Пользовательский поиск

Книга БАЙКИ ИЗ БАРА «100 РЕНТГЕН». Содержание - 22.

Кол-во голосов: 0

— Ну вот, опять за старое. Говорю же тебе, у меня через бармена контакт отлажен, как только пересечём периметр, считай денежки в кармане.

— А почему ты решил, что яйцо принадлежит снорку? Из-за того, что видел его следы?

— Мне внутренний голос подсказал, — Рексу не хотелось препираться. Он физически и морально устал. Рейд, рассчитанный на шесть дней, растянулся на десять. Сил оставалось только до селения Каменки, до ближайшего крестьянского подвала, позволяющего переждать выброс в относительной безопасности.

— Смотри! — Рекс вытянул руку, указывая на испуганного зайца бегущего в сторону загадочного шара. — Скоростная отмычка!

— Думаешь?!

Рекс не ответил. Ему не нравилась сложившаяся ситуация. Рейд заканчивался как нельзя удачно, сталкеры возвращались без потерь. Только радости от возвращения не было. Где-то в подсознании гнездилось ощущение, возникающее в результате невыполненной работы. Рекс не спешил делиться мыслями с товарищем, легко впадающим в панику от малейшего намёка на опасность. Тем временем косоглазый бегун уверенно бежал к шару, словно сверкающая аномалия могла послужить надёжным убежищем.

— Он прыгнул! — удивлённо воскликнул Хомут, вскидывая руку. Рекс тоже видел, как оттолкнувшись задними лапами, заяц нырнул в шар. Аномалия, не заметив вторжения, продолжала сверкать беззаботными переливами. Очевидно, Зона щадила слабых зверушек, ставших жертвами человеческой халатности.

— Может, нам стоит попробовать пройти сквозь шар? — полюбопытствовал Хомут, озираясь вокруг. Он взглядом искал вислоухого зайца, проявившего чудеса храбрости. — Вон, смотри, он выскочил, почти у самого селения!

Рекс посмотрел в указанном ему направлении. Заяц действительно бежал вдоль селения, живой и здоровый, успешно преодолевший пространственную аномалию.

— Ты видишь? — осипшим голосом спросил Хомут, превратившись в соляной столб. Рекс кивнул головой. От зрелища, представшего перед его глазами, по спине пополз предательский холодок. И было отчего. Навстречу сталкерам двигалось десятка полтора псевдогигантов. Они растянулись цепью, отрезая сталкерам возможность прорваться к селению. Тупоголовые туши уверенно шагали вперёд, словно встреча со сталкерами могла принести им необъяснимую радость.

Рекс взглянул на часы. До выброса оставалось минут десять, не больше. О том, чтобы прорваться сквозь цепь монстров, не могло быть и речи. Возвращаться назад, не имело смысла. Для принятия решения оставались мгновения.

— Рекс, где бы ты сейчас хотел оказаться? — неожиданно спокойным голосом спросил Хомут. Помолчав немного, он уточнил: — В каком именно месте?

— В Африке, — зло прошипел Рекс, поворачиваясь в сторону шара. — Если поторопимся, успеем попасть в селение до выброса.

— Что ты надумал? — спокойствие мгновенно оставило Хомута, его голос наполнился истеричными нотками: — Если ты думаешь, что я буду прыгать в шар как заяц, то ты глубоко ошибаешься. Пусть лучше псевдогиганты растопчут меня, чем я погибну от неизвестно какой аномалии.

— Не говори глупостей, — Рекса залихорадило. В эти минуты он меньше всего хотел устраивать дискуссии, тратить силы на чужое спокойствие. — У нас нет выбора, пойми правильно. Если мы останемся на месте, нас накроет выбросом или растопчут мутанты. То, что в этом случае нам грозит верная смерть, я уверен. Но шар, может спасти нас, дать шанс увидеть своих любимых, родных, друзей. Выбирай!

Набравшись хладнокровности Рекс остановился, скрестив руки на груди, так, чтобы была видна стрелка часов, отмеряющая минуты. До выброса оставалось не более трёх минут…

— Ладно, снорк с тобой! Я прыгну в шар, но знай, в том, что с нами случится дальше, будешь виноват только ты! — произнесся, эти слова Хомут сбежал с дороги и помчался к шару.

Воздух Зоны завибрировал, словно выброс рождался в тяжких муках, в судорогах. Словно, Зона выдыхала из отравленных радиацией лёгких очередную порцию отработанного воздуха.

Сталкеры бежали к аномалии, думая только о спасении. С каждым шагом шар увеличивался в размерах, как будто готовился принять неожиданных гостей.

Первым в шар влетел Хомут, следом, едва не ткнувшись носом в рюкзак товарища, Рекс. Снаружи загрохотал выброс, негодуя о ускользнувшей добыче.

Но сталкеры этого не видели, потому что оказались в месте, ничем не напоминающим мир Зоны. Жаркое солнце обожгло их лица, проникло сквозь защитные комбинезоны, нагрело оружие. Вокруг, распростиралась незнакомая местность. Высокие деревья, не похожие на привычные сосны. Сухая, жесткая трава. Маленькие, вполовину обычного роста человечки, с кучерявыми волосами на головах.

— Где мы? — пересохшим от неожиданности и пережитого волнения голосом спросил Рекс, отстёгивая фляжку с водой. Чёрные человечки обрадовано залопотали на непонятном языке, показывая руками на фляжку.

— Где, где? — недовольным голосом произнёс Хомут решительно отнимая флягу с водой. — Там, где ты хотел! В Африке…

22.

Богиня удачи, Фортуна, одаряет людей своей милостью по-разному. Кому-то она дарит крупный выигрыш в казино, кому-то улыбку очаровательной незнакомки. Кто-то радуется хорошей работе, а кто-то выгодной покупке. Эти люди разобщены, их ничто не связывает, поэтому радуются они по своему. Но есть в этом сонме людей сообщество, объединенное единой радостью — счастливым возвращением домой. Для любого сталкера наибольшей удачей считается счастливое окончание рейда. А всё остальное — обнаружение дорогостоящих артефактов, документации исследовательских лабораторий, качественного оружия и сталкерской оснастки — второстепенно. Нельзя всерьёз радоваться артефакту, рождённому Зоной, даже если он стоит больших денег. Оружию, созданному на одном из многочисленных суперзаводах. Ни один артефакт не сможет восстановить утраченное здоровье, а тем более воскресить человека. Ни одно оружие не сможет остановить летящую в сталкера пулю. Ни одна оснастка не поможет отбиться от стаи голодных псов или избежать встречи с мутантами. Но как бы, ни было, иногда второстепенная удача может затмить настоящую радость, замутить сознание пеленой мнимого обогащения.

Сталкер Карась не считал себя неудачником. Отправляясь в Зону, он читал «Отче наш», усиленно крестился и целовал глянцевую иконку Божьей матери. А ещё он верил в силу оружия, собственную смекалку и фарт, дарованный ему судьбой. Возможно, Зоне нравились баловни, поэтому она снисходительно относилась к Карасю. Злые языки поговаривали, что у сталкера с рыбьим прозвищем «кишка тонка», что его везение сомнительное и недоказуемое. Да и о каком везении могла идти речь, если пресловутого сталкера за периметром никто не встречал.

Чтобы не говорили в барах, Карась к сплетням не прислушивался. Он считал, что так могут говорить лишь новички, не знающие, как выглядит след дикого вепря, и закоренелые неудачники. Торговцы, скупающие хабар, хвалили сталкера за редкое и отменное качество артефактов. Они — то знали, что такой товар можно добыть только в сердце Зоны.

Именно в сердце направлялся Карась, соблюдая все меры предосторожности. Каждый раз, отправляясь в рейд, сталкер говорил себе, что идёт в последний раз. Идёт, чтобы проститься с Зоной. Чтобы посмотреть на нее в последний раз, ибо завтра у него начинается новая жизнь.

Наступившее «завтра» не приносило ожидаемого обновления, сталкерская жизнь продолжала катиться по накатанной колее. Карась, горестно вздохнув, обещал себе, что следующий рейд обязательно станет последним. Но, даже на самой последней исповеди, сталкер бы не признался, что тянет его в Зону вовсе не прикормленное место, не жажда обогащения, а нечто большее, похожее на зов души.

Как у искусного рыбака, так и у расчётливого сталкера имеются в Зоне заветные места, схроны, закладки, тайники, любимые тропки. По меткам, оставленным в предыдущие рейды, идёт сталкер, замечая изменения, произошедшие за время его отсутствия. Идёт в те места, где по его подсчётам опасность нападения сведена к минимуму, а вероятность того, что в руки попадутся редкостные артефакты — максимальна.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru