Пользовательский поиск

Книга БАЙКИ ИЗ БАРА «100 РЕНТГЕН». Содержание - 20. Выброс.

Кол-во голосов: 0

20. Выброс.

— Бойцы! Слушайте меня внимательно! Перед нами стоит нелёгкая задача. Мы отправляемся в Припять, город, покинутый жителями. Но, в настоящее время он не безлюден. По сведениям нашей разведки, городок освоили сталкеры, нарушившие Закон о Зоне отчуждения. Они вооружены огнестрельным оружием, как нарезным, так и гладкоствольным, что является нарушением Уголовного Кодекса. Мы пытались вступить с ними в переговоры, но сталкеры, попавшие, по нашему мнению, под власть контролёров, не соглашаются добровольно сдать оружие и покинуть Припять. Разведчикам удалось узнать, что в городе, помимо людей, находится множество мутантов: снорки, контролёры, изломы. Все они подлежат уничтожению. Нам предстоит зачищать не только улицы и переулки, а также дома, чердаки, подвалы. Город надо взять сегодня, до наступления нового дня. Остается неизвестным, что нас там может поджидать. У кого есть вопросы?

— А нельзя ли провести предварительную артподготовку, перед тем как войска вводить в городок? — раздался в рядах робкий голос тщедушного солдата.

Генерал задумчиво почесал коротко стриженный затылок и немного помолчав, ответил:

— Мы думали над этим вопросом. Но снести город с лица земли нам никто не давал права, иначе все военные действия ограничились бы ковровой бомбардировкой с воздуха. Перед нами стоит задача не только разоружить сталкеров, но и выяснить, что они защищают и почему.

— Так что, мы стрелять совсем не будем? — голос солдатика задрожал.

— Только в экстренном случае, при визуальном обнаружении мутирующих существ. Стрелять на поражение, пленных не брать!

Пока командиры подразделений распределяли между бойцами инструкции, в другом месте шёл другой инструктаж.

— Слушай сюда, пацаны! Сталкеры сбежались в огромную толпу и залегли в Припяти. Ходивший к ним под видом сталкера Мутный сказал, что улицы завалены артефактами, подвалы ломятся от хабара, а корешкам западло с нами поделится. Мы с братвой посовещались и решили, что сами возьмём то, что нам по закону положено. А всех, кто нам будет сопротивляться — к ногтю. Без сожаления. Самые отчаянные пацаны, при дележе хабара, получат долю тех, кто будет отсиживаться за спинами товарищей. Понятно я излагаю?! Если да, то на штурм! Город должен стать нашим до полуночи!

Сталкеры Припяти, распределённые по блокпостам, тревожно ожидали наступления вечера. Эта ночь должна стать решающей в противостоянии между ними и остальным миром.

— Может надо отправить к военным парламентёров. Попытаться объяснить…

— А мы не отправляли?! Где Стрелок? Где Шрам? Их отсутствию есть только одно предположение: они либо мертвы, либо сидят в тюрьме.

— Но почему? Что плохого мы сделали?!

— Не знаю как для остальных, но для военных — ты преступник, незаконно проникнувший в Зону отчуждения, даже если в твоих руках нет оружия.

— Но я никому ничего не сделал плохо. А то, что я здесь, то это тоже можно объяснить…

— Только после того, как мы отобьём атаку. Всем внимание — они идут!

Дикие крики нарушили вечернюю тишину. Отморозки всей Зоны, собранные в одну, анархично настроенную армию бросились в атаку, пытаясь преодолеть немногочисленный, но стойкий заслон. С другой стороны на город наступали отряды военных. Грохот автоматического оружия, гулкие выстрелы обрезов, охотничьих ружей сотрясали воздух. Крики раненых раздавались с обеих сторон. Сталкеры отчаянно сопротивлялись, военные и мародёры яростно атаковали.

Первыми на улицы города ворвались военные. Помня приказ генерала, они стреляли по всему живому, не жалея патронов. К звукам выстрелов добавились взрывы гранат и рёв мутантов. Стада плоти выбегали из подворотен, стремясь покинуть пределы города. Из пустынных окон выскакивали снорки, из подъездов неспешными шагами двигались зомби. С первого взгляда казалось, что нет им числа, что полчища их неистощимы. Чем меньше времени оставалось до полуночи, тем яростнее становилась битва. Люди падали вперемешку с животными, заливая кровью землю маленького городка.

На одной из улиц военные увидели лежащего солдата и склонившегося над ним сталкера. Последний, измазанный чужой и собственной кровью, пытался спасти тщедушного солдатика, перевязывая ему рану. Бритоголовый генерал, вынув пистолет, надменным голосом спросил сталкера:

— Ну что, доигрались в «Чистое небо»? Сколько жизней погубили…

— Генерал, генерал, — с сожалением произнёс сталкер, пытаясь выпрямиться во весь рост. — Мы говорили с Вами на эту тему, и всё равно, Вы меня не послушались. Умоляю Вас, остановитесь, пока не поздно, остановите своих бойцов, пока не свершилось непоправимое.

— Вот, вот, — самодовольн6о ухмыльнулся генерал, — пока не свершилось. И не свершится, уверяю вас. Недолго ждать осталось. Мои бойцы у здания горсовета, а всей расплодившейся здесь нечисти скоро совсем не останется. Из-за вас, Зона до сих пор полна мутантов и чудовищ.

— Вы не понимаете, что вы делаете. Сюда надо приходить не с войной, а с миром, тогда Зона переродится. Но для этого надо остановить войну, приказать бойцам оставить занятые позиции…

— Что-о?! — раненым кабаном зарычал генерал. — Чтобы я собственными руками помог мутантам возродиться?! Да я тебя…

Не в силах сдержаться генерал выстрелил. Умирая, сталкер сожалел лишь о том, что не смог объяснить генералу, ЧТО сталкеры здесь защищали. В это время волна голубого света затопила окрестности города. Перемешавшись с агрессией, злостью и болью, пропитавших город до основания, волна понеслась по всему миру, рождая сонмы чудовищ, готовых сожрать, истребить всё человечество.

21.

По асфальтированной дороге, разбитой колёсами тяжелой техники, оживлённой выросшей в разломах травой, шли два товарища. Лица людей, прикрытые фильтрационными масками, казались одинаковыми. Схожесть также наблюдалась в одежде, снаряжении, походке. На первый взгляд казалось, что по асфальтированной дороге движутся однояйцовые братья-близнецы. Не отвлекаясь на пустые разговоры, люди сосредоточенно двигались к ближайшему селению, надеясь в нём пережить очередной выброс. Местность, окружавшая сталкеров, не располагала к спокойному созерцанию. Деревья, кусты, трава, если не присматриваться к ним внимательно, казались точно такими же, как и за периметром. Разница находилась в сердцевине растительного мира, содержащего ядовитую дозу радиации. Но в густой траве могли прятаться снорки, а высокий кустарник мог служить местом засады контролёру.

— Осторожней Рекс, справа небольшая плешь! — предупредил, шедший вторым сталкер Хомут. — Сколько времени до выброса?

— Вижу! — коротко бросил Рекс, принюхиваясь к воздуху. — Мне кажется, что после выброса разразится гроза. Выброс, если верить календарю, произойдёт через пятнадцать минут. Сыростью тянет.

— Тебе постоянно чем-то тянет. Дождей и без твоих предсказаний хватает. Лучше посмотри налево.

Рекс не сбавляя хода, бросил взгляд в левую сторону. Ничего привлекающего внимания он не увидел. Явных признаков приближающейся опасности тоже. В метрах ста от дороги, маскируемый зеленеющим кустарником, висел огромный, полупрозрачный шар.

— Как ты думаешь, что это может быть? — поинтересовался Хомут, прикладывая к глазам бинокль. Рекс молча пожал плечами.

— «Что это может быть? Странный вопрос. Здесь, в Зоне, может быть всё, что угодно. Словно Хомут этого не знает. Какая-нибудь очередная аномалия» — думал Рекс, пытаясь разгадать значение шара.

— Может, эта «вещь» принадлежит военным? Они её ищут? — предположил Хомут, застопорив ход. — Вернём, получим вознаграждение.

— Тебе мало того, что лежит в твоём рюкзаке? Да за такую вещь, как яйцо снорка, любой учёный тебе кучу денег отвалит. Не забывай, что у нас очень мало времени.

— Где этого учёного отыскать, — уныло протянул сталкер, опуская бинокль. — Они, вроде, как ждут тебя. Иди, мол, товарищ, у нас деньги лишние, хотим тебе отдать.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru