тогда ты назвал их трусами, словом, которого нет в эльярском, за то, что им хватило ума напасть на тебя всем скопом, а не поодиночке. Я не понял, что это значит, и не уверен, что понимаю сейчас.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru