Пользовательский поиск

Книга БАЙКИ ИЗ БАРА «100 РЕНТГЕН». Содержание - 17. Улыбка Ангела.

Кол-во голосов: 0

— А чё рассказывать. Идём мы с Горелым, никого не трогаем, только волыны наготове держим. Вдруг на нас стая слепых собак несётся. Горелый труханул, за меня схватился. А я чё, волыну выхватил, только стрелять не стал, ведь их не перестреляешь. Прыгнул на близ растущее дерево, стал по ветвям наверх карабкаться. А Горелый, су… э-э… ск… э-э… совсем совесть потерял, за мной лезет. Я кричу ему, чтобы искал дерево другое, что это нас не выдержит, а он не слышит, падла. Лез, лез, сам упал и меня свалил.

— Ну а собаки, что? — спросил не проронивший до сих пор ни слова собеседник. — Что, что… — недвольно пробурчал Горелый. — Разорвали они нас, нафиг.

— Теперь понятно, как такие крутые парни как вы попали сюда, — протянул молчавший собеседник, апостол Пётр, раздвигая облако и поглядывая на чернеющую внизу землю.

17. Улыбка Ангела.

Друзья мои, приветствую вас! Возвращаясь домой я хотел познакомить вас с историей о сталкере Фишере и артефакте «золотая рыбка», как меня посетила муза и посоветовала рассказать байку о сталкере Саше по кличке «Капот». А как известно, чего хочет женщина, того хочет Бог. Рассказываю историю о Саше. Кличка Капот к нему приклеилась из-за его фигуры, плоско и немного сутулой, напоминающей полусогнутый лист. Характера он был незлобивого, водочку попивал, после удачного возвращения, когда сброшен рюкзак, выброшена одежда, наполненная радиационным воздухом. Несмотря на старания, не хватало Капоту капельки везения. Очевидно при зачатии упустили родители Капота эту самую капельку не в нужное место. Но жена его, терпеливая и смиренная женщина не выражала возмущения, когда Капот приходил с одним-двумя недорогими артефактами и совсем уже молчала, когда он возвращался совсем пустой. Провожая же, шептала: «Только вернись, ты у меня единственный!» Тёплые слова и кошке приятны, а уж человеку и подавно. Не шёл Капот, летел.

Да так летел, что не заметил новой аномалии, безобидной, но коварной. Словно удар тока пронзил голову Капота. Упал он на землю, начал кататься, стараясь вырваться из цепких лап аномалии. Иногда ему казалось, что вырвался он, спасся, но новый приступ головной боли доказывал обратное. Так продолжалось до тех пор, пока сталкер не обессилел и не потерял сознание. Сколько длилось его беспамятство, сказать трудно. Но жив остался бедолага, пожалела Зона невинную душу. Пребывая в бессознательном состоянии Капот вдруг увидел, как с небес спускается ангел, создание ослепительной красоты. Приблизившись к Саше, ангел взмахнул рукой, проявляя аномалию, похожую на огромную паучью сеть.

— Видишь, что ты наделал. — Улыбнулся ангел Саше, указывая на паучьи нити, мёртвой хваткой держащие Капота. От улыбки неземного существа стало в душе сталкера легко и радостно, словно он окунулся в Море Блаженства. Ангел продолжал: «Я постараюсь сейчас тебя освободить, только ты не шевелись, чтобы я тебя не поранил». Из белоснежных одежд ангел вынул сверкающий меч. Испугался Капот, показалось ему, что смерть к нему пришла в обличии ангела. Взмахнул ангел мечом, пытаясь рассечь паутину, но дёрнулся сталкер и был рассечён на две половины. Одна половина тотчас же исчезла, а вторая приняла прежний вид.

— Не шевелись, — строго приказал ангел, перестав улыбаться.

Не послушался Капот, вновь дёрнулся, попав под меч. Ангел, не останавливаясь, принялся неистово махать мечом, попадая то по сталкеру, то по паутине. Когда последняя нить была отсечена, исчез ангел, а к сталкеру вернулось сознание. Посмотрел он на себя, ища раны. Но оказалось, что сталкер целёхонек, словно не было страшного сна. А в двух шагах под кустом, увидел он артефакт, красивый и белоснежный, как улыбка ангела.

— Так и назову, — решил Капот, — никто до меня ничего подобного не находил. Нагнулся он поднять, но чья-то рука, более проворная и беспредельно наглая схватила артефакт первой. Капот поднял голову и… обомлел. Перед ним стояла его точная копия.

— Ты кто? — спросила копия, пряча «Улыбку ангела» в рюкзак.

— Я, Саша, — представился оробевший сталкер.

— Это я — Саша, а ты наверно мираж.

— Сам ты мираж, — возмутился Капот, — сейчас как дам по кумполу, сразу поймёшь, что миражи не дерутся.

— Ладно, ладно, — сменил тон Саша-копия. — Раз нас двое, что делать будем с артефактом? Он у нас один.

— Идём, продадим Сахарову, деньги поделим пополам, — предложил Капот-первый, до конца не осознав, с кем он разговаривает.

— Хорошо, — удивительно быстро согласилась копия.

— А ты где живешь?

— В Киеве, 3-я улица Строителей, дом 25, квартира 12.

— Да это же мой адрес, я там живу! — Значит ты к моей жене ходишь?! — возмутился Капот-копия, сжимая кулаки.

— Ты что, идиот? Не понимаешь что-ли, что аномалия нас клонировала. Я это ты, а ты — это я.

— Не верю, — насупилась копия. — Если это так, то скажи, сколько сантиметров моё достоинство?

— Когда-то было 15, сейчас не больше 9.

— Верно, — нахмурился Капот-копия.

— А что из еды я терпеть не могу?

— Варёную в «мундирах» картошку, мне её жена всегда по возвращению даёт.

— Как же мы жить дальше будем? Паспорт один на двоих, прописка, жена, дети. Тут есть над чем подумать.

— Да что там думать, будем жить одной семьей, зарабатывать вместе, в Зону ходить вдвоём. А жене скажем, что мы братья близнецы.

— И спать с ней по очереди будем, всё равно ведь не поймёт. Потом паспорт ещё один сделаем на всякий случай.

— Лучше два,- раздался голос из кустов. Сталкеры замерли. Они не ожидали, что их диалог может кто-то подслушивать. Раздвигая густые ветви на место спора вышел… Капот.

— Я слышал ваш разговор от начала до конца, только не осмеливался вас прервать. Я тоже Саша-Капот, я тоже хочу домой, к жене и детям. Троица смущенно переглянулась. Делить любимую женщину на двоих, куда ни шло, но на троих! Это же групповуха!!!

— Что ж, — произнёс Капот-первый, — там где два, там и третий. Давайте поспешим, потому что, по моему мнению, меня не было дома гораздо дольше обычного. Как бы моя жена не подняла панику.

— Наша жена, — подняв указательный палец, уточнил Капот-третий.

— Наша, наша, — согласно кивнули двое. При виде знакомой двери троицу охватило радостное волнение.

— Говорить буду я, — пресекая споры произнёс Капот-третий, решительно вдавливая кнопку звонка, — Вы же, чтобы её не смущать подождите этажом ниже. Когда я ёй всё обьясню, позову вас. Дверь медленно открылась. Увидев Капота, женщина вскрикнула.

— Прости дорогая, — не давая ей опомниться заговорил Саша, входя в прихожую. — Я встретил по дороге своих братьев — близнецов, поэтому задержался.

— Этого не может быть, — сквозь рыдания произнесла произнесла женщина.

— Почему не может?! — удивлённо-возмущённо произнёс сталкер. — Они пришли со мной, стоят внизу.

— Этого не может быть, — женщина зарыдала ещё больше. Капот не мог понять её безудержных слёз.

— Как не может? Может!

— Не может! Если ты мой муж, то кто тогда это?! — исступленно произнесла женщина, открывая дверь на кухню, где за кухонным столом сидели три Капота и молча жевали картошку, сваренную в «мундирах».

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru